Мир зависит от чистоты океана: подведены итоги экспедиций географов МГУ в Арктике

Участники пресс-конференции. Фото: "Россия сегодня" / Географический факультет МГУ

Более 100 тыс. км2 изученных морских акваторий Арктики в районах разведки и добычи углеводородов, свыше 1000 проб воды и донных отложений, ценные данные о состоянии атмосферы и морских экосистем — таковы итоги сезона экспедиций географического факультета МГУ им. Ломоносова в Баренцевом, Карском и Охотском морях. О новых результатах экологического мониторинга, разработке превентивных мер для обеспечения безопасности и бережного освоения человеком северных и дальневосточных регионов учёные рассказали в международном мультимедийном пресс-центре "Россия сегодня".

В пресс-конференции на тему "Экологическая безопасность при освоении морских нефтегазовых месторождений в Арктике и на Дальнем Востоке. Возможно ли сотрудничество науки и бизнеса?" приняли участие декан географического факультета МГУ, академик РАН Сергей Добролюбов, координатор программы мониторинга Владимир Слободян, заместитель директора Беломорской биологической станции биологического факультета МГУ им. Ломоносова Николай Шабалин. В беседе с прессой были затронуты итоги морских рейсов в период с июня по сентябрь 2022 года, возможности и перспективы сотрудничества научных центров с нефтегазовыми компаниями, а также острый вопрос безопасности подводных трубопроводов в свете известного инцидента с "Северными потоками" в Балтийском море.

0mm0tqfvixi.jpg

Декан геофака МГУ Сергей Добролюбов. Фото: "Россия сегодня" / Географический факультет МГУ

Мы все знаем, что потенциально Арктика является глобальным сырьевым лидером среди российских регионов, напомнил Сергей Добролюбов. Именно здесь уже добывается до 90% кобальта, никеля, более 95% платины, более 80% газа, около 20% нефти.

— Конечно, для нас в последние годы очень важны риски и угрозы для развития хозяйственного потенциала этой зоны. Это интенсивное потепление климата, которое больше всего проявляется в Арктической зоне. Второе — значительное отставание в Арктике показателей, характеризующих качество жизни, от общероссийских. Это и низкий уровень развития транспортной инфраструктуры, и возрастание нагрузки на окружающую среду в сфере природопользования, увеличение вероятности достижения неких предельных значений, после чего изменения станут необратимыми. Причём это касается и суши в зоне вечной мерзлоты, и береговой зоны, и открытых частей арктических морей, — подчеркнул он.

Географический факультет МГУ давно уделяет особое внимание изучению Арктической зоны и реализует большое количество проектов, связанных с экологическими опасностями в данном регионе. 12 лет назад была организована специальная лаборатория, занимающаяся оценкой природных рисков в прибрежной зоне Арктики, создано множество картографических материалов, посвящённых этой проблеме. Большую помощь в исследовании Арктики и Дальнего Востока оказал совместный проект нескольких факультетов МГУ, носящий название "Будущее планеты. Глобальное изменение природной среды". В нём задействованы географы, биологи, почвоведы, химики.

— Когда у нас появилась возможность обратиться в "Газпром недра" и предложить свою помощь в организации стратегического развития и мониторинга морских акваторий и суши в Арктической зоне с оценкой ситуации в перспективе ближайших десятилетий, мы получили положительный ответ. В результате был подписан договор о сотрудничестве на три года. Сейчас мы в середине пути. За два года были выполнены мониторинговые исследования в северных морях, — рассказал декан географического факультета.

n1dbzsmel-4.jpg

Владимир Слободян. Фото: "Россия сегодня" / Географический факультет МГУ

Владимир Слободян напомнил, что одновременно были организованы три исследовательских рейса — в Баренцевом, Карском и Охотском морях. В этом непростом деле большую поддержку Московскому университету с арендой научных судов и оборудования, привлечением к работе студентов, аспирантов и молодых учёных оказал бизнес.

— В 2021 году эти экспедиции прошли в достаточно сложный по погодным условиям период: в сентябре и октябре. Было много штормов, были приключения. Но в то же время мы получили много хороших данных именно в экстремальный период. В 2022 году рейсы были организованы чуть раньше — в июле-августе — и завершились в начале сентября, очень удачно попав на благоприятные условия, — поделился Слободян.

Вся программа морских работ успешна реализована. В соответствии с полученными данными будут скорректированы научные исследования последнего сезона — 2023 года.

По словам Николая Шабалина, проделанная экспедициями работа — хороший пример взаимодействия науки и бизнеса. Практическая их задача — ответ на вопрос о том, как ООО "Газпром недра" предстоит качественно выполнять свои обязательства, соблюдая требования охраны окружающей среды. Но параллельно учёные решают и глобальные научные проблемы.

— Для этого необходимо понимать, как изучать морские экосистемы, какие применять методики, где размещать посты наблюдений. Это очень важно, поскольку морские системы, особенно арктические, оказывают стабилизирующее влияние на биосферу в целом. Иными словами, здоровье Арктики крайне важно для здоровья моря в целом, для здоровья суши. Мы не можем жить в чистом мире, если мы не позаботимся о чистоте океана, — подчеркнул Шабалин.

Учёный добавил, что важнейшим объектом изучения можно считать биоразнообразие. Это понятие включает в себя все живые существа, населяющие планету. От них, собственно, зависит существование человечества. В качестве примера здесь стоит привести рыбу сайку или полярную тресочку, занимающую важнейшую нишу в экосистеме северных морей. Если с ней что-то случится, нарушатся все пищевые цепочки и вся система попросту рухнет.

— Нам очень важно выделять правильно не только пункт наблюдений, но и те объекты, за которыми мы наблюдаем, — отметил Шабалин.

itrnkumgwaw.jpg

Участники пресс-конференции. Фото: "Россия сегодня" / Географический факультет МГУ

Масштабные проекты, подобные нынешним арктическим экспедициям МГУ, позволяют узнать, что происходит с морскими экосистемами, а также создавать единую базу данных и накапливать длинный ряд наблюдений. Это необходимо для того, чтобы понять, как меняется жизнь моря с течением времени, а также отделить влияние человека от глобальных процессов, разрабатывать новые мониторинговые программы, минимизировать негативное воздействие на природу.

— Ещё 10 лет назад Карское море было достаточно слабо изучено с точки зрения биоразнообразия. Столь плотная сеть станций на ограниченном участке моря работала с такой периодичностью впервые. В итоге часть Карского моря изучена очень подробно, и это крайне важно для понимания процессов, протекающих в морских экосистемах, — подчеркнул Шабалин.

Затронули учёные и крайне важную тему последствий крупных аварий на подводных трубопроводах. Она стала особенно актуальной в свете недавнего инцидента на газопроводах "Северный поток" в Балтийском море. Столь масштабный выброс метана, безусловно, губителен для морских экосистем. Но главный негативный фактор — попадание в атмосферу крупных объёмов парниковых газов. Помимо этого, в районе происшествия серьёзно меняются условия судовождения.

— Мы с вами имеем дело фактически с бокалом шампанского. В этой многофазной жидкости резко изменяется плотность воды, а суда уравновешены по ватерлинии для определённых значений этого показателя. Если плотность воды меньше, то судно погружается гораздо глубже. Именно поэтому, на мой взгляд, совершенно справедливо создали десятикилометровую зону, в которой запрещено мореплавание. В естественных условиях есть сведения о таких выходах, но меньшей интенсивности, — отметил Добролюбов.

В частности, долговременные исследования в Арктическом бассейне показывают, что всё-таки естественный выход метана с шельфа морей Арктики не превышает 2–3%. 90% объёмов этого газа в атмосфере дают болота, напомнил декан геофака.

— Надо понимать, что любой выброс газа подобных масштабов вредит морским экосистемам, биоте. Понятно, что в местах повреждения трубы будут гибнуть планктон, мальки, рыбы. Но главным можно считать негативный эффект для биосферы в целом. Речь идёт о залповом выбросе в атмосферу парникового газа, — подчеркнул Николай Шабалин.

Однако, по его словам, катастрофа была бы поистине чудовищной, если бы это был нефтепровод.

— Нефть первым делом разливается по поверхности воды и прекращает весь газообмен между воздухом и морской средой. После этого образует пузыри, которые плавают в толще воды и поражают всё на свете, а потом падает на дно, и тяжёлые фракции убивают всё подряд. Поэтому любое нефтяное загрязнение чудовищно. Газовое загрязнение не так страшно, поскольку всё выбрасывается в атмосферу. Однако это тоже неприятно. Гибель морских животных будет, но не такая глобальная, как при разливе нефти, — считает Николай Шабалин.

В условиях потепления климата резко возрастают риски повреждения трубопроводов в Арктике. Здесь свою роль играет увеличение числа айсбергов в море и деградация вечной мерзлоты на суше, отметил Владимир Слободян. По его словам, для предотвращения аварий необходимо более серьёзно относиться к мониторингу существующих ниток и строительству новых.

— К сожалению, пока качество строительства оставляет желать лучшего. Будем честными. Мы, в том числе в Газпроме, продвигали идею обязательного постоянного мониторинга состояния подводного участка газопровода, чтобы обеспечить безопасность, — добавил он.

 

Александр Жирнов