Как возвращают домой тех, кто уже никогда не вернётся

Подводные исследователи рядом с затонувшей "Бурей". Фото: Разведывательно-водолазная команда
Подводные исследователи рядом с затонувшей "Бурей". Фото: Разведывательно-водолазная команда

Получая сообщение "пропал без вести", семьи моряков и подводников, как правило, знали, в ходе какой операции и в каких водах погиб родной человек. С тем, чтобы установить, где именно он покоится, дело обстоит сложнее. Чтобы выяснить точные координаты затонувших судов, сделать их фотографии и сообщить о них родным моряков, исследователи Разведывательно-водолазной команды Константина Богданова год за годом упорно погружаются под воду, обнаруживая всё новые и новые жертвы Великой Отечественной войны. Правда, найти нужно не только погибших, но и их семьи, что не так-то легко. 

Это нужно живым

Центр "Информбюро" появился силами поисковиков — людей, которые в свободное от работы время отправлялись к местам давно забытых боёв. Обнаруженные там "смертные медальоны", в которых хранились записки с данными бойцов, позволяли установить личности погибших. Благодаря этому многие семьи смогли узнать, что именно случилось с их пропавшими некогда без вести родственниками. Однако со времён войны родственники, указанные в медальоне, зачастую успевали разъехаться по всей стране, осев далеко от родных мест. Так появилось второе направление поисков.

— Руководитель поискового центра "Информбюро" Оксана Муха создала службу розыска, когда стало понятно, что огромное количество солдат становятся второй раз пропавшими, вспоминает работающая в центре с момента его основания Лариса Ложкина. На данный момент мы нашли уже около тысячи погибших — знаем их имена, судьбы, места их захоронений. Когда мы поняли, как много семей при этом остаются в неведении о том, что их родных уже обнаружили, ужаснулись. И стали думать, как решить эту проблему.

Как ни странно, идентифицировать живых оказалось в определённой степени сложнее, чем мёртвых. О последних достаточно полные данные дают те же солдатские медальоны или обнаруженные медали — каждая из них имеет номер, по которому не составляет особого труда узнать, кому её вручили. Порой помогают разобраться именные предметы, но тут уже сложнее — подписанный котелок вполне мог "перейти по наследству" однополчанину.

larisa_lozhkina.jpg

Лариса Ложкина. Фото из личного архива
Лариса Ложкина. Фото из личного архива

Выйти на родственников не так легко, поскольку личную информацию надёжно защищает закон о конфиденциальности. Да и чтобы запросить такие данные, для начала необходимо выяснить, где эти люди сейчас живут. Порой ситуация осложняется тем, что записи в смертном медальоне оказываются повреждёнными — размытыми или выцветшими. Тогда к делу подключаются специалисты из специальных лабораторий, где с помощью специальных химикатов можно "увеличить резкость" старых чернил. Так или иначе, волонтёрам "Информбюро" приходится изрядно покопаться в архивах.

Очень многое можно узнать из общедоступных информационных ресурсов Минобороны, таких как "Память народа", — рассказывает Лариса Ложкина. — Если погибший внесён в их списки, как правило, можно выяснить, из какой он местности, где его призвали порой это происходило далеко от места рождения. И там же, как правило, есть адреса родственников, которых указал новобранец. Беда в том, что порой эта информация искажается не всегда писари аккуратно фиксировали то, что им говорили. Порой целое детективное расследование проводить приходится.

Другая проблема в том, что за прошедшие десятки лет области и территориальное деление нашей страны в целом сильно изменились. Тем не менее открытые источники дают нам базовые данные, от которых можно отталкиваться. Конечно, с такими ресурсами надо уметь работать неподготовленный человек может зайти туда и, не сориентировавшись, просто не найти то, что ему нужно. А у нас уже большой опыт, нам проще.

Выйти на связь

Установив адрес семьи, поисковики отправляют запрос в местную администрацию, чтобы помогли выйти на связь. Проблема в том, что затребовать эту информацию общественная организация не имеет права — здесь либо чиновники сами сообщат родственникам о том, что их "пропавший без вести" нашёлся, либо пойдут навстречу, либо вежливо откажут.

В этой ситуации большую роль играет человеческий фактор кто-то от души старается помочь, кто-то отмахивается. Конечно, мы всегда стараемся достучаться, объясняем, кто мы и зачем нам нужно, чтобы родственники узнали о своих погибших. Иногда прямо-таки мистические совпадения случаются. В 2018 году на территории Польши на месте бывшего концентрационного лагеря обнаружили наших соотечественников, которых удалось опознать. Среди них был один казак родом из Чечни, его родных найти никак не удавалось. Мы подняли архивы, местное казачество, но безрезультатно. И вдруг мне позвонил человек и надиктовал номер внука погибшего. Когда я спросила его, откуда он, оказалось, что это житель станицы, которому кто-то сказал это сделать он даже не знал, о чём речь. А внук, как выяснилось, очень хотел найти деда, но не слишком на это надеялся он уже много лет жил в Кабардино-Балкарии, растеряв связи с Чечнёй.

Когда была обнаружена подводная лодка С-9, "Информбюро" взялось найти родных затонувшего экипажа. К этому моменту об организации уже знали и обращались туда с просьбой помочь. "Первой ласточкой" стал рядовой краснофлотец Пётр Лысый, погибший совсем молодым. Когда удалось связаться с внучкой подводника, она была настолько благодарна, что прислала фотографию дедушки в форме и бескозырке, бережно хранившуюся в семье.

df00d449-19c8-4f5c-8247-1b9e8a216c3e.jpg

Краснофлотец Пётр Лысый. Фото предоставлено Информбюро
Краснофлотец Пётр Лысый. Фото предоставлено Информбюро

— Нас это, конечно, очень тронуло, делится Лариса. — Внучка попросила нас сообщить, кто нашёл подводную лодку, просила рассказать подробности. Чтобы ответить на её вопросы, мы связались с Константином Богдановым. Он нам подробно рассказал, как они ищут затонувшие корабли, собирают по ним архивные данные, по определённым признакам опознают находки. Так и началось наше сотрудничество.

На данный момент Разведывательно-водолазная команда обнаружила уже 14 подводных лодок, около десяти семей погибших нашло "Информбюро". В этом году подводные исследователи установили, где именно ушли на дно сторожевой корабль "Буря" и базовый тральщик "Фугас", подорвавшиеся на минах 80 лет назад во время набеговой операции Балтфлота. Прошло чуть больше месяца, и уже 11 семей узнали о том, где именно обрели покой их деды.

К сожалению, дело продвигается не так быстро, как хотелось бы,  в организации всего трое сотрудников, которые занимаются поисками в свободное от основной работы время, а запросов приходит до тысячи в месяц. Но они продолжают свою кропотливую работу, порой не только рассказывая близким о судьбе их погибших родственников, но и соединяя потерявших друг друга живых.

Как погибшие возвращают друг другу живых

Михаил Вавилов родился в 1899 году в Пермском крае Уральской области, в армию его призвали в 1931 году в Солекамске. Сначала служил санинструктором на сторожевом корабле "Пурга", где, видимо, прошёл обучение, поскольку на "Буре" уже значился военным фельдшером.

— При поиске мы опирались на указанное место рождения Михаила Дмитриевича — деревню Быстрая, объясняет Лариса Ложкина. — Я отправила туда запрос, чтобы узнать состав семьи. К счастью, нам удалось получить местную хозяйственную книгу. Это аналог домовых книг, которые ведут в сельской местности, там указывают особенности хозяйств, записывают всех членов семей. Так удалось узнать имена родителей фельдшера "Бури", а также трёх его братьев — они все тоже воевали. В той же книге было сказано, что в 1930 году Михаил был призван в Балтийский флот, так мы получили подтверждение, что нашли описание именно его родных.

img_8908.jpg

Михаил Вавилов, военный фельдшер со сторожевого корабля "Буря". Фото предоставлено Информбюро
Михаил Вавилов, военный фельдшер со сторожевого корабля "Буря". Фото предоставлено Информбюро

Но больше никакой информации добыть никак не удавалось. Тогда "Информбюро" взялось "прошерстить" социальные сети. Опираясь на фамилию и место жительства, в "Одноклассниках" или "ВКонтакте" порой можно найти людей, которые нам нужны. Сложность заключалась в том, что фамилия "Вавилов" достаточно распространённая, но всё же стоило попробовать.

— При этом я включила в круг поисков и женщин, хотя, казалось бы, это сомнительная затея: выходя замуж, они зачастую меняют фамилию, поэтому обнаружить их таким образом сложнее. Но интуиция меня не подвела, и через некоторое время поисков, постепенно сужая их круг по местности, я добралась до племянницы Михаила, дочки его родного брата Николая. Она сейчас живёт в Алтайском крае, в городе Алейске.

Вере Николаевне 65 лет, её дети давно живут своими семьями, она осталась одна и очень хотела найти родственников по отцу, с которыми связь после войны потерялась. Лариса Ложкина, просматривая истории ветеранов Великой Отечественной войны на сайте Первого канала, заметила имя Михаила Вавилова некая женщина писала, что она его внучка, упоминала, что погиб в море. Но как на неё выйти, было непонятно обратной связи через этот сайт нет.

— Я больше недели искала, перевернула все архивы, пока нашла её место жительства — Верховажье, вспоминает Лариса Ивановна. — Как оказалось, она работает там учительницей, оставалось найти телефон. Когда я позвонила Светлане Дмитриевне, выяснилось, что её мама была дочерью погибшего моряка. Светлана рассказала, что мечтает найти родственников дедушки, у которого, как она знала, были родные братья.

В итоге тётя и племянница созвонились и теперь с удовольствием общаются. Но на этом дело не закончилось. Через базы данных "Бессмертного полка" нашёлся двоюродный брат Светланы, Виктор он участвовал в мероприятии с портретом деда Михаила Дмитриевича. Он сын второй дочери фельдшера с "Бури", которая сейчас живёт в Днепропетровске. Виктор провёл в этом городе детство и помнит, как к ним с мамой приходил сослуживец дедушки Михаила, рассказывал, как служил на "Буре". Сам Виктор был маленьким, не слишком прислушивался к разговорам взрослых, но запомнил, как этот моряк подошёл, приподнял его лицо и заметил: "Как же ты похож на деда!"

dsc01643-2.jpg

Фото: Разведывательно-водолазная команда
Фото: Разведывательно-водолазная команда

— Представляете, как раскидала жизнь этих людей? отмечает Лариса Ложкина. — Одна дочь Михаила Дмитриевича живёт в Вейске, другую забросило в Днепропетровск, его внучка — в Верховажье, внук оказался в Москве, племянница — в Алейске. Теперь они все друг с другом общаются. Недавно я получила сообщение от Веры Николаевны, она благодарила и рассказывала, что не так давно общалась с Виктором, обменялась с ним фотографиями. Писала, что сама просто не смогла бы найти родных, расселившихся по всей стране от юга до севера. Получается, что Михаил Дмитриевич собрал вместе своих потомков.

Работа "Информбюро" продолжается. Другие члены экипажей, погибших на дне Балтийского моря, ждут, когда родные узнают об их участи. Со временем, возможно, удастся найти все затонувшие суда и семьи каждого из погибших на них моряков.

Ольга Ладыгина