"Для России ничего хорошего": декан геофака МГУ оценил международный доклад по изменению климата

Фото: Владимир Мельник, участник конкурса РГО "Самая красивая страна"

В начале августа Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК, Intergovernmental Panel on Climate Change, IPCC) опубликовала первую часть нового оценочного доклада, который подробно рассказывает о влиянии человека на природную среду в ближайшие десятилетия. Прогноз основан на данных целого ансамбля математических моделей. О том, что говорится в отчёте о России, какие основные экологические проблемы возникнут для российских территорий в связи с глобальным потеплением, рассказал в беседе с Русским географическим обществом доктор географических наук, член-корреспондент РАН, декан географического факультета МГУ имени Ломоносова Сергей Добролюбов.  

— Много ли говорится в этом обзоре непосредственно о России?

— Пресс-релиз вышел всего неделю назад. Совсем недавно была пресс-конференция, на которой выступали сотрудник кафедры океанологии географического факультета МГУ Сергей Гулёв, директор Главной геофизической обсерватории имени Воейкова в Санкт-Петербурге Владимир Катцов, старший научный сотрудник Института океанологии имени Ширшова Ольга Золина, ведущий научный сотрудник физического факультета МГУ Алексей Елисеев. Точно такие же пресс-конференции прошли на других языках. Там о России маловато. Там в основном — глобальный подход, но показывали несколько слайдов, которые к России имеют непосредственное отношение. Прежде всего, как усиливается воздействие изменений климата на Арктику. Для нас это очень важно! Если средние температуры повышаются на 1,5–2 градуса, то температуры в Арктике растут на 7–10 градусов. Это, конечно, напрямую будет касаться России.

— Реален ли прогноз об исчезновении арктических льдов в один из летних сезонов в ближайшее время?

— Я бы сказал так: во-первых, прогноз ледовой обстановки действительно говорит о том, что после 2050 года по жёсткому сценарию, если выбросы СО2 будут такой же интенсивности, такая вероятность есть, и довольно большая. Но океан будет очищаться к сентябрю, а в октябре будет замерзать. Лёд будет однолетний. В зимний сезон он будет, а к началу осени его может и не быть полностью. Такое вполне может быть.

nikolay_gernet.jpg

Фото: Николай Гернет, участник конкурса РГО "Самая красивая страна"

— Это хорошо для России или нет? Северный морской путь можно использовать более активно.

— Для России ничего хорошего. Во-первых, мы должны найти грузы, которые Северному морскому пути нужны. Пока транзитных грузов крайне мало. Если не учитывать военные интересы и соображения безопасности, для нас важен северный завоз и вывоз нефтепродуктов и сжиженного газа. Нефтепродукты и сжиженный газ — это наши западные моря: Баренцево и Карское, которые вообще освобождаются ото льда очень быстро. Баренцево вообще уже и зимой не покрывается льдом, Карское в южной части тоже. До Ямала можно дойти круглый год даже без особой ледовой проводки. А идти, к примеру, Северным морским путём из Японии в Норвегию и заказов-то особых пока нет.

Потом не надо забывать, что Северо-Западный проход через канадские острова тоже освобождается ото льда. А дальше — вопрос политики: захотят ли страны, использующие Северный морской путь, пользоваться нашей проводкой, насколько дорого будет для них ледовое обслуживание. Если его совсем не будет — другой вопрос.

— Ещё, наверное, нужна инфраструктура на побережье?

— Конечно. Это должны быть порты, оборудованные спасательными средствами, буксирами, проводка спутниками. А мы знаем, что спутниковая группировка для Арктики — тяжёлое дело. Там другое наклонение орбиты, не всё так просто.

А потом, даже от того, что у нас будут свободные ото льда поверхности морей, есть вопросы, например, связанные с обледенением судов. Шторм зимой при открытой воде приводит к нарастанию льда на надстройках, на бортах и так далее. Это может привести к очень тяжёлым последствиям.

andrey_shapran.jpg

Фото: Андрей Шапран, участник конкурса РГО "Самая красивая страна"

Очень важно и то, что температура атмосферы будет в районе нуля. Вроде бы и льда может не быть, но температура в районе нуля при сильных штормах! А шторма усиливаются, поскольку открытой воды больше. Скорость ветра, даже если она будет такой же, а она может измениться и в большую, и в меньшую сторону, но разгон волны больше.

Для России очень плохо то, что при открытой воде и берегах, сложенных мёрзлыми породами, мёрзлые породы начинают оплывать при сильном воздействии волн. Есть районы, где берег отступает на 6–10 метров в год, всё время надо переносить полярные и метеорологические станции. Самая тяжёлая ситуация связана с таянием мерзлоты. Не с ледовой обстановкой в Северном Ледовитом океане, а именно с таянием мерзлоты и, соответственно, оплыванием фундаментов и прочим.

— И, наверное, поднимется базис эрозии рек?

— Да. Начнётся заболачивание территорий. Потом не забываем, что вечная мерзлота ещё и содержала различные скотомогильники. Также где-нибудь в Якутии в XIX веке очень много людей умирало от сибирской язвы, от чумы. Грубо говоря, всё это, если начинает оттаивать кладбище… Сами понимаете, мало не покажется. А вирулентность всех этих вирусов сохраняется очень долго. Уже была в 2006–2007 году вспышка на Ямале. Больные северные олени и единичные, но жертвы среди людей. И это связано со скотомогильниками. А сколько сотен этих скотомогильников? Никто особо и не знает. Если всё это поплывет?

 

Александр Жирнов