Дневник экспедиции: 11 июня 2016 года

У острова Вайгач. Фото предоставлено Архангельским центром РГО

Белый Нос. Вечер пятого дня. Немного забегая вперед

Вот мой нос к вечеру уже совсем не белый. Как бы не полез. Чувствую, к концу путешествия у меня будет настоящий арктический загар: чёрная физиономия + обгорелые уши. Причем бОльшую часть инсоляции я получила, когда мы возвращались на корабль. Из фрегата перебирались в зодиак, и пытались делать вид, что совсем не боимся холодной воды, даже если тебя море пытается окатить с головой. Солнце разбивалось на тысячи солнышек в гребнях волн и брызгах, и все эти солнышки радостно светили мне в лицо. В зеркало теперь смотреться боюсь… Но это было завершение дня.

Утро пятого дня

Наконец-то мы где-то высаживаемся.  С утра море, ну, не совсем как стёклышко, или зеркало, но очень позитивно настроенное. Первая лодка уходит с охраной. Белый Нос уже территория белых медведей, хоть они её и не особо жалуют. На берегу до сих пор лежит снег, и в немаленьком количестве. Где-то снежниками, где-то сугробами. Главное, чтобы такой сугроб вдруг не встал и не начал принюхиваться. У медведя не особо хорошее зрение, зато нерпу он может почуять подо льдом почти за километр… Так, отвлеклась. Про медведей можно говорить бесконечно. Забывать про них нельзя. Даже копая носом землю, нужно периодически оглядываться.

Тамара Молодцова из национального парка «Русская Арктика» сразу замечает подозрительные следы на снегу:

- Надо проверить. Мало ли что.

На метеостанции нас очень приветливо встречает её начальник Николай Бибекин. Говорит, что вокруг всё спокойно, но медведь действительно приходил, 10-го мая появился, и ходил больше двух недель около станции.

- Молодой был мишка, и любопытный. Всё обследовал. Каждый день появлялся. Особенно активно порывался общаться 21 мая – видимо, с днём полярника хотел поздравить. Путь миграции белых медведей проходит в 10-15 км от Белого Носа, трасса там у них. 10 лет они сюда не заходили.

К концу мая опасный гость ушёл и больше его не видели.

На берег начинают прибывать группы. Высаживаться на сухой песочек не получается, поэтому кое-кого из лодки выносят на руках.

Машка, Кнопка и лемминги

У станции в бухте настоящий пляж: песочек плотный, ракушками усыпан. Прямо даже загорать можно. Кулички по песку бегают, близко не подходят, но и далеко не убегают. А там, где начинается растительность, всё в норках. Особенно метеоплощадка. По мосткам идёшь, а из-под мостков лемминги разбегаются. Не все. Некоторые расходятся, лениво так, нехотя. Видимо, их особо никто не трогает.

Про двух местных собак нам рассказали еще на берегу, мол, и «на медведя они реагировали». Мы ожидали увидеть лохматых зверюг. И издалека псины действительно показались монстрами. Но по мере их подбегания в размере они почему-то уменьшались. Сначала подошла тёмно-каштановая, как потом выяснилось, Машка. Мы её вообще за щенка приняли. Машка никак не могла определиться, что ей больше нравится: бутерброды или когда её гладят. Подошедшая позже Кнопка предпочла бутерброды. Белая Кнопка оказалась дочкой тёмной Машки. Похожи они исключительно ушами.

На станции «Белый Нос» сейчас живёт и работает 4 человека: начальник, 2 техника-метеоролога и механик. Еще трое уехали в Санкт-Петербург на сессию – учатся заочно. Начальник станции Николай и его супруга Валентина приехали работать в Арктику «с Горного Алтая».

– Мы там в деревне жили, я на местной метеостанции работала. 8 лет назад подала заявку в управление – хотим на Север. Нам дали добро и предложили Канин Нос, - рассказывает Валентина, – родственники, понятно, в шоке были. А что? Дочь выросла, решили жизнь разнообразить маленько.

7 лет супруги Бибекины проработали на мысе Канин Нос, а год назад переехали на Нос Белый. Нравится, говорят, иначе бы здесь не задержались.

– Жизнь спокойная. Я шью-вяжу-вышиваю. Ребята тут летом ягоды собирают, грибы. Про медведей никто и не думал. Теперь вот не знаем, как быть. Хотя всё равно грибы будем собирать, – Валентина чуть задумалась, потом опять заулыбалась.

… И бросился в Ледовитый океан

Александр Токарев из Санкт-Петербурга снимает об экспедиции панорамное, оно же сферическое, оно же 3D-видео. Это такая штука, когда пользователь может управлять точкой обзора и смотреть в любую сторону по своему выбору. Есть специальные проигрыватели, такое видео поддерживают Youtubeи Facebook. Понятно, что аппаратура и программы тоже особые. Важно состыковать картинку, которую одновременно в данном случае снимают две камеры. Саша обещает, что через пару дней уже можно будет посмотреть, что получается. А по итогам экспедиции будет сделан шестиминутный ролик. Панорамные видео подобного типа делали для Эрмитажа, Мариинки, Соловков, но так, чтобы «совсем поле» - такого еще не было.

– У нас на работе решался вопрос, кто поедет в Арктику, кто на Соловки. Конечно, я прямо с диким энтузиазмом бросился в Ледовитый океан, получается. Это же тем более не просто туристом, а поработать.

Александр в Петербурге живёт давно, но сам он из Уренгоя:

– Мы там тоже ездили в тундру, поэтому нельзя сказать, что для меня это непривычно. Но я думал, что растительность здесь будет, попышнее, что ли. Что-то её совсем маловато.

Ботаник Людмила Бельдиман по итогам дня тоже сказала, что растительности маловато. Поэтому она в основном с орнитологами изучала, чем же сейчас здесь питаются гуси.

Гуси над станцией активно летали, особенно в первой половине дня. Стоило мне поставить объектив для работы на близком расстоянии: с людьми там, или с цветочками, так прямо из неоткуда возникали огромные стаи и эффектно проносились над антеннами, «Молчановым», развалинами строений, оставшихся со времен ГУЛАГа, при этом еще и издевательски покрикивали. Парочку стай я, конечно, запечатлела. Но на гусей в обиде.

На Белом Носу в 30-е годы был лагерь. За старым жилым корпусом станции, хозпостройками, новым модулем и метеоплощадкой находится несколько полуразвалившихся кирпичных строений. В одном, судя по обилию труб, располагалась сушилка. В восточной части мыса стояли бараки и были каменоломни, где работали заключенные. Как говорит руководитель блока по исследования культурных ландшафтов Людмила Драчкова, здесь проводились разведывательные работы на руду. Руду нашли, но не в том количестве, чтобы её добывать. Поэтому заключенные, похоже, в основном дробили камень. Кстати, в этот раз группе удалось обнаружить саму каменоломню и описать все строения вблизи станции.

– Мы нашли два артефакта: это печная заслонка и деревянная вешалка. Они точно лагерного времени.

Участники этого блока не попали только за ручей, который разлился слишком сильно. За него рискнула уйти только естественнонаучная группа.

По насекомым получилось обследовать 6 точек. Как сказал Андрей Пржиборо, «довольно однообразно, но что-то есть». А мы вот видели шмеля… Ему уже растительности хватает. Самая заметная здесь карликовая ива с пушистыми зелеными почками. Как передний план очень красиво оттеняют любое сооружение. Мне попались ярко-розовые камнеломки, и совсем малюсенькие тёмно-голубые незабудки.

Самое яркое впечатление – это wi-fi!

Втроём мы возвращались с метеоплощадки к жилому дому. Около стены человек прятался от ветра и говорил по мобильному телефону… Говорил по МОБИЛЬНОМУ ТЕЛЕФОНУ. Мы это поняли, когда завернули за угол. Здесь есть связь? Все вытащили свои телефоны… (зачем мы их таскаем? Зачем я его таскаю?! Фотоаппарат ведь есть!), а там ни один оператор ни гу-гу. Говоривший коллега застенчиво пробормотал: Да я через wi-fi…

Через несколько минут на крыльце, в дверях, у стены жилого модуля с красной вывеской МГ-2 «Белый Нос» (даю сокращенное название) стояло около десятка очень сосредоточенных людей, нервно набирающих сообщения. Кто-то издал разочарованный вздох: Фотографии не уходят!

Подошла Валентина:

– Пойдёмте, я и Вас чаем напою. Вы ведь еще не заходили. У нас там кот…

Против кота я никогда устоять не могу. Тем более что эту черно-белую тень я краем глаза видела.

– Это наш Маркиз!

На меня уставились зеленые глаза. Маркиз свесил голову с дивана, перевернулся, скатился с лежанки и опять завалился, теперь уже на полу.

– Ох, любит фотографироваться! – засмеялась Валентина.

В окно постучали, показывая на море. К берегу приближалась лодка…

На большой земле начался чемпионат Европы по футболу. Я бы и забыла, брат напомнил. Попросила его сообщать, кто как сыграет. Только я еще не выбрала, за кого болею…

Через wi-fiметеостанции лучше всего работал WhatsApp. Вот недаром в Якутии этот мессенджер гораздо популярнее любой соцсети. Они пока загрузятся… Мне даже успели сообщить, что на Вайгаче ночью минус 1, а в понедельник днём будет аж 19 градусов. Главное, чтобы комары проснулись в понедельник, а не завтра, когда мы там будем. Завтра, вроде как + 4 и даже, возможно, штиль.

Перед традиционным вечерним совещанием все стараются запастись чаем. Услышав перевод названия завтрашнего острова Вайгач, кое-кто поперхнулся, а кто-то сделал страшное лицо. «Остров страшной гибели» или «Остров смерти» - так называли его ненцы. Жить там было не принято. Вайгач считался, да и считается, священным местом.