По страницам истории. «Золотой плот» Николая Успенского

Хакасское республиканское отделение продолжает проект «По страницам истории». Цель проекта – популяризация экспедиционной деятельности, знакомство разных групп населения с известными историческими деятелями, внесшими большой вклад в развитие республики.

В рамках проектах в 2016 году состоялась первая экспедиция, при участии членов Русского географического общества, сотрудников заповедника «Хакасский», а также жителей Таштыпского района (Республика Хакасия), по маршруту «Духовными тропами Ивана Штыгашева». Иван Матвеевич Штыгашев – писатель и священнослужитель, миссионер и просветитель, сделавшей целью развитие культуры и образования Хакасии.

Во второй части проекта мы расскажем о Николае Николаевиче Успенском, управляющем Семиозерской таможней. В уголке истории Хакасской таможни много лет существует экспозиция, посвященная этому человеку. Основой экспозиции являются документы, письма, статьи, которые были переданы таможне Центральным музеем таможенной службы, Виталием Александровичем Балагуровым, известным в городе Саяногорске журналистом, краеведом, который, начиная с 60-х годов, энергично занимался поиском не только документов, но и живых свидетелей событий тех далеких дней. Кроме того, имеются документы, предоставленные дочерью Николая Николаевича Успенского Тамарой Николаевной Фазлетдиновой-Успенской, среди которых оригинал фотографии отца.

1.jpg

Н.Н. Успенский
Н.Н. Успенский

Многие документы, копии которых хранятся в Хакасской таможне, уникальны. Некоторые из них имеют гриф «секретно». Именно таким документом является Анкетный лист, заполненный Успенским собственноручно 3 ноября 1924 года. Из этой анкеты известно, что родился Николай Николаевич в 1898 году в селе Михайловка Костромской губернии. В графе о сословии Успенский пишет: «сын личного гражданина (отец умер в январе 1916 г.)». Год смерти отца, указанный Успенским, не совпадает с годом, указанным в воспоминаниях сестры Николая Николаевича Нины Николаевны. Вот что она вспоминала: «Отца я плохо помню, но знаю, что он работал в гор. Кинешме на бывшем пивном складе Ермолаева и все время болел, в 1915 г. скончался, как значится в его паспорте, от застарелой чахотки». Воспоминания Нины Николаевны также хранятся в уголке истории таможни.

1-1.jpg

Н.Н. Успенский
Н.Н. Успенский

Из сведений Анкетного листа, воспоминаний сестры вырисовывается биография Успенского до 1928 года. В 15 лет, чтобы помочь матери прокормить семью, Николай пошел на заработки. Был водоливом на баржах, матросом-кочегаром. К этому времени он уже успел окончить начальную школу, 2 класса духовной семинарии. Окончил 6 классов гимназии, но вынужден был оставить гимназию, как следует из Анкетного листа «за неимением средств».

В декабре 1918 года пошел добровольцем в Красную Армию. Воевал на Южном фронте. В 1919 году вступил в Коммунистическую партию большевиков Украины.

С ноября 1922 года был назначен управляющим Збрижским и Шидловецким таможенными постами (на Украине), боролся с контрабандистами на Волыни. Работал в Кривинской и Одесской таможнях. Исполнял обязанности контролера.

В таможне имеется копия заявления от 13 октября 1928 года, в котором Успенский просит предоставить службу в одной из таможен. Теперь мы знаем, что ответом на это заявление стало назначение Успенского в декабре 1928 года экспертом-товароведом с окладом 125 рублей на Семиозерский таможенный пост Усинской таможни. Копия документа, в котором эта должность ему предлагается, а также копия подтверждения прибытия Успенского 1 декабря 1928 года также хранятся в уголке истории таможни. Известно, что позднее Николай Николаевич Успенский был назначен заведующим Семиозерским таможенным постом. Дата назначения на эту должность не известна.

2.jpg

Заявление Н.Н. Успенского
Заявление Н.Н. Успенского

До недавнего времени нельзя было точно сказать, и когда Успенский был назначен на другую должность – управляющего Семиозерской таможней. Но в ноябре 2008 года Ириной Емельяновой, в тот период редактором журнала «Про ДЕЛО», в таможню переданы копии документов из Государственного архива Красноярского края, среди которых письмо управляющего Усинской таможней Графутко. Оно датировано 12 ноября 1929 года и содержит предложения по реорганизации таможенных учреждений Усинского района. Из этого письма следует, что Успенский рекомендован на должность управляющего вновь создаваемой 1 января 1930 года Семиозерской таможни.

В 20-30 годах обстановка на границе с Тувой, а именно там и находилась Семиозерская таможня, была почти фронтовая. Многочисленные банды терроризировали местное население. Нередко завязывались настоящие бои пограничников с бандитами.

Именно в это время Н.Н. Успенскому было поручено доставить с Большого Порога (на реке Енисей) в Минусинск груз особой ценности – 148 килограммов золота.

Журналистом Виталием Александровичем Балагуровым переданы таможне копии двух писем полковника Петра Мефодьевича Дзензуры, являвшемся в 1930 году начальником 1-й пограничной заставы в Саянах. В одном из писем он пишет следующее: «Теперь я вспоминаю обстановку в те 30-е годы. Я думаю, что Николая Николаевича Успенского не зря из Тувы на плоту командировали сопровождать золото. Ведь это было все-таки рискованно доплыть благополучно до Минусинска».

В статье «Гибель «Золотого плота», опубликованной 18 июля 1998 года в газете «Огни Саян», Балагуров пишет о том, что крупные банды Мишина и Олиня точно знали пути и сроки передвижения грузов, прекрасно ориентировались в тайге и горах. Банда бывшего штабс-капитана Мишина (из села Ермаки) готовила засаду. Бандиты собирались захватить золото и бежать с ним в Манчжурию. Они уже заранее торговались с иностранной разведкой о цене документов дипломатической службы из Тувы. Пограничники это знали, поэтому путь по Усинскому тракту исключался. И тогда было принято решение сплавляться с золотом вниз по Енисею на плоту.

Уровень паводковых вод в начале лета 1930 года был  высок, как никогда. Плавание по реке, изобилующей порогами, водоворотами, подводными скалами, было невероятно опасным. К тому же никто из пограничников, да и сам Н.Н. Успенский, ни разу до этого не сплавлялись по Енисею.

И тем не менее четверо пограничников под руководством Н.Н. Успенского в спешном порядке построили из сосновых бревен плот. Груз, укрытый брезентом, был надежно закреплен на середине плота.

Среди документов, хранящихся в уголке истории Хакасской таможни, есть копия письма Николая Николаевича Успенского, датированного 9 июня 1930 года. Возможно, это было последнее письмо, написанное Успенским.

1-3.jpg

Н.Н. Успенский
Н.Н. Успенский

Рискованное плавание началось на рассвете 12 июня. Балагуров так воспроизводит подробности трагического утра 14 июня: «Когда плот перестал слушаться рулевого шеста, и его с большой скоростью затянуло в левую протоку, впереди одна за другой встали роковые скалы. Главная из них крутила перед собой огромный водоворот. Подхватив плот, бурлящая вода, словно игрушку, понесла его по кругу, не выпуская из цепких объятий. Удар о скалу – первый круг плота в водовороте, второй удар – второй круг, третий, четвертый удары, и новые, новые круги... Бревна плота расползались на глазах. Четверо пограничников прыгали в воду, делая это в моменты приближения к плоской ладони скалы. На плоту теперь оставался один человек. Стараясь удержаться на ногах, он бросал тяжелые кожаные мешочки на скалу, к скале, а они скатывались с нее в жадную пучину водоворота. И вот в последний раз, развернув по кругу, гибнущий плот ударило о скалу. Нога человека провалилась между разошедшимися бревнами. Это был смертельный капкан. Плот встал «на попа» и накрыл страшной тяжестью отважного пограничника-чекиста».

Восстановить все подробности удалось благодаря тому, что в то воскресное утро гибель плота видела семья лесника-егеря, изба которого стояла в устье реки. Младший сын лесника рассказал обо всех деталях той катастрофы.

Минусинские чекисты осенью того же года успешно провели операцию по возвращению золота государству. В таможне есть копия письма Карпа Алексеевича Власова, адресованного Балагурову. Карп Алексеевич в 30-е годы участвовал в операции по розыску того самого золота. Вот что он писал: «… золото было обнаружено и поднято со дна реки жителями Джойского порога Куприенко и Горевым… Куприенко вскрыл ящик с золотом и несколько слитков припрятал, а остальное золото с приходом Горева развешали на контаре поровну и каждый спрятали в свои тайники. Вскоре узнали о находке золота сыновья Куприенко, и ночью часть золота у отца утащили и перепрятали… Надо сказать, операция эта была довольно интересная, продолжалась около двух недель и закончилась успешно».

Семье (жене и трехлетней дочери) Н.Н. Успенского была оказана помощь в переезде с пограничной заставы к родственникам в Украину.

Прошли десятилетия. До 1970 года не было известно, где Успенский похоронен. Из опросов свидетелей тех событий лета 1930 года В.А. Балагурову удалось узнать, что неопознанное тело было обнаружено и предано земле двумя жительницами поселка Летник, что на берегу Енисея. Несколько специфических особенностей, примет, которые припомнили местные жители, видевшие все собственными глазами,  позволили с огромной долей уверенности сделать вывод, что найдено место, где похоронен Н.Н. Успенский.

В 1973 году на его могиле был установлен мраморный памятник. На митинге присутствовала сестра Н.Н. Успенского – Нина Николаевна. Одна из улиц Саяногорска была названа именем ее брата. Об этом тогда много писали местные газеты.

Петр Мефодьевич Дзензура вспоминая о Николае Николаевиче Успенском, писал: «… его (Успенского) сослуживец Иванов (начальник таможенного поста на Усть-Уса) при мне обращался к нему по имени и отчеству, а после его гибели Иванов рассказывал, что жаль такого замечательного человека, каким был тов. Успенский».

В одном из документов, подписанном тогдашним начальником Главного таможенного управления Ламкиным Рудольфом Ивановичем (Сталем) мы читаем: «Поездка, при которой т. Успенский погиб, носила исключительно важный и неотложный характер… Тов. Успенский работал в таможенном аппарате с 1922 г. до смерти и был ревностным, энергичным и примерным работником».

Через 78 лет, в 2008 году, в городе снова заговорили об Успенском. В год 110-летия со дня рождения Николая Николаевича редакция журнала «Про Дело», офис которого находится на улице, названной в честь таможенника, организовала краеведческий форум «Крупицы памяти». Форум завершился открытием мемориальной доски на одном из домов на улице имени Н.Н. Успенского в Саяногорске.

В 2016 году Федеральной таможенной службой был проведен Международный киноконкурс «Верещагин». Второе место в номинации «Научно-популярный фильм» заняла работа должностных лиц Хакасской таможни «Гибель «золотого плота» о подвиге Николая Николаевича Успенского. В том, что фильм получился, – огромная заслуга известного хакасского писателя Владимира Борисовича Балашова, который в соавторстве с Виталием Александровичем Балагуровым написал исторический роман «Месть Егудэя». Одной из сюжетных линий произведения является история о гибели таможенника. Именно повествование Владимира Борисовича о событиях июня 1930 года стало основой фильма.

На могиле Николая Николаевича Успенского всегда лежат цветы. На протяжении многих лет ветераны таможенной службы, должностные лица Хакасской таможни ухаживают за ней, трепетно сохраняя память о легендарном таможеннике, трагически погибшем при исполнении служебного долга.

Во второй половине 2018 года Хакасской таможней и Хакасским отделением Русского географического общества планируется к организации экспедиция по следам «Золотого плота» в память о подвиге, совершенном Н.Н. Успенским. 

Автор статьи: Марина Фишер

Фото: из архива Хакасской таможни