Как мы искали самолёты Алсиба. Часть пятая. "Борт Пономаренко": была ли мина?

31-й рейс майора Пономаренко на С-47, увы, оказался последним. Фото: Алексей Никулин
31-й рейс майора Пономаренко на С-47, увы, оказался последним. Фото: Алексей Никулин

23.07.2022. Вылетаем на поиск С-47 майора Фёдора Пономаренко.

Наша поисковая партия РГО сегодня снова "налегке" — в 10:00 вылетаем на Ми-8. Искать самолёт придётся рядом с руслом реки Быстрой. Погода солнечная, и район поиска относительно несложный — тундра. Однако точных координат нет и привязка так себе — "русло реки Быстрой… в 18 км от борта Герасимова". Я в таких случаях обычно говорю: два плевка по карте. И сесть рядом с рекой вряд ли получится: по опыту всё, что рядом с речками, имеющими название, — болотина. Впрочем, болотом может оказаться что угодно.

Для начала привязались к "борту Герасимова", сделав круг над местом падения, затем взяли курс на верховья реки Быстрой и уже оттуда пошли по её руслу вниз по течению. Через несколько минут полета видим множество обломков — есть точка. Командир делает пару кругов, чтобы оценить разброс — всё лежит довольно компактно, в основном на левом берегу.

ponomarenko_13.png

Садиться у такой реки вертолёту рискованно: земля может оказаться болотом. Фото: Алексей Никулин
Садиться у такой реки вертолёту рискованно: земля может оказаться болотом. Фото: Алексей Никулин

На правом на небольшом возвышении видны ещё фрагменты. Левый берег болотистый — понятно, что рядом не сядем. Но главное — нашли.

Сели в километре — кочки дышат, но нашу "восьмёрку" вроде не поглощают.

Командир наш осматривает шасси, вдавившееся в густую траву, охая и приседая вокруг вертолета как Винни Пух. Потом вздыхает и дает нам целых четыре часа на обследование. Взяв рюкзаки с сухпаем и пирамидку, двигаемся в сторону речки. Прыгаем с кочки на кочку — дальше по камням вдоль русла будет полегче. По реке быстро выходим на место падения — первые обломки лежат прямо на каменистом берегу, остальные в стороне.

Из архивных документов: "25 ноября 1943 года произошла катастрофа самолёта С-47, бортовой номер №223986. Экипаж погиб, похоронен в Якутске".

ponomarenko_6.png

У нас есть четыре часа на обследование местности. Фото: Алексей Никулин
У нас есть четыре часа на обследование местности. Фото: Алексей Никулин

По официальной версии, "причиной катастрофы явился пожар от короткого замыкания силовой электропроводки в кабине экипажа. Столкновение самолёта с землёй произошло вследствие затруднённых условий пилотирования из-за пожара и дыма в кабине".

Есть, правда, неофициальная версия, выдвинутая Виктором Глазковым. Она из области теорий заговора. О ней чуть позже.

Детального осмотра этого самолёта не было, кроме обследования места катастрофы старшим геологом Восточно-Чукотской комплексной геологоразведочной экспедиции Г. Н. Капленковым: "13 июля 1974 года. Ясно, ветрено. Увязочный маршрут. В районе реки Быстрой найдены обломки американского двухмоторного самолёта. Груз упал на правом берегу. Кабина едва видна из руслового галечника, обломки корпуса и крыльев лежат на левом берегу. Развал обломков идет с юга на север. Бортовой номер самолёта 223986, на крыльях и фюзеляже пятиконечные звезды. Дата изготовления моторов — 1942 год. В груз входили лопасти винтов, обогреватели, канистры. Тщательное обследование окрестностей позволило обнаружить остатки вещей пилотов. Документы не найдены. Версия гибели: здесь, в 150 км от Уэлькаля, при подходе к золотому хребту самолёт либо попал в туман, либо из-за аварии совершил вынужденную посадку. Судьба экипажа неизвестна".

img_9281.jpg

Бортовой номер читается хорошо, сомнений нет: это "борт Пономаренко". Фото: Алексей Никулин
Бортовой номер читается хорошо, сомнений нет: это "борт Пономаренко". Фото: Алексей Никулин

Рассыпаемся группами и начинаем осмотр места падения. Обломки самолёта лежат довольно компактно, полосой 150 на 400 м. Но падал очевидно не вертикально. С первых же шагов понятно — "американец": большинство фрагментов маркированы. Большие фрагменты — крыло, хвостовое оперение — тоже "маркированы", только не заводом-изготовителем, а 6-й оленеводческой бригадой. Ближе к берегу видны следы их вездехода, которые остаются в тундре десятилетиями.

Дальше всего улетел редуктор с лопастями, второй лежит неподалёку метрах в 30: патент, номер партии, сдано, проинспектировано… Звездообразные двигатели Pratt & Whitney почти полностью увязли в болоте, но мы уже и без этого "пристрелялись" к характерным элементам С-47.

termos_ekipazha.png

Термос, принадлежавший экипажу С-47. Фото: Алексей Никулин
Термос, принадлежавший экипажу С-47. Фото: Алексей Никулин

На хвостовом стабилизаторе хорошо читается бортовой номер 22398. Нет сомнений — мы нашли С-47 Фёдора Пономаренко.

Левое крыло с остатками звезды на голубом фоне лежит очень близко к берегу, как и шасси, а вот правого нет, как и остатков кабины. Возможно, они попали непосредственно в русло реки и их со временем унесло. Геологи в своём отчёте указали, что видели часть кабины в речной гальке, но спустя 48 лет от неё и следа не осталось. Жаль — ответ на загадку гибели этого С-47 мог быть именно там.

img_9280.jpg

Остатки эмблемы ВВС Армии США. Фото: Алексей Никулин
Остатки эмблемы ВВС Армии США. Фото: Алексей Никулин

После обследования левого перебираемся на правый берег — где-то же должен быть груз! Правый берег вроде высокий и должен быть суше, но не тут-то было — за каждой железкой охотимся, прыгая с кочки на кочку. Если геологи могли, вероятно, увидеть весь перевозимый груз, то нам досталось лишь то, что ещё хоть каким-то краем торчит из топкого грунта. Лопастей, указанных геологами как перевозимый груз, нигде не видно. Может, и лежат где-то, но, чтобы пройти со щупом, нужно время. Которого нет. А вот пять воздухогреек всё же нашли. Хотя устройства деформированы, но принцип действия вполне читается: на раме стоит небольшой мотор, стартер с деревянным маховиком, нагнетатель, блок-нагреватель с трубой и канистра для топлива. Сверху агрегат имел выход на патрубок и матерчатый удлинитель-трубу — через него подавался тёплый воздух на двигатель разогреваемого самолёта.

Вот без таких нехитрых устройств трасса существовать в условиях зимней Чукотки даже теоретически не могла — стратегический груз, однако! Отними у техников воздухогрейки при –40 °С, и что станет с трассой? Верно — замрёт.

Из записок Виктора Глазкова: "В осенне-зимний период перегонка самолётов усложнялась климатическими и метеорологическими условиями. Морозы до –40–60 °С были не редкость, да ещё с ветерком. Шланги гидравлики подъёма и выпуска шасси и тормозной системы смерзались и зачастую лопались. Для подогрева двигателей не хватало американских печей, пользовались самодельными. У инженерно-технического состава на руках и лицах не оставалось живого места — всё обморожено".

vozduhogreyka_2.png

Та самая "стратегическая" воздухогрейка. Фото: Алексей Никулин
Та самая "стратегическая" воздухогрейка. Фото: Алексей Никулин

Тут самое время вспомнить теорию заговора Виктора Глазкова: "…Экипаж Пономаренко Ф. Л. после вылета самолёта из Уэлькаля с набором высоты по курсу на Марково через 11 минут взорвался в воздухе. Обломки самолёта были разбросаны в радиусе одного километра. На место катастрофы выезжал командир 8-го ТАП подполковник Пущинский В. А. на тракторе с санями. Привез три трупа наших товарищей, завернутых в парашюты. Экипаж Бенкунского Г. С. в котором я летал бортрадистом, с Пущинским на борту доставили трупы в Якутск, где и похоронили. Причины взрыва самолёта на месте происшествия не обнаружили. Выдвинули версию, что в Штатах, куда перед этим Пономаренко доставил нашу торговую делегацию, ему подложили мину с часовым механизмом. Взрыв произошел на седьмой день после возвращения из Вашингтона".

Однако нам не удалось обнаружить ни следов взрыва, ни следов горения, ни оплавленного металла. Так что подбрасывать пару полешек в теорию заговора мы не станем.

Майор Пономаренко был опытным пилотом: "Экипаж С-47 Пономаренко за март сделал 30 рейсов, налетал 35 920 км, перевез 240 человек и 28 тонн груза".

Собственно, один из важнейших элементов существования трассы Алсиб — рабочие лошадки Douglas С-47, которые возили дипломатическую почту, правительственные делегации, запчасти к авиатехнике, стратегические грузы. Они были лидеровщиками, как заботливая мама, ведя за собой и прокладывая маршрут для групп истребителей, перевозили летчиков за новыми партиями самолётов на Аляску. Посмотрите на мундир своего деда — возможно, на нём вы увидите одну из 249 млн пластиковых армейских пуговиц, доставленных самолётами Алсиба с Аляски. Фёдор Пономаренко, Евгений Герасимов, Евгений Спиридонов и другие лётчики транспортной авиации Алсиба — вы были атлантами, на которой держалась вся эта "конструкция".

alsib_00202.jpg

Лётчики Алсиба. Фото из книги воспоминаний Виктора Глазкова (справа)
Лётчики Алсиба. Фото из книги воспоминаний Виктора Глазкова (справа)

Из записок Виктора Глазкова: "В летний период 1943 года американцы увеличили поставки самолётов в СССР. Резко возросла и нагрузка на лётный состав. В отдельные дни лётчики-истребители и бомбардировщики перегоняли по два самолёта, налётывая по 10–11 часов. Ещё большая нагрузка ложилась на транспортные экипажи, которым приходилось вылетать раньше группы с целью разведки погоды и переброски груза для фронта, а на обратном пути доставлять перегонщиков на их базы. Учитывая относительно небольшую скорость самолёта С-47, налёт экипажей без отдыха составлял до 23–24 часов. Днём самолёт вели второй пилот и бортмеханик, ночью — командир корабля и бортрадист".

Список погибших на Douglas С-47 №223986

Пономаренко Фёдор Лукич. Родился в 1907 году в м. Шпола Киевской обл. В РККА с 09.1929. Окончил Краснодарскую школу пилотов сельхозавиации в 1932-м. С 04.1939 — пилот 17-го АТО Азово-Черноморского УГВФ.

На фронте: с 06.1941 — командир корабля, заместитель командира эскадрильи ПС-84 по летной части 6-й АЭ МАГОН. Совершил 483 боевых вылета в тыл противника.

На трассе: с 08.1942 — командир ТАО КВТ, командир ТАО 2-го ПАП, с 10.03.1943 — командир отряда, командир эскадрильи 8-го ТАП.

Майор (2.09.1943). Награждён орденами Красного Знамени (21.07.1942), Красной Звезды (6.12.1941).

Из наградного листа от 20.07.1942: "Командиром корабля ПС-84 совершил 350 боевых вылетов, в том числе 52 ночью в тыл врага и девять с посадкой. С 21 июня по 1 июля 1942 года сделал ночью 14 боевых вылетов с посадкой на аэродром Херсонский Маяк. Привез в осаждённый Севастополь 14 тонн боеприпасов, вывез 110 раненых, летая над морем на сухопутном самолёте и совершая посадку на аэродром под постоянным артобстрелом противника".

Похоронен в Якутске.

Дерибин Леонид Александрович. Родился 25.05.1907 в д. Куришевская Вожегодского р-на Вологодской обл. В РККА с 1.11.1929. Окончил Ленинградскую ВТШЛ в 1931-м. С 09.1932 в ГВФ: авиатехник, начальник аэропорта, инженер НИИ ГВФ, заместитель командира Енисейской авиагруппы по политчасти, комиссар Красноярского аэроклуба ОАХ. С 08.1940 — авиатехник Узбекского УГВФ.

На фронте: с 08.1942 — бортмеханик МАГОН.

На трассе: с 28.08.1942 — воентехник 2-го ранга, борттехник 4-го ПАП, с 10.03.1943 — борттехник 8-го ТАП.

Похоронен в Якутске.

Попов Иван Васильевич. Родился в 1911 году в г. Ленинград. В РККА с 1934-го по 1938-й и с 1941 года. Окончил ВТШ в 1934-м. В ГВФ с 1938 по 1941 год.

На фронте: с 09.1941 — бортрадист МАГОН.

На трассе: с 28.08.1942 — бортрадист С-47 ТАО КВТ, с 02.1943 — старший воздушный стрелок-радист ТАО 2-го ПАП, с 10.03.1943 — флагманский воздушный стрелок-радист 8-го ТАП.

Старшина. Награждён орденом Красной Звезды (13.03.1944).

Из наградного листа от 8.09.1943: "На фронте в МАГОН совершил 30 боевых вылетов в тыл врага в район Вязьмы, Ленинград, Севастополь. На трассе с августа 1942-го. Налетал 300 часов. Передаёт и принимает 160–170 знаков в минуту, тренирует молодых радистов на земле и в полете".

Похоронен в Якутске.

Хавронин Михаил Иванович. На трассе: в 1943-м — техник по ГСМ аэропорта Уэлькаль. На борту оказался в качестве пассажира. Похоронен в п. Уэлькаль.

Продолжение следует.

Алексей Никулин