Арктика. Ледокол. Девушка

Фото предоставлено Дианой Киджи
Фото предоставлено Дианой Киджи

Арктика — это постоянный холод, отсутствие минимального комфорта, продолжительные вахты. Говорят, женщинам там не место, да они и сами не сильно рвутся. Но исключения тоже бывают. Среди них — второй помощник капитана самого современного и мощного в мире атомного ледокола «50 лет Победы» Диана Киджи. Первая женщина-штурман ледокольного флота. Ей 26 лет, и в эти самые минуты она несёт вахту на капитанском мостике в очередном арктическом рейсе.

 Диана, как начался Ваш путь в Арктику?

—  В 2016 году я успешно закончила Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова в Санкт-Петербурге по специальности "Судовождение". Сразу после окончания мореходки стала третьим помощником капитана на ледоколе "Иван Крузенштерн". Это один из шести ледоколов, которые ежедневно очищают водные пути между Санкт-Петербургом и Балтийским морем. А два года назад перешла на работу в команду атомного ледокола "50 лет Победы" в должности второго помощника капитана. Сейчас параллельно с работой учусь в аспирантуре в родном университете.

 Диана, признайтесь, наверняка был негатив со стороны мужчин на первых порах? Шуточки там, намёки, что пора бы идти варить супы?

— Мои коллеги-мужчины меня совершенно не обижают и не подтрунивают. Я даже не задумываюсь об этом сейчас. Во время учёбы — на практиках — было сложнее. Там ещё требовалось доказывать своё право находиться и работать на борту. Сейчас этого нет. Есть уважение коллег, — уважение, которое никак не связано с тем, кто перед тобой: мужчина или женщина. Это уже профессиональные отношения, где меня оценивают как специалиста, как хорошо я выполняю свою работу.

6-mt-cl2uo.jpg

Начало работы в должности 3-го помощника капитана ледокола "Иван Крузенштерн". Фото предоставлено Дианой Киджи
Начало работы в должности 3-го помощника капитана ледокола "Иван Крузенштерн". Фото предоставлено Дианой Киджи

 А как вообще Вы дослужились уже до второго помощника капитана?

— "Как получилось" — неверный вопрос. Я твёрдо шла и продолжаю идти к своей цели. Начинала практики в рядовом составе: курсант, матрос. Потом — четвёртый, третий помощник. Сейчас вот уже второй. Нормальный последовательный рост, как и у всех. 

И кстати, именно на Арктический регион я не была нацелена, просто так получилось, что после выпуска из академии я пришла работать на ледоколы. Первые годы работала на дизель-электрическом ледоколе в Финском заливе. Ледовая работа затянула, захватила. После этого переход на атомный ледокол в просторы Арктики был уже вопросом времени.

 А сколько всего уже времени Вы провели в море?

— Если считать с первой практики, в море хожу с 2012 года. Если посчитать по рабочим документам, то перед выпуском из академии с избытком хватало плавценза на рабочий диплом вахтенного помощника (требовалось 12 месяцев, а было 18). В должности вахтенного помощника прошлой осенью ценза уже хватило на диплом старшего помощника (ещё 18 месяцев). Вот и считайте…

9iwfmn_jg9s.jpg

Фото предоставлено Дианой Киджи
Фото предоставлено Дианой Киджи

 Диана, а есть у Вас люди, на которых Вы равняетесь?

— Я равняюсь на старших коллег. Это в первую очередь капитан дизель-электрического ледокола "Иван Крузенштерн" Александр Ефимов, к которому я пришла после выпуска из академии в должность третьего помощника, и который учил меня азам ледокольной работы в Финском заливе. И затем Дмитрий Викторович Лобусов — капитан, если можно так сказать, старой ледовой школы, в экипаже которого мне повезло работать сегодня на борту ледокола "50 лет Победы". Вот это те люди, которые служат для меня примером — и в умении работать, и в любви к профессии, и в отношении к своему экипажу.

 Атомоход "50 лет Победы" ходит не только по Северному морскому пути, выполняя ледокольную проводку судов, но и доставляет туристов на Северный полюс. А что интереснее для Вас?

— На борту ледокола у меня уже есть опыт работы и в круизном рейсе с туристами по пути к Северному полюсу, когда ледокол приходит по территории национального парка «Русская Арктика», и в обеспечении научной экспедиции "Академика Фёдорова", и в зимних навигациях в Обской губе и Карском море. В каждом рейсе можно найти и свой интерес, и свою красоту. И свою сложность: с научным судном, например, нужно идти строго по проложенному профилю, притом на малых скоростях, пограничных с теми, когда судно уже не управляется.

nmobrhetaek.jpg

Фото предоставлено Дианой Киджи
Фото предоставлено Дианой Киджи

В круизных рейсах довольно непростым бывает маневрирование в проливах архипелага Земли Франца-Иосифа, зачастую забитых обломками айсбергов. Но всё-таки основная наша задача — обеспечение ледовых проводок судов. В основном это работа в зимне-весенний период в Обской губе: обеспечение движения по морскому каналу газовозов проекта "Ямал СПГ" и проводки грузовых судов, везущих грузы для строительства терминала "Сабетта-2" на другом берегу Обской губы.

Я люблю свою работу. Интереснее всего маневрирование, управление винтами ледокола, поиск оптимальной дороги во льдах. Но всё это — прерогатива старшего вахты, старшего помощника капитана. Вахтенный помощник же отвечает за навигацию: счисление пути судна, ведение исполнительной прокладки на навигационной карте и ведение судового журнала. Больше бумажная работа.

 Устаёте в таком темпе работать?

— Скажу так, что оторванность от семьи, от дома без связи по 4-5 месяцев, это для всех тяжело. Дом — любимое место на земле, где тебя всегда ждут. Тем не менее я люблю путешествовать, бывать в новых местах, странах.

 Меня всегда волновал вопрос, как не заснуть на вахте. Что Вы делаете, чтобы не уснуть: слушаете музыку погромче, кофе пьёте?

— При несении вахты требуется, как написано во всех возможных правилах и рекомендациях, "вести надлежащее визуальное и слуховое наблюдение", — так что музыка на вахте не к месту. Кофе — безусловно — и не одну чашку (даже кружку) за вахту. Ну а так, на ходу, особенно в сложном участке, внимание напрягается так, что точно не уснёшь. В дрейфе, конечно, с этим сложнее, но в целом на мосту всегда можно найти себе занятие по работе. Главное — не забывать при этом вести то самое "надлежащее наблюдение".

avtor_fotografii_-_vera_kostamo.jpg

Ледокол "50 Лет Победы". Фото: Вера Костамо
Ледокол "50 Лет Победы". Фото: Вера Костамо

 Как представитель нацпарка "Русская Арктика" интересуюсь у Вас: какое место в нём Вам нравится больше всего?

— Меня, конечно, впечатлила бухта Тихая, словно сошедшая со страниц романа Стивенсона, — деревянные дома, деревянная пристань, вещи в домах, оставшиеся с середины прошлого века. Романтика самого процесса высадки на лодках. Не на судовых шлюпках, — а то я уже вижу, как некоторые привередливые читатели сморщили нос, — а именно на моторных лодках. И ещё мне повезло участвовать в облёте мыса Тегетхоф на вертолёте: фрахтователь хотел поснимать красивые кадры для рекламных буклетов, и на борту было место для пассажира. Пожалуй, съёмка в полной мере удалась.

Это был самый красивый полёт в моей жизни.

 Что Вы делаете в свободное время? Читаете книги, смотрите фильмы про Арктику?

— Да, общение в интернете в Арктике затруднительно, поэтому много читаю. Сейчас, например, биографию полярного капитана Георгия Кононовича "Моя жизнь". Правда, сейчас у меня проходит финальная стадия учёбы в аспирантуре: итоговая аттестация и представление научного доклада по работе, — так что на чтение художественной литературы остается меньше времени, чем хотелось бы.

Фильмы про Арктику если смотрю, то только документальные. Художественные фильмы, например, "Ледокол", меня не впечатляют, потому что слишком много несоответствий в постановочных сценах бросается в глаза.

 Есть ли у Вас жизненный девиз?

— Девиз в жизни: "Делай что должно, и будь что будет".

xipbecbw6xq.jpg

Фото предоставлено Дианой Киджи
Фото предоставлено Дианой Киджи

Специально для наших читателей Диана Киджи сделала фотографию в новом рейсе.  

Диана Киджи: "Ледокольщик — это такой человек, который назад смотрит столько же времени, сколько и вперёд, потому что не только ищет дорогу, но и отвечает за тех, кто идёт следом. В морской сфере обычно не принято назад смотреть".

Марина Меньшикова, пресс-служба нацпарка "Русская Арктика"