80 лет под водой

Подводные исследователи рядом с затонувшей "Бурей". Фото: Разведывательно-водолазная команда
Подводные исследователи рядом с затонувшей "Бурей". Фото: Разведывательно-водолазная команда

Подводные исследователи обнаружили места гибели кораблей "Буря" и "Фугас", подорвавшихся на минах во время набеговой операции Балтфлота в 1942 году. В августе исполнится 80 лет с того момента, как они затонули, унеся жизни 104 моряков. Кроме того, участники экспедиции "180 миль до Ленинграда. История Таллинского прорыва на современной морской карте" продолжили создание 3D-мемориалов судов, найденных в 2021 году.

Долгие семь лет

Впервые разобраться, где именно покоятся сторожевой корабль "Буря" и базовый тральщик "Фугас", Разведывательно-водолазная команда Константина Богданова попыталась в 2015 году. Примерно в том месте, где, по архивным данным суда, подорвались на минах, гидролокационная аппаратура показала покорёженную груду железа, глубокую яму и большой понтон. Одна из архивных справок содержала информацию, что после войны эти корабли рассматривались для судоподъёма. По крайней мере, такие планы были в отношении "Бури". Понтон и яма на экране гидролокатора наводили на мысль, что точка, где это произошло, установлена. Однако полученные изображения были неважного качества, а погода — не слишком благосклонна к подводным исследователям. Получить более подробную информацию в тот момент не удалось.

— Видимость тогда была почти нулевая, освещение тоже оставляло желать лучшего, — вспоминает руководитель экспедиции Константин Богданов. — И мы оставили вопрос открытым. Прошло несколько лет, прежде чем смогли вернуться в этот район снова. По мере анализа информации и документов мы ещё больше сомневались — никаких подтверждений тому, что корабли всё-таки подняли со дна, нам не встретилось.

01_dsc01576.jpg

Руководитель экспедиции Константин Богданов. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Руководитель экспедиции Константин Богданов. Фото: Разведывательно-водолазная команда

Сейчас исследователи оснащены гораздо лучше, кроме того, уже второй год продолжается сотрудничество с морской инженерной компанией "Фертоинг". Её техническое возможности позволяют более качественно сканировать дно Финского залива. В результате с помощью гидролокатора и многолучевого эхолота специалисты компании получили очень качественные изображения двух судов, разорванных пополам, одно — на глубине 30 метров, второе — почти 50 метров.

Мы познакомились с директором "Фертоинга" Артёмом Мельниковым довольно давно, — замечает Богданов. — Он рассказывал о работе своей компании, о тех исторических находках и мемориальной работе, которую ведёт компания в северных морях. А пару лет назад пригласил нас совершить погружение к знаменитому "Челюскину". Организационная и техническая мощь компании нас крайне впечатлила. В тот момент как раз зарождался проект экспедиции "Таллинский прорыв", и "Фертоинг" сразу предложил помощь. Такое сотрудничество заметно повысило результативность проекта прошлый год показал, что они действуют с потрясающей чёткостью и точностью, имея за плечами огромный опыт гидрографической работы. "Бурю" и "Фугас" удалось найти так быстро именно благодаря сотрудничеству с этой компанией.

После того как координаты кораблей стали известны, в дело вступили подводные исследователи Разведывательно-водолазной команды. Предстояло заснять найденные объекты, постараться обнаружить характерные особенности судов по их обломкам, внимательно изучить детали. Погода и в этом году не баловала — штормило, постоянно дул пронизывающий северный ветер. Приходилось выгадывать буквально по нескольку часов в два-три дня, чтобы спускаться под воду и проводить исследовательские работы, зачастую в условиях очень плохой видимости — дождь, ветер, течения поднимали муть со дна.

dsc00346.jpg

Сначала суда ищут с помощью чувствительной аппаратуры. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Сначала суда ищут с помощью чувствительной аппаратуры. Фото: Разведывательно-водолазная команда

Работа без прикрас

С идентификацией "Бури" участникам экспедиции повезло — название удалось обнаружить на корме, рядом было изображение герба СССР. "Фугас" опознавали по обводам корпуса и положению обломков относительно первого корабля. Корабли и лежат по-разному: фрагменты "Бури", погружаясь под воду, перевернулись кверху килем, скрыв всё, кроме килевой части и небольшой полосы палубы. Обе половины "Фугаса" открыты для исследований, но из-за погоды видимость была далеко не такой хорошей, как хотелось бы. Тем не менее без любопытных находок не обошлось.

На "Буре" сохранились лампочки, — делится Константин Богданов. — Когда стираешь с них ил, становятся видны вольфрамовые нити внутри они до сих пор целы. А неподалёку от кормы я нашёл расчёску обычную расчёску с резьбой… Между воткнутыми в грунт снарядами каски солдат. Эта картина так выразительна в своей трагичности, что навела меня на мысль сделать ряд художественных фотографий с профессиональным мощным светом, с подходящего ракурса и подготовить фотовыставку, посвящённую этим кораблям. Они самые крупные из боевых кораблей Балтийского флота, которые сегодня покоятся в российских водах, с ними погибло 104 человека, хотелось бы достойно почтить память этих людей.

"Буря" и "Фугас" погибли 24 августа 1942 года при набеге на позиции противника на Большом Тютерсе. Они должны были обстрелять береговые укрепления, а в случае появления вражеских кораблей вступить с ними в бой. Но в силу ряда обстоятельств выполнить боевую задачу не смогли — оба подорвались на минах с разницей буквально в два часа.

dsc00534.jpg

Подводные исследователи точно знают, что они ищут. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Подводные исследователи точно знают, что они ищут. Фото: Разведывательно-водолазная команда

Сбор данных, позволяющих с уверенностью идентифицировать суда, лишь одна из задач. Следующая, не менее важная, заключается в том, чтобы сделать сплошную съёмку объекта, на основе которой позже будет создана его 3D-модель. Эта работа требует серьёзного профессионализма, самоотдачи и выдержки. Какими бы трагичными ни были кадры, которые операторы видят в видоискатели своих камер, под водой нет места эмоциям. Глубокое осознание увиденного и переживания приходят уже после того, как водолазы поднимаются на поверхность, на глубине же они полностью сконцентрированы на своём деле.

— Оператор должен снимать так, чтобы все кадры перекрывали друг друга, не было "дырок" в отснятом материале, поясняет руководитель Разведывательно-водолазной команды. С ним идёт осветитель — я при погружениях обычно выполняю именно эту работу. Здесь надо грамотно держать свет, чётко следуя за оператором, и попутно следить, чтобы он не влетел в рыболовную сеть. У нас во время погружений было два эпизода, когда люди заходили под трал, потому что иначе определённый фрагмент корабля снять было невозможно. В этом случае осветитель, который попутно страхует своего напарника, должен либо эту сеть разрезать, либо помочь оператору из-под неё вылезти, что тоже не так просто с камерой в руках.

op8a8653.jpg

Подводная съёмка требует усилий и от оператора, и от осветителя. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Подводная съёмка требует усилий и от оператора, и от осветителя. Фото: Разведывательно-водолазная команда

Мало отснять материал, необходимо ещё воссоздать из него подробную 3D-модель судна и дать всем желающим возможность её увидеть. Специалисты "Фертоинга" работают над геоинформационной системой, куда наносят маяки, затонувшие суда и другие объекты. Вместе с ними Разведывательно-водолазная команда работает над созданием общедоступного ресурса, на котором можно будет увидеть точные координаты затонувших кораблей, посмотреть на их фотографии, "покрутить" объёмные изображения, чтобы представить, какими они были.

— Такого в России на данный момент не хватает, убеждён Богданов. Мы видели, как изучают своё подводное наследие в других странах — в Эстонии, в Финляндии. В этих странах есть карты, где собрана вся информация о затонувших судах. Почему бы и нам не сделать?

op8a8639.jpg

Важно заснять каждую деталь на обнаруженном судне. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Важно заснять каждую деталь на обнаруженном судне. Фото: Разведывательно-водолазная команда

С каждым годом исследователи обнаруживают под водой очередные находки. Только в ходе майского этапа экспедиции у них в работе было восемь объектов — пять идентифицированных в прошлом году и три новых. Один из прошлогодних кораблей преподнёс исследователям сюрприз: его приняли за "Аусму", погибшую в ходе Таллинского прорыва, а он оказался голландским пароходом De Ruyter, затонувшим в августе 1906 года с грузом овса и пиломатериалов на пути из Санкт-Петербурга в Роттердам.

—​​​​​​​ Сначала главным источником идентификации стал именной колокол судна, однако и он не гарантировал окончательный результат, — рассказывает руководитель экспедиции. — Финальную точку поставили, когда при создании фотограмметрической модели судна засняли на корме название, написанное накладными латунными буквами. Нам удалось не только идентифицировать судно, но и сделать предположение, что голландский капитан дал не совсем верные показания о причинах его гибели, чтобы получить страховку за груз.

Подробное изучение удивительной исторической находки впереди. А сейчас специалисты "Фертоинга" продолжают поиски участников Таллинского прорыва — корабли "Тобол" и "Вторая пятилетка".

dsc00611.jpg

Каждое погружение может подарить неожиданное открытие. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Каждое погружение может подарить неожиданное открытие. Фото: Разведывательно-водолазная команда

На суше и на море

Подводные исследователи готовятся к следующим этапам экспедиции. Своё уважение к погибшим они выражают работой, с каждым годом возвращая память о погребённых под водой судах. Даже 9 Мая исследователи отметили первым погружением к "Фугасу", а потом всей командой отправились к памятнику на острове Гогланд, на котором выбиты названия всех кораблей и судов, погибших во время Таллинского прорыва, ставших могилами для более чем 15 тысяч человек. Там игумен Иннокентий (Ольховой), один из членов Разведывательно-водолазной команды, отслужил панихиду по всем погибшим в море.

В августе же планируется мероприятие, приуроченное к годовщине гибели "Бури" и "Фугаса". На острове Гогланд, в самой крайней точке Российской Федерации в Финском заливе, где стыкуются границы трёх государств — России, Финляндии и Эстонии — пройдёт концерт "Голоса погибших кораблей". Группа "Ва-Банкъ" и другие популярные артисты будут исполнять песни о моряках и море, песни военных лет.

dsc01841.jpg

9 мая были сделаны первые съёмки "Фугаса". Фото: Разведывательно-водолазная команда
9 мая были сделаны первые съёмки "Фугаса". Фото: Разведывательно-водолазная команда

— Концерт должен состояться 24 августа в 80-летнюю годовщину гибели этих двух судов, уточняет Константин Богданов. Он пройдёт там, где ушли на дно тысячи людей, десятки кораблей. Мы хотим отдать дань уважения морякам и гражданским, встретившим свою смерть на Балтике во время Таллинского прорыва и позже, в ходе Великой Отечественной войны. В экипажах судов служили не только русские — в них входили люди самых разных национальностей, и мы хотим почтить их всех.

Я благодарен Русскому географическому обществу за поддержку — за то, что включили эту программу в план мероприятий РГО, что выделили нам грант. Искренне надеюсь, что нам окажут содействие и Западный военный округ, и Балтийский флот, поскольку без их помощи такое масштабное мероприятие не организовать. Пока мы планируем трансляцию концерта через интернет, но может быть, откликнется и какой-нибудь из телевизионных каналов — хотелось бы, чтобы как можно больше людей смогли его увидеть.

dsc00604.jpg

Впереди - новые этапы экспедиции. Фото: Разведывательно-водолазная команда
Впереди - новые этапы экспедиции. Фото: Разведывательно-водолазная команда

Если всё сложится удачно, 3D-модели "Бури" и "Фугаса", а также обнаруженных у острова Мощный кораблей, погибших во время Таллинского прорыва, будут готовы к мероприятию. Но загадывать пока рано, слишком от многих факторов это зависит. Установится ли погода, насколько хорошей будет видимость под водой, как много времени займёт обработка отснятого материала.

Сейчас команда получила грант РГО, надеются, что вновь поддержит их и Фонд президентских грантов. Впереди ещё по меньшей мере два этапа экспедиции — по 10–12 дней напряжённой работы. Осознание, что эта работа важна и нужна людям — не только родственникам погибших, не только историкам, увлечённым прошлым затонувших кораблей, но всем нам, — не даёт подводным исследователям останавливаться на полпути.

Ольга Ладыгина