На чём Стенька Разин на самом деле ходил по Волге

Фрагмент макета парохода "Ласточка", известного по фильму Эльдара Рязанова "Жестокий романс". Фото: Борис Агузаров
Фрагмент макета парохода "Ласточка", известного по фильму Эльдара Рязанова "Жестокий романс". Фото: Борис Агузаров

На днях в московской Штаб-квартире РГО было подписано соглашение о взаимодействии между Русским географическим обществом и Самарской областью. Важным направлением совместной работы станет повышение туристической привлекательности региона. Один из перспективных проектов — создание музея истории волжского судоходства. Почему мы хорошо знаем голландские фрегаты и китайские джонки, а о русских расшивах и ушкуях почти ничего? В чём разница макета и модели судна? И как из частного увлечения может вырасти большое и важное дело?

Расписные острогрудые

…Краеведческая конференция близилась к завершению: все заявленные доклады были прочитаны, официальная часть плавно перешла в неофициальную. Археологи, этнографы, экологи и специалисты по развитию туризма в едином порыве затянули "Из-за острова на стрежень, на простор речной волны выплывают расписные острогрудые челны…".

К рабочей дискуссии всех вернул неожиданный вопрос:

— Коллеги, а как конкретно эти челны были расписаны? Какие изображения были характерны для того времени? Какие краски использовались?

Та конференция проходила около 20 лет назад. Именно тогда Борис Агузаров понял, что даже увлечённые специалисты имеют довольно смутное представление о том, как выглядели и какие конструктивные особенности имели суда, ходившие по Волге в разные исторические эпохи. Этот пробел захотелось восполнить. Поиски информации и занятия судомоделизмом привели к идее создания музея истории волжского судоходства в моделях и макетах речных судов.

Родом из детства

Борис Агузаров по образованию педагог-историк. Член Русского географического общества. В настоящее время работает в Самарском историко-краеведческом музее имени П.В. Алабина. До этого с 1985 по 2004 год трудился фотографом в археологической лаборатории Куйбышевского педагогического института, побывал во множестве экспедиций от Северного Урала до Северного Прикаспия. Плюс к этому он заядлый турист и страстный любитель бардовской песни.

01_img_20211120_174513.jpg

Борис Агузаров за работой. Фото из семейного архива
Борис Агузаров за работой. Фото из семейного архива

Сам себя в шутку называет "результатом туризма":

— Мои родители в походе познакомились. Отец из Осетии родом, мама — из Самарской области. Оба педагоги, отпуск длинный и всегда летом, так что времени для общения с природой достаточно. Я с ними и в походах самых разных был практически с самого рождения, в рюкзаке сидел, пока ходить не умел, и за Волгой в палатке мы жили.

У Бориса Амурхановича был чудесный дедушка Борис Николаевич, по образованию инженер, по складу характера — любитель посидеть на волжском берегу, понаблюдать за жизнью великой реки. "Смотри, — показывал он маленькому внуку, — вон буксир пошёл, а вон там — баржа…"   

02_konovodka.jpg

Коноводка. Фото: Борис Агузаров
Коноводка. Фото: Борис Агузаров

На день рождения в 10 лет дедушка подарил мальчику набор инструментов "Юный столяр". Борис начал заниматься в кружке по моделированию, который работал в Доме пионеров города Чапаевска. Те суда, которые показывал дед, Боря поначалу вырезал из коры деревьев — с этим мягким материалом было легко работать.

В жизни Бориса был ещё один замечательный дед. Не родной, просто живший по соседству. В 60-е, когда Агузаров ещё учился в школе, тот сосед был уже глубоким стариком. Он с удовольствием рассказывал мальчишкам о том, как в Отечественную переправлял через Волгу то раненых, то эвакуированных, то солдат, которым предстояло сражаться, и как совсем давно, ещё до Гражданской войны, он ходил по Волге на беляне.

Так постепенно для Бориса Агузарова открывалось величие и великолепие Волги и единственный в своём роде, мало кем изведанный мир волжского судоходства.

Овеществлённая история

Увлечение моделизмом — это на всю жизнь. Модели и макеты помогают увидеть историю, сделать её наглядной. Макет — более простой вариант. Его задача — дать представление о внешнем виде чего-либо. Изготовление макета не предполагает таких сложностей, как, например, историческая достоверность материалов. Так, макет дракара викингов запросто может быть выполнен из пластика.

Модель требует большей точности. Самая сложная — адмиралтейская, она предполагает абсолютное соответствие материалов тем, из которых был сделан оригинал, и высочайшую степень детализации, например, петель на дверях должно быть столько же, сколько в оригинале. Более простой вариант модели — стендовая, она допускает меньшую степень детализации.

03_parohod_burlak_2.jpg

Пароход "Бурлак". Фото: Борис Агузаров
Пароход "Бурлак". Фото: Борис Агузаров

В начале 2000-х годов на форуме моделистов Агузаров предложил тему волжского судоходства и выяснил, что для большинства коллег по цеху это некое белое пятно. Голландские фрегаты и китайские джонки подробно описаны, чертежи немецкого линкора "Бисмарк" имеются, а вот хлебная барка, расшива, ушкуй, прорезь — о них в лучшем случае "слышали". 

Понимание новизны темы поддерживает интерес исследователя. Быть первопроходцем трудно, но особенно увлекательно. Агузаров неспешно и настойчиво продолжал свои изыскания, находя информацию и единомышленников.

Нигде, кроме Волги

В личной библиотеке Бориса Амурхановича есть экземпляр ставшей библиографической редкостью книги "Волга и волжское судоходство". Она содержит описания и чертежи около 400 судов, когда-либо ходивших по Волге. Два десятка из них можно назвать "узкими эндемиками" — они ходили только по Волге и не встречались более нигде.

Это естественно, ведь у каждой точки на карте мира своя история и свой путь экономического и инженерно-технического развития. Волжские берега помнят походы ушкуйников против ордынских ханов, вольницу Стеньки Разина, кровавый бунт Емельяна Пугачёва, создание гардкотной стражи для защиты купеческих караванов от нападений речных пиратов. С Волги начинал свой поход в Сибирь казачий атаман Ермак. Именно по Волге совершил своё плавание первый русский военный корабль "Орёл", на котором впервые в истории был поднят российский триколор.  

rasshiva_1.jpg

Расшива. Фото: Борис Агузаров
Расшива. Фото: Борис Агузаров

Талант и смекалка волжан создали типы судов, уникальных по своим конструктивным параметрам и интересных с точки зрения эстетики. Это и гигантские беляны, и богато украшенные резьбой расшивы, и коноводные суда конструкции нижегородского крестьянина Павла Сутырина. Иван Кулибин изобрёл уникальные водоходные машины, которые двигали суда, используя силу встречного течения.

В XIX веке по Волге пошли хлебные барки и нефтеналивные суда, затем первые комфортабельные пассажирские пароходы и первые суда с дизельными двигателями.

В Гражданскую войну обе воюющие стороны использовали в боевых действиях гражданские суда, переоборудованные в военные. На Волге и Каме были созданы военные флотилии, в состав которых входили первые в мире авианосцы. Огромен вклад волжской военной флотилии в Победу в Великой Отечественной войне.

В 50–60-е годы именно на Волге была построена целая цепь гидротехнических сооружений, и в это же время создаётся множество новых судов — грузовых, пассажирских, военных, вспомогательных. На волжскую воду были спущены первые в мире суда на подводных крыльях и воздушной подушке, экранопланы.

От частного заказа — к музейной коллекции

Однажды поступил частный заказ — сделать несколько моделей судов для оформления турбазы, расположенной на волжском берегу. Вместе с сыном Михаилом за два года Агузаров сделал 12 моделей различных судов. Через некоторое время коллекция переехала в Ульяновский музей народного творчества, где пребывает и сейчас.  

Бориса Амурхановича это радует, но, как всегда в таких случаях, уже хочется большего. А именно полноценной коллекции, включающей 21 модель уникальных волжских судов. В их число войдёт, например, беляна — фактически плавучий склад стройматериалов. В верховьях Волги, где леса много, из брёвен, предназначенных на продажу, собиралось гигантское плавсредство. Оно отправлялось по течению в низовья Волги, в преимущественно степные районы, где качественное дерево, пригодное для строительства, в дефиците. Прибывшую на место, куда-нибудь в Астрахань, беляну разбирали и по брёвнышку продавали. Беляны были разного размера, в среднем чуть больше ста метров в длину, но история знает беляну длиной 256 метров. Для сравнения: длина "Титаника" — 269 метров.  

esaulskiy_strug.jpg

Так выглядел есаульский струг Степана Разина. Фото: Борис Агузаров
Так выглядел есаульский струг Степана Разина. Фото: Борис Агузаров

Будет в коллекции и есаульский струг. Именно на есаульских стругах, а вовсе не на "расписных челнах" ходил по Волге Стенька Разин с товарищами. 

Место расположения будущей коллекции ещё точно не определено, но уже несколько площадок выразили готовность её принять. Это Самарский областной краеведческий музей, исторический парк "Россия — моя история", Историко-музейный комплекс в селе Ширяево, более известный как музей Репина (в конце концов, бурлаки на великой картине тащат не некое условное судно, а расшиву). Готов выставить у себя коллекцию моделей и посещаемый туристами Казанский Свято-Богородичный мужской монастырь в селе Винновка Самарской области, заинтересована и администрация речного вокзала в Самаре. Вполне возможно, что некоторое время коллекция будет жить как передвижная выставка.   

Точный срок, в течение которого коллекция моделей и макетов будет изготовлена, назвать сложно. В зависимости от целого ряда условий работа над одним экспонатом может длиться и четыре месяца, и шесть, и восемь. Но есть группа увлечённых людей, готовых не только создавать коллекцию, но и передавать свой опыт заинтересованным школьникам и студентам. В увлекательную и кропотливую работу вовлечена вся семья: старший сын Михаил (биолог по образованию, сотрудник Музея им. П.В. Алабина) уже строил модели кораблей и во всём помогает отцу; младший сын Яков (художник по образованию и рок-музыкант по призванию) участвовал в создании макетов для музейной экспозиции; супруга-филолог всегда готова помочь в проработке деталей и любых других операциях.

По словам Бориса Агузарова, сначала нужна мастерская, где будет создана коллекция, потом, когда она будет размещена в музее, уже при музее будет работать мастерская для проведения мастер-классов по моделизму.

У самого Бориса Амурхановича мастерская сейчас дома, в гостиной. Он очень благодарен супруге Ларисе Павловне за понимание.

04_aguzarov_s_maketom_lastochki.jpg

Борис Агузаров с макетом теплохода "Ласточка". Фото из семейного архива
Борис Агузаров с макетом теплохода "Ласточка". Фото из семейного архива

Сейчас он работает над моделью судна "Орёл", построенного в 1668 году по приказу царя Алексея Михайловича голландскими мастерами при условии, что возьмут в помощники русских и секретов мастерства своего скрывать не будут.

— Создание модели — это всегда немного эксперимент, это обязательная предварительная проверка сочетаемости материалов. Вот я, например, выбрал деревянные рейки, покрыл их определённым лаком, посмотрел, как именно этот лак на эту породу дерева ложится, выбрал клей, проверил, как именно этот клей вот эти рейки склеивает. Все подобрал, готов сделать часть модели, пошёл в магазин, а такого клея или такого лака нет и в обозримом будущем не будет, потому что фирма обновила предложение. С точки зрения маркетинга это, может, и хорошо, но работу осложняет.

Кстати, Борис Амурханович время от времени пользуется инструментами из набора "Юный столяр", который дед подарил ему более полувека назад.

Думает Агузаров о том, что музей истории волжского судоходства, начинающийся с коллекции моделей, со временем может вырасти в музей Волги, ведь Волга — это не просто вода, по которой передвигаются баржи, буксиры и "Ракеты", это целый мир, населённый тысячами людей, представителями самых разных профессий и народов, каждый со своим укладом жизни. Не зря Евгений Евтушенко писал, что Волга для России — гораздо больше, чем река.

Оксана Ларешина