Былины, старины, причитания: путешествие в "Исландию русского эпоса"

Музей-заповедник "Кижи". Фото: Сергей Цепек, участник фотоконкурса РГО "Самая красивая страна"

Земли Заонежья — исторической территории в северной части Онежского озера и Кижских шхер — главная точка притяжения фольклорно-этнографических исследователей Карелии. Именно здесь в XIX–XX веках сохраняла широкое распространение народная эпическая поэзия, исчезнувшая к тому времени в других частях России. Былины и старины о богатырях и волшебниках, сказки и обрядовые причитания — долгое время в местных деревнях оставался живым целый культурный пласт древнерусской песенной традиции.

Хранители былин, а точнее, те, кто поддерживал и продлевал им жизнь, рунопевцы, рапсоды и сказители малограмотные выходцы из крестьянских семей, обладавшие чувством слога и ритма. В Олонецкой губернии (так в XIX веке назывались территории Южной Карелии) складывались целые династии исполнителей, в поколениях передававшие семейное устное творчество. 

Заонежье вошло в культурную традицию как "Исландия русского эпоса" по аналогии с островом, отрезанным от континента, благодаря чему там долго сохранялся живой народный эпос. Знакомые с детства сюжетные мотивы об Илье Муромце и Соловье Разбойнике, купце Садко и киевских князьях живут и по сей день  в трудах и памяти этнографов, а также в тематических музеях. 

Проект "Путешествия с РГО" совместно с туроператором "СканТур" предлагают прикоснуться к наследию старой Руси и отправиться в путешествие по былинным мотивам в рамках гранд-тура "Вся Карелия". Разобраться в тонкостях фольклористики поможет наш материал.

Откуда в Карелии Илья Муромец?

Расцвет песенного творчества, основанного, в отличие от сказок и небылиц, на реальных фактах, пришёлся на времена Киевской Руси X–XII веков. Отсюда центральная фигура большинства сюжетных былинных линий киевский князь Владимир со свитой легендарных богатырей. Чуть позже, в XIV веке, средоточием русского эпоса стало Новгородское княжество, а затем и Московское государство. Постепенно искусство рапсодов народных сказителей, разошедшееся по всей стране, угасало, пока, как казалось, не исчезло совсем. Однако случилось интересное событие.

Молодой историк Павел Рыбников, сосланный в Петрозаводск в 1859 году, во время поездки случайно услышал от одного из сопровождавших его стариков необычные напевы о героических подвигах русских богатырей. Как оказалось, в Заонежье была целая плеяда старожилов-рунопевцев. Когда Рыбников записал их творчество, находка стала настоящей сенсацией в кругах читающей элиты Петербурга. До этого Олонецкая губерния была нанесена на этнографическую карту только как родина карело-финского эпоса "Калевала", изданного Элиасом Лённротом несколькими десятилетиями ранее.

alina_golubeva_onega-538716.jpg

Водные просторы Заонежья. Фото: Алина Голубева, участница фотоконкурса РГО "Самая красивая страна"

Следующие семь лет Павел Рыбников проводит в путешествиях по деревням Заонежья, Сегежского, Пудожского и Беломорского районов. Результатом становится четырёхтомник "Песен, собранных П.Н. Рыбниковым", куда вошли собранные им былины, старины и побывальщины. Сюжеты об именитых новгородских, московских и киевских богатырях вновь стали на слуху наравне с безымянными молодецкими песнями.

Но как в онежских селах сохранились древнерусские героические мотивы? И почему старожилы Русского Севера поют о раздольных широких степях, которых они никогда не видели, и прочих радостях просторной жизни на южных землях? Ответить на эти вопросы попытался историк, этнограф Александр Гильфердинг, первый председатель Этнографической комиссии Императорского Русского географического общества, который вслед за Рыбниковым направился по деревням Заонежья собирать русский фольклор. Он выделил две причины, которые способствовали этому культурному феномену: свобода и глушь. 

Крестьяне, не видевшие крепостного рабства, разделяли идеалы свободной силы, воспеваемой в былинах. В то же время удалённость от современной цивилизации помогла им сохранить жизнь этим старинным рапсодиям. "Таким образом, резюмировал Гильфердинг, здесь могли удержаться в полной силе стихии, составляющие необходимое условие для сохранения первобытной эпической поэзии: верность старине и вера в чудесное". 

Именно на этой искренней и несколько наивной вере в чудеса и держалась непростая жизнь на Русском Севере, переплетаясь с былинными фактами, которые воспринимались местными как нечто совершенно естественное. Истории богатырей, носивших палицы весом в 40 пудов (без малого 660 килограмм!) и единолично побеждавших целые вражеские войска, переживались как свои. "Былины слушали с такой же верою в действительность того, что в ней рассказывается, как если бы дело шло о событии вчерашнего дня, правда, необыкновенном и удивительном, но тем не менее вполне достоверном", вспоминал Гильфердинг. В пример историк приводил эмоционально яркие комментарии сказителей и слушателей, реагировавших на перипетии героев былин: "Эка брат беда пришла. Вишь, поганая змея, выдумала ещё хитрить!"

Старинные мнемотехники, или Как запомнить десяток былин

Поэтика былин и их уникальная музыкальность складываются из особых стилистических приёмов. Структура песен состоит из стихов, в которых нет рифм, а ритмичность строится из созвучий и равного количества ударных слогов в строке. Сами былины сложены по определённым эпическим формулам, которые облегчали запоминание большого количества текста сказителю. Владея этими лексическими схемами, рапсод мог с лёгкостью воспроизводить объёмные песни и импровизировать на ходу. 

denis_lukyanenko_osen_na_onege-560805.jpg

Онежская пастораль. Фото: Денис Лукьяненко, участник фотоконкурса РГО "Самая красивая страна"

Основа языковых формул устойчивые эпитеты (добрый конь, сыра земля, буйная головушка) и фразеологические повторы как отдельных слов (путь-дороженька, царь-царевич), так и целых эпизодов. Элементы складываются в так называемую метрику стиха, благодаря которой композиция становится законченной, а повествователь может правильно выстроить структуру своей песни. Здесь тоже есть свои законы. Былина состоит из трёх частей запева (или зачина), где сказитель обрисовывал в красках исторические декорации и давал общий настрой, повествовательной части, в которой разворачивалось основное действие, и исхода. Сюжетные линии героев также часто выстраивались по определённой схеме. Каждому характеру был присущ свой узнаваемый облик. А в центре повествования были близкие каждому мотивы спасения родной земли от захватчиков и темы семейного счастья.

Владея основным набором таких формул, сказитель мог воспроизводить до нескольких десятков эпических песен длиной в 300 строк. 

Династии олонецких рапсодов

Успех былины зачастую зависел не от удачной композиции или остроты сюжета, а от мастерства сказителя и даже его жизненного опыта. Эпические песни в устах исполнителя жили своей жизнью, раз за разом меняясь и совершенствуясь, обретая свои уникальные оттенки и детали. 

Эмоциональная вовлечённость и сопереживание героям, о которых рассказывал Гильфердинг, сказывались и в повествовании: рассказчик вкладывал в историю часть своей души, собственные мысли и чувства. Индивидуальность исполнителя накладывалась на то, что Гильфердинг назвал "отпечатком местности". В результате каждая героическая народная песнь становилась уникальным творением автора.

Самыми одарёнными сказителями, которые в свою очередь стали родоначальниками и продолжателями целых династий заонежских рапсодов, считаются Трофим Рябинин, Леонтий Богданов, Козьма Романов. Рябинин, кстати, стал настоящим символом русского фольклора: его пригласили на заседание Этнографической комиссии РГО, где он был удостоен Большой серебряной медали, а много позже в его честь была названа Международная научная конференция "Рябининские чтения". 

В коллекции Трофима Рябинина более трёх десятков текстов, а это около шести тысяч стихов. Среди сюжетов как известные вариации на тему Ильи Муромца и Соловья Разбойника, так и уникальные былины, сохранившиеся на Русском Севере, например "Вольга и Микула".

kizhi-409722.jpg

На былинной стороне. Фото: Александр Кильмет, участник фотоконкурса РГО "Самая красивая страна"

Интересно, что среди исполнителей старинных рапсодий было много женщин. В своём особом стилистическом единстве выдерживали песни Аксинья Фомина, Мария Котова, Настасья Попова, Домна Сурикова. В репертуаре сказительниц помимо героических текстов присутствуют романтические, сказочно-бытовые и философские мотивы. 

Былинные истории в XXI веке

Проехать по следам этнографов Рыбникова и Гильфердинга, побывать на родине многих сказителей, окунуться в мир старинного русского эпоса можно и сегодня. Многие деревни Заонежья, Пудожского, Олонецкого и Беломорского районов, сохранили своё былое очарование традиционных северных поселений. Однако услышать исполнителей эпических песен большое везение. Хранителями устного творчества в наши дни становятся исключительно исследователи, этнографы и собиратели фольклора. 

Начать знакомство с былинным искусством можно с музея-заповедника "Кижи": увидеть крестьянские постройки секторов "Русского Заонежья", погост, где похоронены сказители Трофим Рябинин, Василий Щеголёнок, Леонтий Богданов, посмотреть музейные экспозиции, посвящённые творчеству олонецких рапсодов, а также услышать истории русского эпоса. Кроме того, в Петрозаводске при поддержке Президентского фонда культурных инициатив работает фотовыставка "По следам Рыбникова и Гильфердинга", которая рассказывает о культурных памятниках Заонежья и его жителях.

"Путешествия с РГО" — это коллекция увлекательных авторских туров по России от российских туроператоров, которые прошли экспертную оценку специалистами Общества и получили отличительный знак качества "Рекомендовано РГО". 

Система добровольной сертификации маршрутов, разработанная совместно с Российским государственным университетом туризма и сервиса, означает, что маршрут соответствует всем требованиям по качеству и безопасности, а также является аутентичным, уникальным и познавательным продуктом.

На основе материалов Кирилла Черкашина, гида "СканТур"