Дневник экспедиции: 10 июня 2016 года

10 июня 2016 года. Фото предоставлено Архангельским центром РГО

Пушистым теплее

Можно полметра, а у нас все два. Это про высоту волны. Мы идём к Белому Носу. Высадка на Колгуеве не состоялась. Остров для полного набора ещё и туманом прикрылся. Пока на прощание.

Утром баночки-тюбики в ванной уже ездили по шкафчику, а зубная щётка периодически свешивалась с бортика полочки. Качало так, что после завтрака я опять… уснула. Накануне с участниками экспедиции посмотрели, как выразилась одна из зрительниц «хороший, но грустный фильм». Фильм «Вайгач» - старая, снятая на киноплёнку документалка про одноимённый остров. Про людей, быт, охрану природы в 1987-88 гг. Не хочется так думать, но боюсь, с тех пор мало что изменилось. Хотя в плане природы в фильме всё очень красиво: птицы, скалы и, да-да, белые медведи. И очень много собак, лохматых и пушистых.

Пушистые в Арктике, естественно, лучше выживают. Энтомолог Андрей Пржиборо сегодня читал лекцию об адаптации насекомых в высоких широтах. Это, конечно, не абсолютные правила, а тенденции, и характерны они, например, и для высокогорья, но кое-что прослеживается. Если утрированно, то типичное арктическое насекомое чёрненькое, с короткими крыльями, волосатое и не роится. Хотя это не по-научному. А так, да, они более тёмные, чаще короткокрылые, действительно мохнатые (чем больше поверхность, тем быстрее она нагревается), они меньше роятся – энергии у высокоширотных насекомых не особо много. Надо срочно сообщить архангельским комарам, что они арктические и силы надо экономить.

Воздух становится всё более холодным, солнышко греет меньше. Хотя мороженое, врученное экспедиции на церемонии открытия, всё равно пошло на ура. 

В этом рейсе на палубах и лабораториях пока тишина. В одной из лабораторий висит бумажка со схемой отбора проб с различных горизонтов. В конце выделено: Когда отбирают биологи, берём только придонный… слой золота в фонд экипажа. Понятно, кто приписал последнюю фразу. Как сказала Юлия Андреева, памятка висит аж с 2013 года. Команда не убрала. Смотрят в будущее с оптимизмом.

Хочу увидеть, как кит выпрыгивает из воды.

– 19 июля 2013 года. Я почему запомнила? У подружки был день рождения, она загадывала желание. А мы были на Земле Франца-Иосифа, стояли на носу и увидели трёх китов: фонтаны, хвосты, спинки. Мы ей говорим: это тебе такой подарок от «Молчанова».

Юля улыбается. В 2013 году она впервые участвовала в рейсе плавучего университета. К тому времени она закончила третий курс САФУ. Специальность «учитель химии и биологии». Юля, можно сказать, старожил Плавучего университета. Для неё это уже четвёртый рейс.

– Учитель и учитель. Потом в школу работать. И даже не представляла, что есть другие варианты. Арктика поменяла всё.

АПУ-1 был в 2012 году. В том плавании режиссёр Анжелика Долинина снимала фильм. Увиденное впечатлило невероятно. В том рейсе участвовали коллеги Юли, курсом старше. Говорит, что буквально доконали их: как попасть в рейс. Писали заявления и в апреле 2013 года им с сокурсницей сообщили: всё, их берут.

– Сразу стали собираться, выяснять, что нужно, что понадобится. Вплоть до того, какие сладости с собой брать. Очень боялись морской болезни. А оказалось, что там совсем не до неё. Мы вахтами работали 8 через 8 часов. Брали какое-то немыслимое количество проб за очень ограниченное время. И их надо было успевать обрабатывать. В университете учишься, там в основном всё теория, а здесь не просто практика: руками поработать, а еще и научиться время своё чётко планировать и готовиться к работе правильно. Такой драйв практики. Специалисты на борту «Молчанова» нас, студентов, знакомили с современными программами, технологиями, методиками исследований. Очень наглядными и разумными. После первой экспедиции я поняла, зачем учусь.

Юлия защитила выпускную квалификационную работу «Исследование почвенного покрова береговой линии островных и материковых арктических территорий». По степени загрязнения тяжёлыми металлами. Хотя, как она говорит, по этим территориям даже трудно говорить, загрязнение это или нет. Нет фоновых значений, то есть далеко не для каждой точки известно, сколько чего там должно быть в норме. Понятно, что на том же Шпицбергене загрязнения не может не быть, раз там угольные шахты.

– Интересно, конечно, было бы провести исследование перемещения веществ: из почв в растения, дальше к животным и опять по кругу. Но опять же, в Ледяной Гавани, например, как там взять много проб растений? Их там всего ничего.

В этот раз магистрант по программе «Экологическая безопасность в Арктике» записалась в блок «Культурные ландшафты». Будет смотреть в том числе, как изменилась антропогенная нагрузка на уже знакомых островах. Но, уверена, «свой кусочек почвы всё равно возьмёт».

Юлия сама из Нарьян-Мара. Бабушка была метеорологом. А мама как-то сказала: «Учи химию!» Сейчас почему-то за голову хватается: «Зачем я тебе это сказала?»

– Хочется всё дальше на север, на дрейфующую станцию, на Северный полюс. Когда я училась в школе, в первом, получается, классе, мне Чилингаров подарил рюкзак. Хотелось бы еще раз на ЗФИ, на Флору, на остров Гукера. Там над нами шутили: что это за цветочки? Мы говорим: лютики? – Нет, полярные маки. У каждого острова есть своя душа, своё сердце.

Правопреемники

Шутка про пингвинов в Арктике до начала ХIХ века была совсем и не шуткой. На занятие группы орнитологов сегодня пришла почти вся экспедиция, кроме побежденных морской болезнью. Ирина Покровская учила отличать чистиков от люриков и толстоклювых кайр. Чистиковые занимают в Арктике примерно ту же нишу, что пингвины в Антарктике. А название своё они получили от птицы арктической. Когда-то в северных широтах, и в Баренцевом море тоже жила бескрылая гагарка – крупное пернатое размером примерно с гуся. Называлась по-латыни она Pinguinusimpennis, то ли от кельтского pengwin, то ли от латинского pingius– жирный. Факт тот, что последнюю бескрылую гагарку уничтожили в 1844 году. А моряки, которые увидели первых пингвинов в Антарктике, сочли их бескрылыми гагарками. Так пингвины стали «названиепреемниками».

К вечеру мы должны прийти к метеостанции на мысе Белый Нос. Она находится на побережье, получается, между Варнеком и Каратайкой. В конце мая вокруг станции, по сообщениям СМИ, несколько дней ходил белый медведь. Ходил-ходил, но ушёл. До этого, как пишут, медведи 10 лет на Белый Нос не приходили. Каждая высадка обязательно будет под охраной. Каждому участнику экспедиции выдана памятка как вести себя на высадке и что делать, если вдруг появится медведь. Если медведь наблюдается в районе планируемой высадки, она отменяется. Белый медведь – самый крупный наземный хищник, который ничего не боится. Может лежать, например, в паре десятков метров от садящегося вертолёта и ухом не вести. Человек для него – это тот же тюлень, только на ножках и сам идёт.

Немного о белом медведе.

Длина тела до 3 м, высота в холке до 130 см, вес самца в среднем 400—450 кг, самки заметно мельче (200—300 кг). Медведи, обитающие в Баренцевом море, немного меньше, чем в Беринговом море. У белого медведя чёрная кожа

Как показала практика, светосигнальные средства отпугивания на белого медведя не всегда действуют – и в арктической природе нет огня. Звук выстрела также для медведя не страшен – лед ломается намного громче. Но белый медведь – очень осторожное, хотя и любопытное существо.  Если на то нет причины, он предпочтёт не связываться с незнакомым объектом.