Дело, достойное Петра Великого

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

На территории Дока Петра Великого в Кронштадте появится Центр подводной археологии, аналогов которому в мире ещё нет. В этом подводном музее, в частности, будут экспонироваться затонувшие корабли. Их планируют заводить в док под водой без контакта с воздухом. Каким станет Петровский док, в чём его уникальность и почему никто ещё не осмелился воплотить столь амбициозную идею в жизнь, рассказал Сергей Фокин, инициатор реновации Петровского дока, исполнительный директор Центра подводных исследований РГО и заместитель начальника Экспедиционного центра Министерства обороны РФ.

59f73f17ce1a.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Об особенностях Петровского дока

Этот объект сам по себе уникальный. Он был построен по чертежам Петра I. Причём на тот момент в таком масштабном доке необходимости не было: и кораблей-то таких больших ещё не строили. Но Пётр Великий изначально думал на перспективу, он допускал, что такие суда появятся и этот док обязательно потребуется. К сожалению, император так и не увидел своё детище – он умер за 27 лет до открытия дока. Строительство длилось больше тридцати лет и завершилось к 1752 году. После этого док проработал почти два с половиной века по своему прямому назначению.

peterthegreat.jpg

С.А. Кириллов, Пётр Великий. Фото: wikipedia.org
С.А. Кириллов, Пётр Великий. Фото: wikipedia.org

Док огромен. Его глубина достигает 10 метров. На его территории можно было ремонтировать до десяти кораблей одновременно. Док состоял из трёх основных частей: крестообразного канала, сливного оврага и сливного бассейна. Это уникальное детище инженерной мысли. В XVIII веке в европейских доках даже меньшего размера на осушку уходила неделя, а то и больше. Петровский док мог наполняться и осушаться за сутки за счёт того, что инженеры сделали откачку воды не так, как это было принято, а напрямую из дока в море. Они вырыли сливной бассейн ниже уровня дна дока. А уже из него воду не спеша откачивали в море. Чтобы приступить к ремонту, не нужно было ждать, пока уйдёт вода. Конечно, это существенно повышало эффективность работ.

pd_kak_bylo.jpg

Фото: ЦПИ РГО
Фото: ЦПИ РГО

Что происходит с доком сейчас

Док работал практически без перерыва. В советское время его южную часть отремонтировали, но сделали это грубо. Тогда не ставили задачи обращаться с памятником архитектуры бережно. Главное, чтобы заработал быстрее.

Сейчас сооружение заброшено и с каждым днём разрушается. Оно находится под охраной ЮНЕСКО. А недавно док стал филиалом Музея истории Кронштадта. Но если его не использовать, он быстро разрушится. То, что природа не смогла сделать за 250 лет, она может сделать за 15.

kronshtadt_petrovskiy_dok.jpg

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Уже сейчас в сооружении ведутся противоаварийные работы – город выделяет средства на его консервацию. В скором времени мы приступим к исследованию дока, чтобы понять масштаб работ. Ведь пока мы можем оценить только видимые разрушения. Нам предстоит изучить, в каком состоянии находится фундамент, а это целая система свай и опор под гранитными стенами.

Одно дело, если придётся реставрировать только каменный каркас, и совсем другое – перебирать всю деревянную основу и заново её воссоздать. По оптимистическим прогнозам, если разрушения не проникли глубоко, Петровский док сможет открыть свои двери через шесть лет.

pd_kak_stalo.png

Фото: ЦПИ РГО
Фото: ЦПИ РГО

Будущее дока

Мы давно хотели создать центр развития подводно-разведывательной отрасли в России. Причём, чтобы на одной территории работал и культурно-просветительский центр с музеем и лекторием, и научный центр, где можно разрабатывать новые методики, тестировать оборудование и готовить профессионалов.

744a2c97f6ed.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Зачем нам это нужно? Сейчас понятие "подводный исследователь" в законодательстве отсутствует. У нас нет разделения на археолога и подводного археолога. Да, у этих специализаций общая научная база, но методы работы совершенно разные. Ведь, по сути, кто такой подводный исследователь? Это и археолог, и водолаз, и подводный инженер. То есть это специальность на стыке многих дисциплин, про которые вообще ничего не написано. Чтобы исправить эту ситуацию, нужен некий центр компетенции. Так и родилась идея создания такого места на территории Петровского дока.

Мы хотим, чтобы профессиональное сообщество могло отрабатывать здесь нормативы, ведь сейчас у нас всё делается методом проб и ошибок и достаточно разрозненно. Кроме того, мы хотим создать музей, в котором будем рассказывать о том огромном пласте истории, который в прямом смысле скрыт от нас под водой. Это достаточно символично – заниматься подводным наследием на территории дока, который сам по себе – историческое и культурное наследие.

 

Каким будет музей затонувших кораблей

Недостаточно просто восстановить док. Его нужно использовать, иначе с нашим питерским климатом он продержится недолго, и опять понадобится реставрация. Наша задача – приспособить сооружение под современное использование. Так возникла идея накрыть док защитным куполом. Это предложение вызвало неоднозначную реакцию в органах охраны культурного наследия. Всё-таки, несмотря на благие намерения, мы вносим изменения в исторический облик объекта. На протяжении восьми месяцев мы согласовывали эскиз проекта и пришли к согласию, что купол необходим. Конечно, есть альтернативное решение: ничего не делать и ждать пока док сам развалится. Но этот вариант, к счастью, никому не пришёлся по душе. 

10026.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Под куполом мы разместим музей. И это самая интересная часть проекта. Дело в том, что экспозицию составят поднятые с морского дна корабли. Мы погрузим их в морскую воду, которой наполним док. Посетители смогут рассмотреть суда через прозрачные многоуровневые галереи, как рыб в океанариумах.

Так с кораблями ещё никто не обращался

Завод каждого корабля внутрь дока – безаналоговая история в мире. То, что мы хотим сделать, – этого ещё никто не делал. А именно: мы планируем создать такую систему, при которой каждый корабль будет попадать в док в подводном положении. Мы планируем демонстрировать суда под водой в том виде, в котором нашли, и даже на время доставки из воды извлекать не будем. Затонувшее судно мы посадим на понтоны, а затем медленно отбуксируем в музей. Мы осознаём, насколько это сложно организовать технически. Это очень амбициозная история. Многие нам говорят, что мы сумасшедшие и безнадёжные мечтатели. Но ведь все великие открытия сделаны именно такими людьми.

07.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Претенденты на место под куполом

В музее будет около шести кораблей. Один из факторов при отборе претендентов – история судна. Гребной лодки неизвестного купца, который прославился тем, что ничего не сделал, здесь, конечно, не будет. Все корабли должны быть разнотипными. Размеры тоже имеют большое значение. К примеру, в Балтийском море мы нашли фрегат "Олег". Он прекрасно сохранился, имеет великую историю, на борту найдена прекрасная коллекция артефактов, но, к сожалению, в док он не войдёт. Он попросту будет торчать из воды, а это убивает всю идею экспозиции. Размер судна должен быть таким, чтобы можно было полностью погрузить его в док в подводном положении.

09.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Кроме того, судно должно быть сохранным. У нас есть два линейных корабля "Портсмут" и "Лондон" – первые российские корабли, заказанные Петром I. Это знаковые объекты, но сильно разрушенные. Один даже использовали в качестве фундамента для маяка. Для демонстрации в формате подводного экспоната они тоже не подойдут.

Сейчас я пока не могу назвать претендентов. Мы только за прошлый год нашли 50 объектов. А за то время, пока будет идти реставрация Петровского дока, мы исследуем намного больше. И вполне вероятно, что будущие музейные экспонаты всё ещё лежат на морском дне.   

10.jpg

Изображение: ЦПИ РГО
Изображение: ЦПИ РГО

Выбор в пользу Балтики

Все корабли в музее будут извлечены из Балтийского моря. Во-первых, оно самодостаточное. При желании здесь можно найти объекты разных эпох. В Балтике встречается подводное наследие торговой истории, следы Первой мировой, героическая история Великой Отечественной войны, печально известный Таллинский переход…

Во-вторых, Балтика рядом, а это удобно для транспортировки судна. В-третьих, все экспонаты должны быть из одного бассейна, чтобы поддерживать в музее единый температурный режим и химический состав воды. Если взять корабли из разных морей, мы просто не сможем создать условия, которые позволят оптимально сохранить артефакты.

wcnbjnrebhc.jpg

Фото: ЦПИ РГО
Фото: ЦПИ РГО

О сохранности подводных объектов

На данный момент нет эффективных способов сохранения крупных объектов, которые долгое время провели под водой. Как только извлекаешь объект из среды, в которой тот пролежал не одну сотню лет, он тут же начинает разрушаться под воздействием кислорода и прямого солнечного света. Для небольших объектов существуют более-менее внятные технологии консервации, а вот чтобы сохранить судовой корпус, длина которого составляет десятки метров, его надо полностью разобрать по винтику. Каждую деталь нужно отдельно законсервировать и собрать заново. Это стройка века.

4cd7d09a3f8a.jpg

Изображение ЦПИ РГО
Изображение ЦПИ РГО

Самый простой способ сохранить подводный объект – не вынимать его из воды. Поэтому мы извлекаем только то, что находится под угрозой уничтожения. Мы называем это спасательной археологией. Все артефакты, которые поднимаем на сушу, мы обязаны сохранить и передать в музейный фонд. Поэтому мы триста раз подумаем прежде, чем это делать.