Сергей Шойгу: Северный морской путь может стать «шёлковым путем XXI века»

Фото: Ярослав Никитин
Фото: Ярослав Никитин

В преддверии Второго международного форума «Арктика – территория диалога», который организует Русское географическое общество 21-24 сентября в Архангельске, Президент Общества Сергей Кужегетович Шойгу рассказал о роли Арктики для России, национальной политике и перспективах международного сотрудничества.

От лица Русского географического общества и телеканала «Моя планета» вопросы задаёт Анастасия Чернобровина.

- Сергей Кужугетович, насколько известно, первые наиболее значимые экспедиции Русского географического общества были, в основном, арктическими, почему этому региону с первых дней основания Общества уделялось столько внимания?

- Я бы не стал привязывать интерес к Арктике к основанию Русского географического общества, а заглянул немного глубже. Освоение Арктики началось еще со времён Петра Великого, по указу которого была организована Великая северная экспедиция. Было понимание того, что территории, которые находятся за полярным кругом, несут, с одной стороны, много разного рода угроз и опасностей, но, что гораздо важнее, они невероятно перспективны. Через Арктику проходят кратчайшие морские пути из Европы в Азию. Кроме того, это приращение территории страны, которое во многом стало возможным благодаря экспедициям Русского географического общества. Ведь вы знаете, что впереди всегда шли очень любознательные, дерзкие и отважные люди. Путешественники, многие из которых, кстати сказать, были членами Русского географического общества. За 166 лет Русское географическое общество организовало и провело более 100 экспедиций, и наша задача сегодня продолжать эту традицию и приносить пользу государству российскому через изучение Арктики.

- Русское географическое общество уже второй год проводит международный арктический форум. Как вы оцениваете итоги прошлого года, и какие задачи сейчас будут поставлены?

- На прошлом арктическом форуме собрались делегации практически всех стран, представляющих арктический регион. Более того, они были представлены, в том числе, и главами государств. Форум стал площадкой для обмена мнениями и для определения трансграничного наднационального вектора развития жизни в Арктике. Таковым, безусловно, является проведение научных исследований, поддержка малочисленных народов севера, развитие транспорта. Если говорить о нашей стране, обладающей, кстати, самой большой арктической территорией, для нас очень важно, и на Форуме мы обратим на это особое внимание, возродить нашу полярную авиацию - легендарную, заслуженную, которая была одной из самых мощных составляющих советской авиации. Именно там родились первые Герои Советского Союза. Все без исключения арктические страны заинтересованы в развитии Северного морского пути. Ведь, как показывает жизнь, если начнется активное освоение углеводородов в Арктике, эта транспортная магистраль будет крайне востребована и станет, пожалуй, таким «шёлковым путем XXI века».

- Как я предполагаю, на Форуме также будут детально обсуждаться вопросы безопасности этого региона. Какие-то решения уже предлагаются?

- Вопросы безопасности займут одно из ключевых мест на этом форуме, причем в самом широком смысле этого слова. Это и экологическая безопасность, и безопасность при разработке полезных ископаемых, и транспортная безопасность. Известно, что если прибрежные льды и дальше будут отступать с такой скоростью, у нас скоро может быть больше 100 или даже 150 суток навигационного периода. А навигация по Северному морскому пути, конечно, далеко небезопасное занятие - это проводка танкеров и большегрузного флота с совершенно разными грузами, и тут, конечно, необходимо обеспечение гидрографической, метеорологической и чрезвычайной службами. Все эти вопросы мы будем обсуждать на Форуме. Кроме того, мы собираемся презентовать решение России, утвержденное президентом и правительством, о создании 10 комплексных аварийно-спасательных центров в нашем секторе Арктики. Это центры «Тикси», «Хатанга», «Дудинка», «Певек» и другие, проще говоря, по всей трассе Северного морского пути. Там будут спасательные подразделения, метеообеспечение и поддержка пограничной службы. В дальнейшем на этих территориях должны появиться специалисты по охране природы заповедных зон, а также люди, которые будут вести проекты, утверждённые председателем Попечительского совета Русского географического общества Владимиром Владимировичем Путиным по очистке территории Арктики. Кстати, уже в этом году два судна, помимо завоза необходимых вещей на Землю Франца-Иосифа и остров Врангеля, должны забрать отходы, накопленные там за многие десятилетия.

- Вы сказали, что народам Севера нужна поддержка, как им сейчас реально можно помочь?

- Первое и главное - надо все-таки отойти от отношения к народам Севера как к некоему детскому саду, который живет в ограниченном пространстве, - туда только вовремя подвози продукты и следи за здоровьем. Это свой мир, своя культура, свой эпос и свой образ жизни. Наше производство не вписывается в гармонию северной природы и выглядит как вставные челюсти на теле таких местных поселений. Я много бывал на Севере, смотрел, как живут местные люди, и жил среди них. В частности, на Таймыре - среди долган и нганасан. Их осталось очень мало, и в своё время для сохранения наций искали разные способы. Предлагали всех собрать и поселить в дома, но они все равно уходили. Мы помним эти истории: дом построен и пустует, а во дворе стоит яранга или чум. Это один из многочисленных примеров. На самом деле всё, что требуется, - просто поддержать тот образ жизни, к которому они привыкли. При этом постараться максимально обеспечить медицинской помощью. Приведу маленький пример. В советское время все народы Сибири и Севера ежегодно проходили флюорографию, потому что был очень высокий уровень заболеваемостью туберкулёзом. Такая была забота о здоровье. Это всё надо восстанавливать.

Затем мы должны создавать систему связи в Арктике. Для нас с вами совершенно привычно позвонить в другую страну, на другую сторону земного шара. А попробуйте представить, что на Севере есть населённые пункты, где всего этого нет, внутри населённого пункта один человек не может позвонить другому. Единственная связь с миром или, как на Севере говорят, с «материком» для них осуществляется с помощью транзисторов, через которые можно послушать патриотические песни, передаваемые из Китайской народной республики, песни Элвиса Пресли с Аляски или концерт Ростроповича где-нибудь в Токио. Поэтому, когда ты едешь на Север к оленеводам, первое, что у тебя спрашивают – привёз ли ты батарейки.

Там, на Севере, должно быть всё то же, что здесь. Должна быть возможность через интернет проконсультироваться с врачом по поводу состояния сердца у ребёнка в деревне Волочанка на Таймыре, в Певеке или на Новосибирских островах.

Важно, чтобы это не было игрушечной, показушной заботой о малых народах. На Севере все должны жить, с одной стороны,  так, как они привыкли, а с другой, как это позволяет сегодняшний уровень развития цивилизации. Должно быть медицинское, информационное, транспортное обеспечение.

- Не будет ли мешать промышленное освоение этих регионов людям, живущим там?

- Я думаю, что это наоборот будет помогать, поддерживать людей. Например, если создать центры по приёму и переработке оленины и организовать грамотные транспортные схемы для распределения продукции, у людей появятся перспективы для дальнейшего развития и для передачи от поколения к поколению коренной профессии оленевода. Ведь лучше замши, чем из оленьей шкуры, никто не придумал. В общем, я думаю, главное, нам нужно не потерять то, что у нас уже есть, и, конечно, двигаться вперёд.

-То есть в целом будущее за Арктикой, как Вы думаете?

- Я в этом абсолютно уверен: за Арктикой, за Сибирью и Дальним Востоком. И нам посредством арктических форумов, международных и наших внутренних, а также с помощью Русского географического общества нужно больше рассказывать людям о Русском Севере, чтобы они захотели туда поехать, и при этом могли там найти рабочие места и всё, что нужно для жизни.

Фотографии: Ярослав Никитин