Как мы искали самолёты Алсиба. Часть восьмая. Аэродром Танюрер, "заповедник войны"

Наш вездеход тащит один из двигателей "Бостона". Фото: Алексей Никулин
Наш вездеход тащит один из двигателей "Бостона". Фото: Алексей Никулин

Мест, подобных Танюреру, на нашей планете всё меньше. Столько военного антиквариата под открытым небом — это ещё надо поискать.

Например, остров Большой Тютерс — мне на нём дважды приходилось бывать в составе экспедиции "Гогланд". 200 единиц впоследствии были вывезены на Большую землю и пополнили различные российские музеи, в том числе парк "Патриот". Чудом сохранившиеся артиллерийские батареи времён войны я видел в заполярной Норвегии во время экспедиции РГО — вот здесь можно посмотреть, как мы ходили по норвежскому заполярью.

На Чукотке я в основном нацелился на поиск самолётов, где хотел поучаствовать и в качестве "сыщика", и как киношник — снять фильм о том, как два десятка энтузиастов ищут пропавшие во время войны самолёты на трассе Алсиб. Но попасть на Танюрер — "заповедник войны" на Чукотке — это я пропустить никак не мог.

photo_2022-09-12_20-59-48.jpg

Две эпохи сошлись вместе. На переднем плане -  кабина "Форда". Фото: Алексей Никулин
Две эпохи сошлись вместе. На переднем плане - кабина "Форда". Фото: Алексей Никулин

Стоит сказать, что аэродром Танюрер был запасным, но это не значит, что он был не загружен или обделён в плане количества оборудования или полноты инфраструктуры. Всё как на остальных объектах Алсиба: метеослужба, столовая, общежитие, гаражи, техника, грузовики и т. д. — и 400 человек постоянного персонала.

Золотой век Танюрера пришёлся на годы войны. Но с окончанием Великой Отечественной его жизнь не закончилась — аэродром не закрыли, а, наоборот, увеличили штат военнослужащих. Началась другая война — холодная. Танюрер получил статус посёлка и даже появился на карте, просуществовав до конца 1960-х. Потом наступила эра сверхзвуковой авиации и баллистических ракет — число жителей уменьшилось до одного метеоролога.

Построен аэродром был на острове, в устье реки Танюрер при слиянии её с Анадырем. Завозили всё необходимое по реке на баржах, так же впоследствии и снабжали. Правда, пока позволяла ледовая обстановка. А завозить сюда технику ох как было надо.

560c28ae-37be-4722-b8e1-66584ed202e3.jpeg

Окрестности Танюнера. Фото: Алексей Никулин
Окрестности Танюнера. Фото: Алексей Никулин

Танюрер — это хотя и остров, но, по сути, большое болото, как, впрочем, и остальная "территория". Для отсыпки взлётной полосы понадобилось переместить в глухой тундре 59 тыс. кубометров грунта — это около 6 тыс. "КамАЗов", но, правда, их тогда не было. Были "полуторки", "Сталинцы" и американские "Студебеккеры".

Сейчас всё заросло густым кустарником, в котором не угадывается размах этого в прошлом грандиозного сооружения. Да и оставшуюся американскую технику так запросто не найти. Расстояния серьёзные — никаких ног не хватит.

96522001-be3c-4ddd-a8e8-5cc624b969ce.jpeg

Фрагмент самолёта А-20 "Бостон". Фото: Алексей Никулин
Фрагмент самолёта А-20 "Бостон". Фото: Алексей Никулин

Специально для разведки сюда на транспортном Ми-26 забросили всё необходимое для постановки лагеря экспедиции РГО и транспорт — два квадроцикла и вездеход-болотоход. Правда, мы быстро поняли, что перемещаться по окрестностям лучше на вездеходе — он не тонет, в отличие от квадрика. Да и как впоследствии выяснилось, только вездеход способен вытащить на относительно сухое место всё найденное экспедицией.

Первое, на что наткнулись, — это части двухмоторного самолёта, бомбардировщика "Бостон" А-20, очевидно, разбившегося при посадке. Его обломки оказались разбросанными на сотни метров, а один из двигателей практически утонул в болоте — пришлось цеплять трос и вытаскивать болотоходом.

photo_2022-09-12_21-00-13.jpg

Когда-то это был авиационный тягач REO. Фото: Алексей Никулин
Когда-то это был авиационный тягач REO. Фото: Алексей Никулин

То, что все приняли за "Студебеккер", оказалось очень редким авиационным тягачом REO 29-XS — руководитель экспедиции РГО Олег Подклетнов предположил, что это, возможно, единственный в мире сохранившийся экземпляр. Автомобиль выпускался с 1942 года в качестве седельного тягача, аэродромного топливозаправщика и ремонтно-эвакуационной машины. Мощность бензинового двигателя "Геркулес" — 180 сил, колёсная формула — 6 х 6. В здешних местах он имел шанс выжить. Но машина достаточно редкая, и с запчастями было, вероятно, туго — донора для него не нашлось.

photo_2022-09-22_13-44-13.jpg

Снегоуборочный щит. Фото: Алексей Никулин
Снегоуборочный щит. Фото: Алексей Никулин

Обычно на такие тягачи устанавливали разного типа навесное оборудование. В данном случае это оказался абсолютно незаменимый в здешнем климате агрегат — снегоуборочный щит, проделавший путь из Миннесоты на Чукотку.

За две недели было найдено с десяток интересных экземпляров, которые удалось отвоевать у природы, загрузить в чрево самого грузоподъёмного вертолёта в мире Ми-26 и отправить на Большую землю. В том числе и на внешнем подвесе.

photo_2022-09-22_18-57-07.jpg

 "Шильдик" почти как вчера с завода. Фото: Алексей Никулин
"Шильдик" почти как вчера с завода. Фото: Алексей Никулин

Одной из задач экспедиции РГО было в прямом смысле спасти из небытия уникальные технические экземпляры. Что-то из них будет отреставрировано, а какие-то образцы будут экспонированы в том виде, в котором они были найдены.

b06d4914-b2d8-4e72-96b5-b91e5c1e7304.jpeg

Другой фрагмент "Бостона". Фото: Алексей Никулин
Другой фрагмент "Бостона". Фото: Алексей Никулин

По степени сложности, усилиям, объёму летучих кровопийц эта операция была сравнима с тем, что испытали на себе строители Танюрера. Участникам экспедиции РГО и Минобороны РФ это оказалось по силам. Кто б сомневался!

Продолжение следует.

Алексей Никулин