Как советские учёные на утлом судёнышке покорили Арктику

Тающая Арктика. Фото: Владимир Мельник
Тающая Арктика. Фото: Владимир Мельник

Ещё страну раздирала Гражданская война, страшный голод бушевал в разных её регионах, ещё промышленность и сельское хозяйство лежали в руинах. А советское правительство во главе с Председателем Народных Комиссаров  РСФСР Владимиром Лениным подписало декрет о создании Плавучего научно-исследовательского института для проведения исследовательских работ в северных полярных морях. Плавморнин, как в духе времени окрестили новую организацию, стал первым НИИ в стране. 10 марта 1921 года считается днём рождения отечественной океанологии и началом систематического освоения Арктики нашей страной.

Время великих свершений

Это сейчас Арктика — русская, и современникам кажется диким, когда на наш Северный морской путь заглядываются западные соседи. Но так было не всегда. В начале ХХ века в Арктике шло противостояние за право обладать этими бескрайними ледяными просторами. Крушение Российской империи могло обернуться расколом страны на удельные княжества. И в таких условиях новому правительству, казалось бы, было не до Арктики. Но вместо этого правительство большевиков заложило основу для мощного научно-технического, промышленного и культурного рывка.

00_img_8251_leonid_kruglov.jpg

Фото: Леонид Круглов
Фото: Леонид Круглов

Революция привела в науку романтиков, которые не могли получить хорошее образование при царской власти. И все эти свежие пассионарные силы были направлены в русло созидания. В одном только 1921 году стали издавать полное собрание сочинений русских классиков, во всю мощь заработала программа по ликвидации безграмотности — ликбез, а великий физиолог, академик Иван Павлов постановлением Ленина получил особый статус и создал научный институт в Колтушах. Плавморнин был лишь маленьким кирпичиком, заложенным в фундамент новой страны.

Разрушенная Гражданской войной экономика отчаянно нуждалась в ресурсах. Одним из их источников стал Северный Ледовитый океан и арктическое побережье страны.

"В целях всестороннего и планомерного исследования Северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно-важное значение, учредить при Народном комиссариате просвещения Плавучий морской научный институт с отделениями: биологическим, гидрологическим, метеорологическим и геологическо-минералогическим. Районом деятельности Института определить Северный Ледовитый океан с его морями и устьями рек, островами и прилегающими к нему побережьями РСФСР Европы и Азии".

Декрет об учреждении Плавучего морского научно-исследовательского института для исследования северных морей (Плавморнин)

00_dji_0427_leonid_kruglov.jpg

Фото: Леонид Круглов
Фото: Леонид Круглов

Декрету о создании Плавучего института предшествовала Северная научно-промысловая экспедиция (Севэкспедиция). Помимо научно-практических исследований учёные оценивали перспективу использования естественных производительных сил, "по преимуществу звериных, рыбных промыслов и оленеводства на Русском Севере". Задача Плавморнина касалась морей. Советские учёные должны были разведать районы промысла рыбы и морского зверя.

По воспоминаниям Алексея Трёшникова, идея создания института возникла в Московском университете: "Здесь, в Зоологическом музее, работала группа молодых гидрологов под руководством Ивана Месяцева. При институте организовали комитет, в который вошли учёные разных специальностей, имевшие тот или иной опыт полярных исследований".

В 1921 году Плавморнин организовал первую экспедицию в Баренцево и Карское моря на ледокольном пароходе "Малыгин". Осенью 1922 года институту было передано исследовательское судно "Персей".

"Персей" и его экипаж

Издание декрета не несло никакой экономической базы: ни судна, ни денег на его создание у советской власти не было. Тем не менее группа энтузиастов во главе с зоологом, руководителем Плавморнина Иваном Месяцевым стали искать возможность выполнить задачи.

persey_u_stenki_na_severnoy_dvine.jpg

Фото из архива Всеволода Васнецова
Фото из архива Всеволода Васнецова

В Архангельске учёные и инженеры нашли каркас недостроенной зверобойной шхуны онежского промышленника Могучего и причал с брошенными судами, после чего в течение года мастерили свой корабль. Деревянную парусно-паровую шхуну буквально своими руками строили первые сотрудники института из частей списанных судов. Его особенностью стал "ледовый пояс" из дубовых досок. Примечательно, что при достройке и оборудовании судна ориентировались на норвежские чертежи. Руководил работами корабельный мастер Владимир Гостев.

"Обводы корпуса судна были примерно такими же, как у нансеновского "Фрама", — вспоминал Алексей Трёшников. — Льды при сжатии должны были выжимать судно вверх. Но вследствие такой яйцевидной формы оно было подвержено сильной качке. Несмотря на небольшие размеры судна, на нем размещались 5 лабораторий, библиотека и помещения для 24 человек команды и для 16 человек научного состава".

От государства Плавморнин на время строительства получил по мешку картошки и ржаной муки. Денег катастрофически не хватало, учёные и инженеры делили между собой последнюю краюшку хлеба. Наконец судно было достроено. 7 ноября 1922 года на корме судна подняли флаг РСФСР, а 1 февраля 1923 года на гафеле появился собственный флаг судна — синий вымпел с изображением семи звёзд созвездия Персея. С тех пор этот вымпел первого советского научно-исследовательского судна стал эмблемой советских и российских научно-исследовательских институтов рыбной отрасли. Начальником гидрологического отдела стал впоследствии выдающийся полярный исследователь, океанолог, инженер-контр-адмирал Николай Николаевич Зубов.

malygin_vo_ldah_karskogo_morya.jpg

Фото из архива Всеволода Васнецова
Фото из архива Всеволода Васнецова

В августе того же года судно "Персей" вышло в свой первый научный рейс и в течение многих лет бороздило Баренцево, Белое, Карское, Норвежское и Гренландское моря.

Мария Дукальская, директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики, отмечает выдающуюся роль Севэкспедиции и Плавморнина в освоении Арктики. Практические задачи, поставленные им, — разведка и использование естественных природных ресурсов — были успешно решены.

Судно было настолько маленьким, что места для дров и запаса пресной воды не хватало. Экипаж регулярно делал остановки у островов арктических архипелагов, чтобы собрать плавник и набрать снега для котлов. Пресная вода была в дефиците, и учёные часто мылись солёной водой.

 В экспедициях этих организаций были получены совершенно новые знания о Советской Арктике — как об островах, архипелагах и побережьях материка, так и о морях, — говорит Мария Дукальская. — Сотрудниками Плавморнина, как и Севэкспедиции, были учёные-океанологи, метеорологи, геологи, биологи, многие из которых получили в дальнейшем мировое признание и стали основоположниками научных школ — например, Владимир Шулейкин, по учебникам которого учатся до сих пор. Сейчас мы знаем названия многих научно-исследовательских судов, но первое советское арктическое научно-исследовательское судно появилось именно в Плавморнине. Это был знаменитый "Персей".

uchastniki_pervoy_sovetskoy_arkticheskoy_ekspedicii_na_ledokole_malygin.jpg

Фото из архива Всеволода Васнецова
Фото из архива Всеволода Васнецова

Про Ивана Илларионовича Месяцева все отзывались как о человеке исключительной порядочности. Он привлекал к себе молодёжь, умел заражать её своим энтузиазмом и убеждать самоотверженно отдаваться работе, создал школу советских океанологов. Месяцев заложил основы отечественной океанологии, и дальнейшие её  успехи и процветание будут всегда связаны с его именем. Благодаря его усилиям за 18 лет работы по изучению северных морей пройдено 200 тысяч миль, создано 5325 научных станций.

В экспедициях участвовало около тысячи научных сотрудников и студентов. Впервые для наших морей исследовался сложный комплекс явлений, условно объединяемых понятием "полярный фронт": изучались процессы вертикальной циркуляции вод, образования ледовых полей, районы концентрации кормовой фауны и промысловых рыб и так далее.

Ещё одним из известных полярников, которые ходили на "Персее", был Всеволод Аполлинарьевич Васнецов. Сын известного художника избрал себе судьбу учёного. Он оставил книгу воспоминаний об этих экспедициях и своих коллегах.

model_sudna_persey_wikipedia.org_.jpg

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

"Следует рассказать и о научном снаряжении экспедиции. В то время оно было очень бедным, отечественная промышленность океанографических приборов не изготовляла, а получить что-либо из-за границы не представлялось возможным. Большинство приборов участники экспедиции доставали сами. Так, например, для гидрологических наблюдений А.И. Россолимо из Сельскохозяйственной академии и института ВОДГЕО достал во временное пользование шесть батометров, и все разных систем: Рутнера, Экмана и др., которые можно навешивать только на конец троса, но ни одного серийного. На каждый горизонт приходилось опускать в море лишь один батометр, что затрудняло работы и сильно растягивало время наблюдений на станциях. Трубка Бахмана для взятия образцов грунта имелась только одна, как и опрокидывающийся термометр Рихтера без атташе. В единственном экземпляре была у нас вертушка Экмана для наблюдений течений. Ручных вьюшек Томсона было четыре, но к ним только один блок-счётчик".

"Под звёздным флагом "Персея", Всеволод Васнецов

Николай Зубов писал, что на "Персее" обычно собирались в одну научную команду физики, химики, биологи, геологи, метеорологи: "В совместной работе отдельные учёные знакомились с достижениями родственных отраслей науки, обменивались опытом, обсуждали общие проблемы. Таким образом, "Персей" всегда был своеобразным морским университетом, особенно для плававших на нём студентов разных высших учебных заведений и разных специальностей. Неудивительно поэтому, что большинство ведущих советских исследователей моря некогда плавало на "Персее".

До своей гибели в результате немецкой бомбардировки в 1941 году "Персей" поучаствовал в 84 плаваниях.

Некоторые важные вехи в истории Плавморнина

1925 — Впервые для исследований в интересах рыбного хозяйства на Северном бассейне применена авиация с использованием самолета Ю-13.

1929 — По инициативе И.И. Месяцева Плавморнин реорганизован в Государственный океанографический институт (ГОИН).

1930 — Составлены первые батиметрические карты Баренцева моря в масштабе 1:2000000 (при участии Н.Н. Зубова).

1931 — Составлена первая карта грунтов 13 промысловых районов Баренцева моря (при участии М.В. Кленовой). 

1932 — Научно-исследовательское судно "Николай Книпович" впервые в истории мореплавания (в условиях потепления Арктики) обогнуло архипелаг Земля Франца-Иосифа (в рамках программы Второго международного полярного года).

1935 — Проведена первая океанографическая съёмка южной части Баренцева моря.

1939 — Экспедиция на НИС "Николай Книпович" (под руководством Ю.Ю. Марти) обнаружила в Медвежинско-Шпицбергенском районе Баренцева моря скопления крупной сельди, которую назвали "полярный залом".

1951 — Сотрудник ПИНРО В.И. Травин открыл и описал новый вид окуня-клювача в Баренцевом море.

1953 — Изданы первые промысловые карты Баренцева моря.

1956 — Начаты работы по акклиматизации дальневосточной горбуши.

 

Наши дни

Традиции Арктического плавучего университета по-прежнему живы. Первый рейс после перерыва состоялся в 2012 году. Это инновационный образовательный проект, во время которого молодые учёные — исследователи Арктики получают знания и навыки в реальных условиях северных морей. Русское географическое общество понимает значение этого уникального проекта и ежегодно поддерживает грантами. Перерыв в исследованиях случился только в 2020 году из-за пандемии COVID-19.

arkticheskiy_plavuchiy_foto_predostavleno_uchastnikami.jpg

Арктический плавучий университет. Фото предоставлено участниками
Арктический плавучий университет. Фото предоставлено участниками

На время проведения проекта плавучим университетом становится научно-исследовательское судно Северного Росгидромета "Профессор Молчанов" — единственный в Европе корабль, совмещающий в себе уникальную лабораторию для проведения научных изысканий и практическую базу по подготовке специалистов-исследователей.

Проект воплощается совместными усилиями Северного Арктического федерального университета имени М.В. Ломоносова (САФУ), Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) и Архангельского отделения Русского географического общества.

 

Айвар Валеев