Как мы искали самолёты Алсиба. Часть седьмая. Аэродром Уэлькаль

Уэлькаль, 15 июля 2022 года. Фото: Вадим Витовцев
Уэлькаль, 15 июля 2022 года. Фото: Вадим Витовцев

15 июля, когда мы сели в Уэлькале, температура воздуха была немногим выше нуля и выдула за два часа всё наличное тепло несмотря на экипировку. Ледяные торосы плотным слоем закрывали не только воду, но и часть берега.

Общая протяжённость перегона оказалась около 15 тыс. км, большая часть которых проходила над сушей. Советский участок трассы Алсиб – 6306 км. Дальность полёта большинства самолётов того времени была не самой сильной их стороной. Поэтому аэродромы были необходимы через каждые 500–700 км. Которых не было — ну, не считая Красноярска и Якутска.

c164b607-6bbd-4baa-b367-08903a3d9652.jpeg

Побережье Чукотки. Фото: Алексей Никулин
Побережье Чукотки. Фото: Алексей Никулин

Времени не было тоже — дела на фронте складывались далеко не лучшим образом. Тем не менее к октябрю 1942 года были созданы пять базовых аэродромов — в Якутске, Красноярске, Киренске, Сеймчане и Уэлькале — и пять запасных.

В общей сложности на территории СССР было построено и отремонтировано 16 аэродромов, на территории США и Канады — 15. К концу второго года войны созданная в тяжелейших условиях и в кратчайшие сроки воздушная трасса начала работать. На советской территории самым сложным во всех отношениях стал чукотский участок. Климат особо в расчёт никто не брал и погоду тоже.

fdded0df-77ec-49d6-a549-7133d76df7eb.jpeg

Погода может испортиться в любой момент. Фото: Алексей Никулин
Погода может испортиться в любой момент. Фото: Алексей Никулин

Все, кто строил и кто впоследствии эксплуатировал аэродромы, готовил технику к полётам, понимали, что изменить существующую климатическую парадигму нельзя, зато можно приспособиться. Нам, людям, живущим в XXI веке, сложно понять, как в условиях полярной ночи, запредельных минусовых температур можно было в принципе перегонять авиационную технику этим маршрутом.

Участник перегонов, бортрадист Виктор Глазков вспоминал: "В осенне-зимний период перегонка самолётов усложнялась климатическими и метеорологическими условиями. Морозы до –40–60 °C были не редкость, да ещё с ветерком. Шланги гидравлики подъёма и выпуска шасси и тормозной системы смерзались и зачастую лопались. Для подогрева двигателей не хватало американских печей, пользовались самодельными. У инженерно-технического состава на руках и лицах не оставалось живого места — всё обморожено".

Вот что можно было хоть как-то учесть — это ландшафт и, соответственно, возможность завоза всего необходимого для строительства и последующей эксплуатации аэродромов: техники, тракторов, строительных материалов, авиационных тягачей, топлива, продуктов питания. На Чукотке основными транспортными артериями была вода — море и реки. Что важно, при тогдашних технических возможностях навигации реки ещё служили для лётчиков визуальными ориентирами.

e565d52f-610c-4c50-8ee1-9a7f879420a4.jpeg

Система естественных ориентиров.  Фото: Алексей Никулин
Система естественных ориентиров. Фото: Алексей Никулин

Первым аэродромом на нашей стороне стал Уэлькаль, и вот как об этом вспоминает Виктор Глазков: "На аэродроме в Уэлькале шла подготовка к строительству ВПП на деревянной основе. Из строений шесть яранг, соединённых между собой. В заливе креста стоял пароход на удалении 100 м от берега с оборудованием и техникой для постройки ВПП, жилых зданий, столовой, служебных помещений, клуба. Самоходные американские баржи военного варианта доставляли их на берег. Таким образом на берег доставлялись топливозаправщики, тягачи, бульдозеры, печки подогрева моторов, инструмент, продукты питания и всё необходимое для обслуживания самолётов в суровых условиях севера. Бочки с бензином и сборные деревянные дома просто сбрасывали в воду, и их прибоем прибивало к берегу".

Уэлькаль расположен на длиннющей песчаной косе у входа в залив Креста и является самым западным поселением в России в западном полушарии и самым западным эскимосским поселением в мире.

20220708_060207.jpg

Как выскочить из облачности и не задеть горы.  Фото: Алексей Никулин
Как выскочить из облачности и не задеть горы. Фото: Алексей Никулин

Местность относительно равнинная и пробивать облачность для посадки было вроде как относительно безопасно. Командир нашей "Восьмёрки" Роман П. так прокомментировал местную метео обстановку: "Близость больших водных пространств и подстилающая поверхность в виде сопок, высоты которых колеблются от 300 до 1700 метров, создают турбулентные потоки и завихрения. Таким образом формируются облачность выносного характера, которую очень сложно прогнозировать  —  точный прогноз погоды на Чукотке на завтра, мы узнаем послезавтра"

Сложно представить, каким образом этот аэродром эксплуатировался в условиях чукотской зимы, если 15 июля, когда мы сели в Уэлькале, температура воздуха была немногим выше нуля и выдула за два часа всё наличное тепло, несмотря на экипировку. Ледяные торосы плотным слоем закрывали не только воду, но и часть берега. Правда, кадры получились весьма эпичные, особенно на фоне берега, заваленного на сотни метров китовыми скелетами.

snimok_ekrana_2022-09-19_v_15.31.34.png

Ощущения примерно как в Дарвиновском музее. Фото:Уэлькаль, 15 июля 2022 года. Фото: Вадим Витовцев
Ощущения примерно как в Дарвиновском музее. Фото:Уэлькаль, 15 июля 2022 года. Фото: Вадим Витовцев

Кстати, в Уэлькале до начала 2000-х годов располагалась тропосферная радиорелейная станция системы связи "Север" и обслуживающая её военная часть. Но с приходом современных спутниковых систем связи такие системы стали не нужны и были выведены из эксплуатации, а в/ч ликвидирована. Это времена не Второй мировой, а другой войны — холодной, но всё же, если задуматься, сколько труда сюда было вложено!

Сейчас антенные фермы напоминают скелеты древних динозавров, а на месте ВПП, как в Дарвиновском музее, лежат кости китов — их здесь разделывают местные чукчи и эскимосы. Да и медведи, конечно, захаживают — куда без них в России-то?

snimok_ekrana_2022-09-19_v_15.30.37.png

Костями китов покрыта огромная площадь, где когда-то был аэродром. Фото: Вадим Витовцев
Костями китов покрыта огромная площадь, где когда-то был аэродром. Фото: Вадим Витовцев

Здешняя ВПП была построена из деревянных реек, которые сохранились до сих пор. Неудивительно, что эта взлётная полоса принимала самолёты и в послевоенные годы. За восемь десятилетий здесь скопилось какое-то невероятное количество исторического и не очень исторического железа. Куда хватает взгляда — всё завалено бочками из-под топлива и фрагментами авиационной техники разных периодов. Одно из сохранившихся помещений — дизельная электростанция. Представляет собой гениальную по своей простоте конструкцию — стены сделаны из бочек, засыпанных песком и щебнем. "Утеплитель" стянут проволокой и стальной гофрой, из которой делали покрытие ВПП — до сих пор не развалилось.

yvyv.jpg

Основу ВПП составляли деревянные рейки.  Фото: Алексей Никулин
Основу ВПП составляли деревянные рейки. Фото: Алексей Никулин

Условия в небе были адские. Американцы говорили, что "летать по этой трассе могут сумасшедшие, самоубийцы и русские". Но на земле было немногим лучше.

kekk.jpg

Остатки былой деятельности. Фото: Алексей Никулин
Остатки былой деятельности. Фото: Алексей Никулин

Виктор Глазков: "В Уэлькале спали мы на двухъярусных деревянных нарах. Над общежитием осенью не успели поставить крышу. Поэтому снег, подтаивая, струйками стекал на нары. Пришлось изнутри потолок оббивать оленьими шкурами. Одеял и простыней не хватало, из бытовых условий только туалет на улице, а баня ещё строилась. Отопление здания состояло из печки, сделанной из американской бочки из-под бензина. Из общежития в служебные здания, столовую и туалет в снегу были пробиты тоннели..."

Как ни кощунственно это звучит, но при таких невероятно сложных условиях перегона, потери оказались относительно невелики: за три военных года на советском участке Алсиба произошло 279 летных происшествий, из них 39 катастроф, 49 аварий и 60 вынужденных посадок. Погибло 114 летчиков.

kuppupku.jpg

Могилы лётчиков Алсиба. Фото: Алексей Никулин
Могилы лётчиков Алсиба. Фото: Алексей Никулин

Кого-то хоронили в Якутске, как, например, экипаж майора Фёдора Пономаренко. Экипаж старшего лейтенанта Евгения Герасимова похоронили в Эгвекиноте. Экипаж старшего лейтенанта Евгения Спиридонова похоронен здесь. Всего здесь, на берегу океана, находятся два десятка могил героев Алсиба, за которыми ухаживают местные школьники. А кто-то так и не был найден...

Продолжение следует.

Алексей Никулин