Дневник парусной экспедиции на яхтах в Арктике. Часть II

Фото: Григорий Чухин

1 августа 2020 года из Архангельска стартовала арктическая экспедиция, посвящённая 75-летию Победы. Через неделю две парусные яхты "Жемчужина" и "Сибирь" достигли Нарьян-Мара, чтобы потом дойти до Салехарда и в итоге добраться до конечной точки маршрута — Омска. Мы продолжаем публиковать дневниковые записи медиаволонтёров РГО, работающих в экспедиции.

8 августа. Яхты "Жемчужина" и "Сибирь" причалили в Нарьян-Марском грузовом порту. Яхтсмены сдали экспресс-анализы на коронавирус и следующий день посвятили хозяйственным делам: обслуживали двигатели, занимались мелким ремонтом и стиркой, ловили окуней с пирса. Зато 10 августа выдалось насыщенным. Члены экипажей отправились за 26 километров от Нарьян-Мара — на экскурсию в музей-заповедник "Пустозерское Городище", где когда-то находился город Пустозерск.

Пустозерск — исчезнувший город в нижнем течении Печоры, в Заполярном районе Ненецкого автономного округа. Был основан в 1499 году по указу царя Иоанна III и является первым русским арктическим городом. Он сыграл важную роль в освоении Крайнего Севера и Сибири, развитии арктического мореплавания, долгое время оставался одним из самых значимых экономических, религиозных и культурных центров России. Жители окончательно покинули Пустозерск в 1962 году.

08_10_12_57_58_naryan-mar_pustozersk_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

На Пустозерском Городище яхтсменов встретили директор музейного объединения Ненецкого автономного округа Елена Меньшакова и заведующий отделом истории и этнографии музея Андрей Попов. Насыщенный фактами и неподдельными эмоциями рассказ экскурсоводов впечатлил гостей, которые увидели памятник Пустозерску, крест на предполагаемом месте сожжения протопопа Аввакума и трёх его сподвижников, действующие старообрядческую моленную и трапезную. 

К сожалению, времени для полноценного изучения культурно-экологического заповедника у яхтсменов не было, и они ограничились лишь посещением памятников и фотографированием у ворот пеших маршрутов. 

11 августа. Выход в море затягивался. Дул северный ветер, и героически сражаться со стихией в Печорской губе, а затем и в Печорском море, не входило в планы экипажа. Да и "Сибирь" предстояло заправить топливом.

Следующее утро на "Жемчужине" началось с уборки. Под левую краспицу подняли подаренный накануне администрацией флаг НАО. Затем капитаны давали интервью, поили замёрзших корреспондентов чаем. Но уже было пора спешить на следующее мероприятие — оно не было запланировано заранее, но вмешался случай.

На пути в Нарьян-Мар яхты остановил сторожевой катер. После недолгого общения с пограничниками лодки продолжили путь и вскоре прибыли в Нарьян-Мар. Дома один из пограничников рассказал о яхтсменах своему отцу Александру Алексеевичу Носову, который увлекался морской историей. И Александр Алексеевич вместе с членом Клуба юных моряков и речников Валентином Кирилловичем Кярасовым попросили яхтсменов о встрече. У нарьянмарцев была давняя мечта — возложить венок на месте гибели буксира "Комсомолец". Его 17 августа 1942 года атаковала германская подлодка U-209, четырнадцать человек экипажа погибли. «Комсомолец" был приписан к Нарьян-Марскому морскому порту, и все члены экипажа были местными жителями, поэтому в Нарьян-Маре установили памятник погибшим морякам, а побывать на месте гибели судна — у Матвеева острова, в 300 километрах от Нарьян-Мара — всё не получалось. Вот и предложили Носов и Кярасов включить это место в маршрут парусной экспедиции. В городском сквере у памятника погибшим морякам "Комсомольца" и портовикам жители торжественно передали венок участникам яхтенной экспедиции.

08_11_10_19_86_naryan-mar_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

12 августа. День прошёл в ожидании погоды. В Печорской губе было неспокойно, в Карском море всё еще бушевал шторм, который, впрочем, уже начинал утихать.  А пока Нарьян-Мар никак не хотел отпускать яхтсменов. Встречи с журналистами, представителями администрации города и правительства Ненецкого автономного округа, общественностью продолжались до самого отхода яхт. Наконец, когда все встречи и визиты были завершены, капитаны яхт скомандовали "отдать швартовы". Яхты направились вниз по течению Печоры. На прощание обычно суровое нарьян-марское небо расцветилось огромной радугой.

Путь до устья Печоры — это вначале низкие берега, поросшие густым тальником, затем — ближе к Печорской губе — плоские, безлесые, но зелёные. Река, несмотря на широту, оказалась обмелевшей и требовала от рулевых внимательности и осторожности. Лодки шли строго по фарватеру, проходя поближе к речным бакенам.

И всё же "Жемчужина" едва не села на мель. В один момент рулевой, почувствовав неладное, резко замедлил ход. Киль лодки упёрся в мягкое илистое дно. Экстремальную ситуацию взялся разрешить капитан Владимир Лаврентьевич. Весь экипаж он отправил на нос яхты, чтобы своим весом наклонить лодку вперёд, и тем самым приподнять киль. Тем временем яхта дала задний ход. Манёвр удался, и "Жемчужина", освободившись, продолжила путь.

Через несколько часов показались очертания довольно высоких берегов в устье реки. Там и была намечена ночная стоянка в ожидании утреннего благоприятного ветра.

08_14_11_09_6_yugorskiy_shar_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

13 августа. Снова нелёгкие морские будни. Команда поделена на вахты, и все, несмотря на судовые роли, стоят за штурвалом, работают с парусами и спят по очереди. Еду готовят по желанию (те, кто больше проголодался…) Но завтраки, как правило, берёт на себя старший матрос Александр Михайлович. И это, традиционно, манная каша.

…Старт дан в 6 утра. Погода вполне "яхтенная" — свежий северо-западный ветер, небольшая облачность.  Яхты направились к первой точке дневного маршрута — месту гибели тральщика Т-904, который 25 июля 1943 года подорвался на мине в Печорском море: 10 человек экипажа погибли, 37 были спасены. В 12 часов дня на нужной координатной точке яхтсмены спустили на воду траурный венок.

До следующего пункта маршрута — ледостойкой стационарной нефтедобывающей платформе "Приразломная" — почти 11 часов ходу. Западный ветер и волна в корму помогали идти в нужном направлении.

Нужно сказать, что для яхтсменов попутный ветер (фордевинд), которого обычно желают уходящим в море — не самый благоприятный. При нём парусные яхты идут хорошо, но не устойчиво. Например, любое, даже небольшое, изменение угла ветра или поворота руля может привести к тому, что потоки ветра зайдут в свободную кромку паруса, и паруса "захлопают", снижая набранную скорость. Поэтому рулевому при фордевинде необходимо внимательно следить за порывами ветра, "добирая" под них поворот руля. Лучший ветер для яхтсменов — это бакштаг, когда ветер дует сзади и одновременно сбоку. Тогда можно уверенно раскрыть паруса в противоположную от ветра сторону яхты и держать курс, невзирая на небольшие изменения в направлении ветра. 

Именно такой ветер подарила погода "Жемчужине" и "Сибири" во время прохода в Печорском море. Не менее десяти часов яхты шли только под ветром со скоростью 5–7 узлов (9–13 км/час), ни разу не включив дизельные двигатели. Это обычно приходится делать, чтобы держать нужное направление и не выбиться из графика. Светило солнце, лишь изредка лодки нагоняли небольшие тучи, освежая коротким дождём.

Ещё на закате, за 3-4 часа до подхода к "Приразломной", прямо по курсу яхтсмены заметили на горизонте яркую точку. При дальнейшем приближении стало ясно, что это факел нефтедобывающей платформы — так сжигают попутные газы.

08_13_23_42_8_prirazlomnaya_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

"Приразломная" — уникальное стационарное сооружение, построенное полностью на отечественных технологиях. На ней с 2014 года добывают шельфовую арктическую нефть. Платформа способна противостоять дрейфующим льдам и выполняет все технологические операции: бурение скважин, добычу, хранение, подготовку и отгрузку нефти на танкеры. На "Приразломной" ежегодно добывают более 300 тыс. тонн нефти.

Подход яхт к этому морскому сооружению согласовывался заранее. Прежде всего, чтобы соблюсти безопасность самих яхт. Поэтому положение экспедиционных лодок корректировал по радиосвязи центр управления "Приразломной". Чем ближе подходили яхты, тем больше ощущалась грандиозность сооружения, светящегося в ночном небе десятками огней и огромным факелом над всей конструкцией. Просматривалась и технологическая мощь, и сложность сооружения. Платформа восхищала своей архитектурой. Всё это внушало гордость за страну, которая может возвести такое.

14 августа. День ознаменовался проходом через пролив Югорский Шар и выходом в Карское море. Яхтсмены почтили память моряков, погибших в этих местах в годы Великой Отечественной войны. Сначала у южной оконечности острова Матвеев на воду был спущен венок в память буксира "Комсомолец", переданный жителями Нарьян-Мара, затем — венок в районе пролива Югорский Шар в честь погибших моряков спасательного судна "Шквал". "Шквал" подорвался на мине 25 августа 1943 года. Погибли 46 человек, лишь пятеро спаслись.

Карское море встретило отличной погодой, что в здешних местах большая редкость. Небольшое волнение, солнечная погода и лёгкий попутный ветер создавали ощущение, что яхты идут не в суровых северных морях, а где-нибудь в Средиземноморье. Отсутствие качки пробудило аппетит у яхтсменов и дало возможность не торопясь готовить в камбузе — в ход пошли деликатесные консервы из гуся, а на гарнир — жаренная с овощами картошка.

15 августа. Взяли курс на порт Харасавей. От выхода из пролива Югорский Шар до порта Харасавей оставалось более 250 километров открытого моря. При хорошем ходе это расстояние яхты могли преодолеть менее чем за сутки. Попутные ветер и волна помогали держать скорость и чувствовать себя комфортно экипажам. Дело в том, что двигаясь вместе с ветром, мы его почти не ощущаем. И если при этом пригревает солнце, то в пассажирском кокпите яхты становится совсем хорошо. А на Карском море в эти дни стояла редчайшая для этих мест ясная и довольно тёплая погода. Дули западные, юго-западные и южные ветра, которые приносили с материка тепло.

08_14_15_11_26_yugorskiy_shar_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

Поэтому на пути к Харасавею вся команда "Жемчужины", включая желающих поспать после вахты, собралась на палубе. Все радовались теплу, солнцу и… предстоящей бане, которая ждала нас в порте Харасавей. Предполагалось, что там экипажи яхт пробудут два дня: посмотрят посёлок, встретятся с партнёрами экспедиции и пополнят запасы еды.

Однако этим планам не суждено было сбыться. По прибытию яхты вошли в узкий проход между берегом и песчаной отмелью, которая закрывала порт от морских волн. Портовые власти рекомендовали бросить якоря у песчаной отмели и не двигаться куда-либо до особых распоряжений. К яхтам подошли пограничники: проверили судовые документы и паспорта членов экипажей, посмотрели медицинские справки об отсутствии коронавирусной инфекции, выданные в Нарьян-Маре, и оставили яхты ждать дополнительного распоряжения портовых властей.

Ещё при входе в порт яхтсмены заприметили огромный буксир с названием "Иртыш", стоящий у нефтеналивной баржи, — яхтсмены-омичи узнали "земляка". Капитан буксира Иван Владимирович Истомин и вся его команда, прибывшая сюда из Омска, тоже увидели яхты и поприветствовали их гудком.

Иван Владимирович настолько рад был встрече с земляками, что стал уговаривать портовиков, чтобы те разрешили яхтам пришвартоваться к своей барже без схода на берег, но получил отказ — в случае общения экипажей "Иртыш" закрыли бы на 14-дневный карантин. Тогда яхтсменам передали обещанный запас продуктов, а земляки продолжили общаться через борт. Оказалось, что моряки знают о походе яхт и следят за ними. На закате, попрощавшись с командой "Иртыша" и портовыми властями по рации, "Жемчужина" и "Сибирь" покинули порт Харасавей и двинулись к острову Белый. Предстоял длинный переход в 310 километров.

08_15_19_20_11_harasavey_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

16 августа. Главной задачей дня было возложение памятных венков на месте гибели конвоя БД-5. В 12 часов на месте трагедии экипажи "Жемчужины" и "Сибири" почтили минутой молчания погибших моряков.

Трагедия с конвоем БД-5 произошла 12-13 августа 1944 года. В эти дни германская подводная лодка U-365 атаковала группу из четырёх кораблей и уничтожила тральщики Т-118, Т-114 и транспортный корабль "Марина Раскова", следовавший из Архангельска в арктический посёлок Диксон. На корабле находились военнослужащие, учёные, полярники, направлявшиеся на смену, их жёны и дети. Трагедия унесла 376 жизней. Судьба трёх человек осталась неизвестной. Тральщик Т-116, сумевший избежать атаки подлодки, спас 118 человек.

К полярной станции на северной оконечности острова Белый подошли к закату. Накатная волна не позволила пришвартоваться к судну "Надежда", стоящему на рейде недалеко от берега, так же, как и высадиться на берег. Решили заночевать на якорях и дождаться обещанного штиля. И решение оказалось правильным. Вскоре на берегу был замечен… белый медведь, разгуливающий по прибою. Позже яхтсмены узнали, что обычно весной белые медведи уходят с острова вслед за основной добычей — нерпой. На Белом остаётся около десятка медведей. Но в это лето на острове насчитали больше двадцати особей. Голодные хищники, живущие на диете из птичьих яиц и падали, выброшенной на берег морем, очень опасны. Поэтому каждый, кто работает на острове, носит с собой если не ружьё, то хотя бы ракетницу или сигнальные фальшфейеры, чтобы отпугнуть зверя.

Оставшись на почтительном расстоянии от берега, яхтсмены в бинокли и объективы камер наблюдали за медведями и думали о предстоящей встрече с работниками метеостанции и, наконец-то, о бане, которая перенеслась на завтра.

08_17_09_49_8_ostrov_belyy_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

17 августа. Все члены экипажа отправились на остров Белый. На яхте остался лишь капитан. На берегу Сергей Николаевич Дятченко, начальник экспедиции, заместитель технического директора по производству "Российского центра освоения Арктики" — организации-партнёра парусной экспедиции со стороны ЯНАО рассказал, как "Российский центр освоения Арктики" занимается очисткой Арктики и с помощью волонтёров на островах собирает металлолом с заброшенных буровых и военных частей. Как раз готовили к погрузке на баржу мусор, собранный на острове Белый, — ржавые трубы, дизельные двигатели, насосы, алюминиевые катушки с остатками киноплёнки. Воспользовавшись случаем, самый хозяйственный матрос экипажа Михалыч нашёл на свалке кусок якорной цепи для яхты, чему был несказанно рад.

Яхтсмены отправились к морской береговой полярной гидрометеостанции — главной цели высадки на остров. Там находится мемориал, посвящённый памяти погибшим 12 августа 1944 года в арктическом конвое БД-5, память которого яхтсмены почтили накануне. После яхтсмены посетили полярную станцию.

Морская гидрометеорологическая береговая станция 2-го разряда на острове Белый носит имя Михаила Владимировича Попова — известного полярника, который в 1932 году приехал на остров строить маяк "Белый Арктический". Впоследствии здесь же была создана гидрометеорологическая станция. С тех пор станция каждые три часа передаёт на материк сводку о температуре воздуха, почвы и воды, силе и направлении ветра, облачности и видимости. Зимой метеорологи также измеряют толщину льда и температуру воды под ним.

Яхтсменов встретил начальник метеостанции Николай Иванович Никонов. На полярных станциях он живет с 1974 года — с тех пор, как закончил Арктическое училище в Ленинграде. Кроме него, здесь, на станции острова Белый работают ещё три человека — метеорологи,  механик и по совместительству повар. Ещё один внештатный сотрудник — дворовый пёс Буль. В его обязанности входит встреча гостей, в том числе и непрошенных — медведей.  Впрочем, яхтсменов, несмотря на свой грозный вид, он встретил с бурной щенячьей радостью.

08_17_13_25_39_ostrov_belyy_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

Кроме собаки и леммингов, на метеостанции обитала и другая живность — голосистый петух с курицами и гусь Мартин, найденный месяц назад ещё птенцом, а сегодня уже переросший петуха. По этой причине Мартин был выдворен из курятника и теперь бегал за людьми, считая их своей стаей.

Метеорологи накормили гостей супом, напоили чаем с вареньем. Николай Иванович сетовал, что здесь на 74-й параллели не растут грибы и ягоды, которые могли бы заметно разнообразить рацион. А в остальном — станция полностью обеспечена для автономной работы на долгие зимние месяцы. Опытный полярник предложил во время будущих парусных арктических путешествий сделать акцент на посещении гидрометеорологических станций. Ведь каждая из них интересна и имеет свою историю.

18 августа. Обская губа встретила густым туманом и неожиданно тёплым воздухом. Видимо, течение Оби, в верховьях которой ещё пару недель назад стояла 35-градусная жара, ещё не успело остыть. "Сибирь", как обычно, шла впереди по приборам, направив назад мощный прожектор, за которым, как за маяком, следовала "Жемчужина".

Когда к обеду туман рассеялся, оказалось, что акватория Обской губы гораздо оживлённее морей, пройденных экспедицией. На горизонте и вблизи то и дело появлялись морские суда, нефтяные и телекоммуникационные вышки.  В десятке метров от яхты вахтенные даже увидели вынырнувшего моржа. 

08_15_19_46_14_harasavey_prv.jpg

Фото: Роберт Талипов

19 августа. Погода по-прежнему радовала. К полудню планировали подойти к посёлку Сёяха, расположенному в средней части полуострова Ямал. Там яхты должны были пополнить запасы топлива и продуктов, а на следующий день поучаствовать в социально-экологическом форуме "Полярная звезда". 

Однако Обская губа запомнилась яхтсменам не только встречей с участниками форума, местными рыболовами и оленеводами, но и двумя другими событиями: "Жемчужина" села на мель, и только через пять часов яхтсмены смогли вернуть её на "чистую" воду, а потом "Сибирь" лишилась якоря — из-за сильного волнения на море перетёрся якорный канат. Хорошо, что был запасной "адмиралтейский" якорь.

Роберт Талипов

Нарьян-Мар — о.Белый — п. Сёяха

Продолжение следует