История с географией. Как работало РГО в годы Великой Отечественной войны

7 мая в Русском географическом обществе откроется выставка в рамках проекта "Географы - Великой Победе". В экспозиции представлены уникальные документы из архива РГО. Взять, к примеру, начерченную от руки "Карту обледенения Ладожского озера".

От Ладоги до Кавказа

…Обычно о Дороге жизни говорят, что её проложили по Ладоге «когда встал лёд». Остаётся малоизвестным факт, что для проектирования Дороги потребовались данные долговременных наблюдений за температурой таяния льда, свойств ледяного покрова, деформации и вязкости льда, его ломкость, грузоподъёмность, а также сведения о рельефе дна Ладожского озера. Все эти материалы были только в Географическом обществе. Причём наблюдения за Ладогой велись почти сто лет, с 1845 года - года основания РГО. Полуживые от голода, еле двигаясь, сотрудники РГО в кратчайшие сроки разыскали и предоставили все необходимые документы. 

А в августе 1942 года, в связи с продвижением врага к Владикавказу, от общества потребовали рельефную карту Кавказа. По запросам военных из картографических фондов предоставлялись любые материалы. Но ведь чтобы давать такие сведения, РГО должно было оставаться в Ленинграде. Так и было.

С самого начала войны приняли решение: "Эвакуацию Географического общества начать лишь в случае прямого распоряжения власти. Меры же охраны наиболее ценных архивных материалов принять немедленно и перенести их в специально оборудованное помещение".

Поэтому библиотека общества оказалась единственной среди научных книгохранилищ, в полном объёме продолжавшей работу в блокадном Ленинграде. Но вот самому обществу пришлось существенно потесниться. Уже в июле 1941 года большая часть помещений была отдана под госпиталь, как это случилось и в Первую мировую войну. 

"Несменяемый дежурный"

В здании оставались работать 22 сотрудника РГО, 12 из них погибли. Так, на своём рабочем месте в январе 1942 года скончался от голода Евгений Израилевич Глейбер, заведующий архивом. Также в январе умер Д. Миклухо-Маклай, учёный секретарь, племянник знаменитого путешественника. На стенде можно увидеть учётные карточки и других погибших в городе членов общества, к примеру, Семёновых-Тян-Шанских, двух потомков знаменитого исследователя. 

На выставке представлен рукописный дневник Виталия Ивановича Ромишовского, исполняющего обязанности учёного секретаря, который он вёл с 8 августа 1941 года по февраль 1946-го. Виталий Иванович поселился в здании, став, как он записал, «его несменяемым дежурным». Ромишовский скрупулёзно отмечал всё, что происходило, и благодаря этому документу в тысячу с лишним страниц (десятки тетрадей) можно проследить историю РГО в годы войны день за днём.

5 января 1944 года в здание попал артиллерийский снаряд, который, пробив крышу и перекрытия, чудом не уничтожил архив. Один из осколков застрял в рукописи, другой разбил бюст немецкого географа Карла Риттера. Так, по иронии судьбы фашисты сами разрушили частицу своей истории. 

Ну а руководство РГО свою историю спасало, решившись на опасный по тем временам шаг - перенести в здание архив (10 тысяч томов) репрессированного академика Николая Ивановича Вавилова, долгие годы возглавлявшего общество. Кстати, уже в наше время за шкафами обнаружили спрятанные личные альбомы академика…

Ну а "блокадную летопись" Ромишовского предполагается издать.

Наше наступление

Ещё в октябре 1941 года Ленинградский обком принял решение об организации в осаждённом городе массового производства из хвои витамина С, как средства против цинги. Выполнение задачи поручили Елене Алексеевне Галкиной, члену РГО, научному сотруднику Ботанического института - на выставке можно видеть её фотографию. Для сбора сосновых веток под бомбёжками и обстрелами ехали в Охтинское лесничество. Вернувшись, каждая из сотрудниц должна была нащипать 800 граммов хвоинок. Затем хвою били булыжником, закладывали в подкислённый раствор, фильтровали. Получался живительный напиток.

Сотрудники РГО выезжали в воинские части для чтения лекций. Поначалу были направлены 20 человек, но уже к марту 1942 года остались единицы. И всё-таки в землянках, траншеях, блиндажах, на аэродромах, кораблях, в госпиталях бойцам рассказывали о географии. Но не всей планеты, а районов наступления наших войск - будь то Ленинградская область, Кавказ, Днепр. 

География оказывалась не просто интересной, а жизненно важной.