Мощный шторм заставил кругосветку РГО выбросить тримаран на берег Огненной Земли

Российский флаг над Южной Атлантикой. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

Суровым штормом встретила Атлантика на подходе к побережью Огненной Земли кругосветную экспедицию Томского отделения Русского географического общества. Сквозь леденящий ветер и мощные волны экипажу удалось миновать Магелланов пролив, однако ненастье пока закрыло дальнейший путь на юг. Тримаран сорвало с якоря, начало сносить в сторону Африки, но героические усилия команды позволили добраться до суши и укрыть судно в гавани аргентинского города Рио-Гранде. Здесь Станислав Берёзкин и Евгений Ковалевский намерены переждать плохую погоду, привести в порядок потрёпанный такелаж, восполнить потери и набраться сил перед броском к мысу Горн.

Дельфины, солнце и радость

Поначалу переход из Комодоро-Ривадавии в Рио-Гранде дарил лишь положительные эмоции. 20 ноября во второй половине дня к судну подошла большая стая чёрно-белых дельфинов. Около часа они играли с тримараном, возможно, приняв его за большого кита.

1669341957591.jpg

Стая дельфинов подошла к тримарану. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

— Дельфины носились взад и вперёд, слева, справа, под тримараном, впереди. Выпрыгивали из воды по одному, по трое, по пятеро. Я бегал с камерой с борта на борт, с кормы на нос. Пытался снимать под водой, но это оказалось слишком сложно, — рассказал Евгений Ковалевский.

А дельфинов в яркой зеленоватой воде становилось всё больше, словно весть о странном ките, на котором плывут люди, стремительно облетела все окрестные воды.

— Вот их, наверное, уже около 200. В такие минуты я счастлив. Ведь это минуты нашего единства с природой, единения с океаном. Он наш отец, и мы все — его дети. Дельфины, завидев человека на борту, концентрируются вблизи. Если опустить руки поближе к воде, можно даже потрогать этот дружественный "дельфиний вихрь", проносящийся под руками. Дельфины понимают, что мы одной крови, они подпрыгивают и тычутся носами в руку. Они улыбаются, смеются, радуются не менее нас кратковременному объединению в один экипаж. А может быть, это мы ненадолго вливаемся в их дельфинью стаю, — добавил Ковалевский.

1669341957550.jpg

Дельфины сопровождают тримаран. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

Однако с заходом солнца плавание становится менее комфортным. Начинается не просто холод, а настоящий мороз. Кругосветчикам приходится спать в спальниках не раздеваясь по двум причинам. Во-первых, в одежде просто теплее. Во-вторых, в кромешной тьме собраться на вахту весьма непросто. Проще уже быть одетым.

— Когда в 3:45 будят на вахту, остаётся добавить немного. Надеваю вторые штормовые штаны — ещё одни, и термобельё уже на мне. Синтепоновую безрукавку добавляю к тельняшке, двум флисовым курткам и толстовке, которые уже на мне. Сверху непродуваемая штормовая куртка, спасжилет. На голове балаклава, шапочка, на шее шарф, на лбу фонарь. Готов к несению вахты, — описал снаряжение Ковалевский.

В 4 часа утра светлеет, а солнце прорезается из-за горизонта сразу после пяти. Робкие лучи золотят поверхность волн, бросают сверкающую дорожку к тримарану. Светило словно обращается к мореплавателям: "Держите мой огонь, вот вам моё тепло!"

— А я немею от восхищения красотой небесного огня, его щедростью и благостью. Земля, океан и все мы, обитатели планеты, при появлении солнца как будто просыпаемся, оживаем заново, чувствуем величие Вселенной и свою принадлежность к ней, — признался Ковалевский.

1669332236755.jpg

Солнце дарит свет и тепло после холодной ночи. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

Радость, принесённая солнечным светом, дополняется хорошим ветром скоростью в 6–7 узлов, утренним кофе, который удаётся сварить в турке, и тем, что пока нет обещанного прогнозом шторма.

21 ноября проходит спокойно. Роман Стручков из Калининграда, ставший на этом этапе членом экипажа, пытается ловить рыбу. Солнце светит ярко, ветер северо-западный, тримаран идёт курсом бакштаг со скоростью 5–6 узлов.

— Иногда ветер усиливается, прикручиваем стаксель, уменьшая его площадь. Грот на первом рифе. Холод вынуждает быть всё время в штормовой экипировке, — рассказывает Ковалевский.

Экипаж даже задумывается, не пойти ли напрямую в Ушуайю, но надо прикинуть, хватит ли воды. Оказывается, что есть 70 л, а в день уходит не менее 10 л. Значит, придётся всё-таки зайти в другой город и пополнить запасы. Также нужен бензин, поскольку при встречном ветре без мотора не обойтись. До Пуэрто-Сан-Хулиана остаётся около 50 миль, это первый вариант. Второй — уже после Магелланова пролива зайти в Рио-Гранде.

— Вдоль этих берегов проходили все наши русские кругосветчики XIX века — Крузенштерн, Беллинсгаузен, Литке, Коцебу, Головнин, Врангель. Но шли не Магеллановым проливом, а вокруг мыса Горн. В этом районе едва не погиб Коцебу. Его зацепило волной и выбросило за борт. Коцебу умудрился на лету уцепиться за снасть и остался жив, — напоминает Ковалевский.

Шторм у Магелланова пролива

23 ноября плохой прогноз начинает сбываться. В 9:45 с запада приходит сильный шквал, поднимается леденящий ветер.

— Отпускаем грот на последнем рифе, уменьшаем вполовину стаксель, курс галфвинд. Скорость 5–6 узлов. Впереди и справа сплошная пелена. Это грозовой фронт. Скоро мы туда попадём. "Неистовые пятидесятые" берут нас в свои объятья. Сурово здесь. Дальше будет ещё суровее. Солнца нет. Холод пробирает сквозь все одежды, — признаётся Ковалевский.

Ближе к полудню ветер сменяется на юго-западный, практически встречный. Скорость тут же падает до двух узлов, но надо идти. Экипаж тримарана заводит мотор.

1669332236617.jpg

Начало шторма. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

— Сильный ветер дует в лицо и справа. Уносит с палубы любую незакреплённую вещь. Подходим к входу в Магелланов пролив. И тут начинается шторм. Ветер усиливается до 35 узлов с порывами до 40, океан пытается разорвать тримаран на куски. Жёсткие с гребешками трёхметровые волны разбирают нас, а мы собираемся снова. Периодически ветер срывает десятки литров воды с пенных гребней и забрасывает их на палубу, оглушая нас этой ледяной ванной. Нас молотит и долбит, корёжит и крутит. Тримаран как трансформер, изгибается и выпрямляется, закручивается и раскручивается в такт волнам, — описывает ситуацию Ковалевский.

Когда тримаран начинает проходить мимо Магелланова пролива, стихия ожесточается ещё больше. Судно выносит в океан, экипаж отчаянно пытается удержаться в 20 милях от берега при помощи 15-сильного мотора. Шторм продолжается уже три часа и не ослабевает. Ванты свистят, на палубе всё больше воды.

— Надеемся, что нас не унесёт далеко в океан, что к ночи ветер стихнет, что завтра мы сумеем нырнуть в бухту Рио-Гранде, — отмечает в этот момент Ковалевский.

Однако шторм не стихает. К утру 24 ноября он продолжается уже почти целые сутки. Ветер с порывами до 30–40 узлов.

1669332236599.jpg

Волны и ветер усиливаются. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

— Ночью срубили грот, холод пробирает до костей, все мокрые насквозь и спальные места мокрые. Волны продолжают забрасывать на тримаран тонны воды. Месиво яростной воды, ветра и холода, — рассказывает Евгений.

Тримаран подходит к Рио-Гранде около 11 утра. Ветер с запада продолжает свирепствовать, его скорость доходит до 50 узлов. Необходимо зайти в устье реки, но становится понятно, что против такого ветра добраться до берега нереально. Кругосветчики бросают якорь и начинают вызывать по рации береговую охрану. Аргентинцы откликаются, но отвечают, что подтащить судно к суше не смогут — слишком слабые у них лодки. Они готовы помочь с эвакуацией, но эвакуация — это спасение людей при потере корабля.

— Мы понимаем, что долго на якоре не выстоим, ветер такой силы нас потихоньку начинает разрывать на куски. Тут случается страшное: нас резко понесло в открытый океан. Бросаюсь на нос тримарана — так и есть, лопнула якорная верёвка, якоря у нас больше нет. В ближайшие три дня нас будет безостановочно нести в сторону Африки. У нас единственный шанс — использовать остатки бензина и попробовать приблизиться к побережью, а там, если получится, выброситься на берег через прибой, — делится Ковалевский.

Станислав Берёзкин заводит мотор, Ковалевский пробирается на нос тримарана и готовит остаток якорной верёвки. В течение 40 минут россиянам удаётся приблизиться к берегу, они уже видят чёрный песок пляжа и прибойные волны.

1669331788218.jpg

Тримаран выброшен на берег. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

— Готовлюсь прыгать в воду, как только тримаран перескочит через волны и воткнётся в берег. Удар, я падаю на носу, вскакиваю и прыгаю. Стас едва успевает выдернуть мотор из воды. Пытаюсь бежать по проваливающемуся мокрому песку на берег, тащу за собой верёвку. Стас пытается убрать руль, но от удара вылетает за борт — благо неглубоко, но его метелют прибойные волны. Я натягиваю верёвку, ко мне присоединяются остальные члены экипажа. Тримаран подпрыгивает на прибое. Нам не удаётся удержать нос трёхтонной посудины, и её разворачивает вокруг носа. Тянем корму. Подбегают местные жители — хватают верёвку, помогают. Один из местных вбивает кувалдой в песок трубу, и мы цепляем за неё верёвку, — описывает полный драматизма момент Евгений Ковалевский.

Начинается отлив, и постепенно вода отходит от берега. Аргентинцы предлагают оттащить тримаран выше уровня прилива. Подъезжают машины префектуры и местные спасатели, теперь транспортировке судна помогает небольшой трактор. Вся операция занимает около часа.

— Всё! Можно выдохнуть. До конца дня проходим формальности префектуры. Нас в гости приглашает единственный русский житель Рио-Гранде, мой тёзка Евгений. Тримаран выбросили на берег прямо напротив его дома. Отогреваемся, решаем сегодня прийти в себя, — рассказывает Ковалевский.

1669331788043.jpg

Тримаран вытаскивают выше уровня прибоя. Фото участников кругосветной экспедиции РГО

В ближайшее время синоптики обещают в Атлантике шторм с ветром до 50 узлов, поэтому кругосветка РГО пробудет в Рио-Гранде не менее трёх дней. Временные члены команды покинут экипаж, Евгений Ковалевский и Станислав Берёзкин пойдут дальше вдвоём. Пожелаем им успеха, путешествие продолжается.

1 июля 2021 года сибирские путешественники Евгений Ковалевский и Станислав Берёзкин отправились по маршруту первых русских кругосветных экспедиций XIX века: Ивана Крузенштерна (1803–1806), Юрия Лисянского (1803–1806), Отто Коцебу (1815–1818, 1823–1826), Василия Головнина (1817–1819), Фёдора Литке (1826–1829), Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева (1819–1921). Международный проект Томского областного отделения РГО "По пути русских кругосветных мореплавателей" посвящён 250-летию со дня рождения Крузенштерна и 200-летию открытия русскими моряками Антарктиды. Данные события на долгое время определили лидерство России в освоении Мирового океана и открытии новых земель. Подробнее узнать о проекте и оказать посильную помощь в его реализации можно на сайте экспедиции.

 

Александр Жирнов