Русский бог Океании

Н.Н. Миклухо-Маклай
Н.Н. Миклухо-Маклай

17 июля исполняется 170 лет со дня рождения великого русского этнографа, антрополога и путешественника, члена Императорского Русского географического общества (ИРГО) Николая Николаевича Миклухо-Маклая (1846–1888). В память об исследователе, заложившем основы отечественной антропологии и этнографии, этот день отмечается в России как День этнографа.

Все основные экспедиции ученого проходили под патронажем ИРГО, коллекции Миклухо-Маклая составляют сейчас ценнейшую часть архивов Общества, а одной из самых почетных наград РГО является Золотая медаль имени Н.Н.Миклухо-Маклая, вручаемая за исследования в области антропологии, этнографии, культурного наследия и некоторых других.

Предлагаем вашему вниманию семь знаменательных фактов о великом ученом, которому удалось поднять антропологию и этнографию на качественно новый уровень.

1. Высочайшее покровительство

Проект своей первой экспедиции в Океанию в 1869 году Н.Н.Миклухо-Маклай защищал на Совете ИРГО. При содействии секретаря Общества Ф.Р.Остен-Сакена и председателя отделения физической географии П.П.Семенова (в будущем – Тян-Шанского) экспедиция Миклухо-Маклая была  поддержана. Для экспедиции был определен строящийся в Санкт-Петербурге корвет «Витязь». 17 октября 1870 года готовый к отплытию «Витязь» посетил Председатель ИРГО Великий князь Константин Николаевич. Он долго разговаривал с Миклухо-Маклаем – преимущественно о морской части похода.

n.n._mikluho-maklay_s_ahmatom._malakkskiy_poluostrovyu_1875_god.jpg

Н.Н.Миклухо-Маклай с Ахматом. Малаккский полуостров, 1875. Фото из архива РГО
Н.Н.Миклухо-Маклай с Ахматом. Малаккский полуостров, 1875. Фото из архива РГО

2. Смерть не страшна

В общении с туземцами Океании европейцам нередко грозила смертельная опасность – чаще всего из-за элементарного недопонимания друг друга. Не был застрахован от этого и Н.Н.Миклухо-Маклай. Вот как он писал об этом в своих дневниках: «…Мужчины с оружием, с криком и с особенным воинственным рычанием сбегались и окружали меня; не раз потешались они, пуская стрелы так, что последние очень близко пролетали около моего лица и груди, приставляли свои тяжелые копья вокруг головы и шеи и даже подчас без церемоний совали острие копий мне в рот или разжимали ими зубы».

12.jpg

Рисунок Н.Н.Миклухо-Маклая
Рисунок Н.Н.Миклухо-Маклая

Однако путешественник не стал, подобно обычным европейским исследователям или колонизаторам, применять силу. Он поступил диаметрально противоположным образом: в окружении вооруженных туземцев попросту лег на циновку и заснул!  «Я припомнил все происшедшее, – писал в дневниках Миклухо-Маклай, – и подумал, что все это могло бы кончиться очень серьезно, и в то же время промелькнула мысль, что, может быть, это только начало, а конец еще впереди. Но если уж суждено быть убитым, то все равно, будет ли это стоя, сидя, удобно лежа на циновке или же во сне. Далее подумал, что если пришлось бы умирать, то сознание, что при этом 2, 3 или даже 6 диких также поплатились жизнью, было бы весьма небольшим удовольствием. Был снова доволен, что не взял с собою револьвер».

3. Останутся наши следы

За те годы, что ученый прожил на Новой Гвинее, он стал «крестным» множества детей местных жителей – аборигены не раз называли детей Маклаями в честь того, кого считали почти божеством. Есть на острове и более прочные воспоминания о Миклухо-Маклае – прежде всего это название Берега Маклая, которое исследователь дал побережью залива Астролябии на севере Новой Гвинеи по праву первого европейца, высадившегося на эту землю. До сих пор на одном из мысов залива сохранились надписи о принадлежности территории русскому ученому.

4.jpg

Деревня Горенду на Берегу Маклая. Рисунок Н.Н.Миклухо-Маклая. 1870 год
Деревня Горенду на Берегу Маклая. Рисунок Н.Н.Миклухо-Маклая. 1870 год

4. Водка – яд!

Спирт и его производные – неизвестные местным жителям – были верными помощниками Н.Н.Миклухо-Маклая, как и любого другого ученого тех времен. Запасы спирта требовались, например, для консервации зоологических коллекций. А добавив неcколько капель спирта в миску с водой, Маклай приобрел славу «божества, поджигающего воду», и, соответственно, громадное уважение туземцев. 

Но вот использовать спиртные напитки как горячительные ученый аборигенам не рекомендовал. Наоборот – горячо порицал практику спаивания туземцев, которую вели некоторые торговцы и промышленники.

5. Говоря по-астролябски

Коллеги-европейцы – например, моряки клипера «Изумруд», пришедшего за Миклухо-Маклаем в залив Астролябии на Новой Гвинее, – отмечали, что ученый в совершенстве знает язык туземцев. «Свободно и бегло говоря по-астролябски, Маклай немедленно отвечал на все их расспросы», – замечал один из офицеров «Изумруда». Сам же антрополог признавался, что местные языки дались ему нелегко, особенно поначалу. «Изучение первого папуасского диалекта, – пишет он в дневниках, – было сопряжено с большими трудностями, так как не было лица, которое могло бы служить переводчиком. Названия, которые я желал знать, я мог получить только или указывая на предмет, или с помощью жестов, которыми я подражал какому-нибудь действию. Но эти два метода были часто источниками недоразумений и ошибок».

19jjjj.jpg

Страница из дневников Н.Н. Миклухо-Маклая
Страница из дневников Н.Н. Миклухо-Маклая

6. Предотвратить угнетение

Одной из главных задач своей жизни Николай Николаевич Миклухо-Маклай видел защиту коренного населения Новой Гвинеи, и в частности Берега Маклая, поскольку во время своих путешествий он неоднократно становился свидетелем угнетения островитян европейцами. Исследователь отстаивал права папуасов всеми доступными ему средствами. Миклухо-Маклай вел активную переписку с высшими должностными лицами Российской империи, Великобритании, Германии и других стран для предотвращения захвата европейцами изучаемых им территорий и притеснения папуасов.

7. Полноцветное наследие

Архив экспедиционных рисунков Миклухо-Маклая насчитывает около 700 листов. Это рисунки, тщательно фиксирующие типические черты и типичных представителей аборигенов Океании, коренного населения Южной Америки и Австралии, а также флоры и фауны этих районов. Работать над зарисовками приходилось в достаточно сложных условиях. Помимо внешних трудностей (тропический дождь, палящее солнце, большое количество насекомых), недостатка бумаги и проблем со здоровьем, немалое препятствие доставляло недоверчивое отношение к рисованию у папуасов. Миклухо-Маклай писал: «Хотел сделать портрет Налая, но он и другие около него стоявшие туземцы заявили, что если я это сделаю, он скоро умрет»; «К сожалению, мне не удалось сделать ни одного портрета. Туземцы не сидели смирно и немедленно убегали, как только замечали, что я обращал на них внимание».

dsc-8891.jpg

Выставка рисунков Н.Н.Миклухо-Маклая проходит на Чистопрудном бульваре Москвы. Фото: Николай Разуваев
Выставка рисунков Н.Н.Миклухо-Маклая проходит на Чистопрудном бульваре Москвы. Фото: Николай Разуваев

С 4 июля по 2 августа на Чистопрудном бульваре открыта выставка рисунков Миклухо-Маклая в сопровождении дневниковых записей ученого.

Оригиналы рисунков, дневников, тетрадей Н.Н.Миклухо-Маклая можно каждую среду увидеть на выставке в Исторической Штаб-квартире Общества в Санкт-Петербурге. Экспозиция работает до конца года.

«Славянский кремль» в Подольском районе Московской области 17 июля примет этнографический и краеведческий фестиваль «Этнограунд», приуроченный к 170-летию Миклухо-Маклая.

В Летнем кинотеатре-лектории на ВДНХ 17 июля состоится День Миклухо-Маклая. Мероприятие организовано РГО совместно с Институтом этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая РАН

В Окуловке Новгородской области, неподалеку от родины ученого, 16 и 17 июля пройдут 30-е, юбилейные Маклаевские чтения.

 

Выставка рисунков Н.Н.Миклухо-Маклая проходила на Чистопрудном бульваре Москвы. Фото: Николай Разуваев