Немец, который лучше всех знал Россию: 280 лет со дня рождения Петра Палласа

Он родился в Германии, но знал Россию лучше, чем кто-либо в мире. Путешествовал по всей стране от Сибири до Крыма, внёс вклад во все науки от этнографии и лингвистики до геологии и ботаники. Опубликовал труды, на которые опирались учёные двумя веками спустя, и вырастил в Крыму сады, потрясавшие размахом и пышностью. Пётр Паллас был учёным-энциклопедистом и практиком, а ещё – великим путешественником.

Из Европы в Россию

Талант к наукам Пётр Симон Паллас демонстрировал с детства. Поначалу он получил домашнее обучение, освоив помимо родного немецкого английский с французским, а также латынь и древнегреческий. Дальше пришло время получить специализацию, и отец – профессор хирургии – направил его в Медико-хирургическую академию в Берлине. Прослушав там курс лекций, молодой человек продолжил обучение естественным наукам в Университете Галле, в Гёттингенском университете и, наконец, в Лейденском. Там он защитил докторскую диссертацию по медицине – в 19 лет.

К 22 годам Палласа уже избрали в члены Лондонской и Римской Академий, он работал в Англии и Голландии. В 26 он был настолько известным учёным, что его пригласила на работу Екатерина II. Императрица планировала максимально подробно ознакомиться с собственным государством, в котором оставалось множество неизведанных мест. Для этого ей был нужен деятельный и профессиональный учёный, готовый к серьёзной экспедиционной работе. У Палласа на тот момент были совершенно другие планы – он подумывал съездить в Южную Африку, в Южную и Юго-Восточную Азию, но не в Россию, которую секретарь Берлинской академии наук Формей аттестовал как "ужасную страну дикарей". Паллас отказался от предложения императрицы.

2560px-pallas-travelmap.png

Маршруты экспедиции П. С. Палласа (1768-1774) на карте конца XVIII века. Схема составлена по дневникам П.С. Палласа, где он указывает места остановок. Фото: wikipedia.org
Маршруты экспедиции П. С. Палласа (1768-1774) на карте конца XVIII века. Схема составлена по дневникам П.С. Палласа, где он указывает места остановок. Фото: wikipedia.org

Но будучи истинным учёным, не смог удержаться от того, чтобы узнать о предполагаемом месте работы побольше. После чего поменял своё решение и подписал контракт, по которому должен был "ревностно стараться исправлять касающиеся до его профессии должности, изобретать нечто новое в своей науке, подавая со временем сочинения для Академических комментарий и обучать своей науке определённых к нему учеников или студентов верно; сверх того быть ему при Академическом натуральном кабинете и стараться умножать оный достойными вещами". Он получил должность адъюнкта Петербургской Академии наук с весьма достойным окладом 800 рублей в год.

"Наружность его не пленительна, но выражение лица приятно; физиогномия умна, вид кроток, и в чертах его можно читать при первом взгляде, что никогда зло не приближалось к сердцу его... Речь его, подобно натуре, проста, тиха и занимательна...В произведениях его виден один учёный, но в разговоре виден человек и добрый философ. Познания показывают ум, чувства, открывают сердце... Путешествие есть страсть его. Он говорит, что никогда жизнь его не текла так приятно, как во время странствий".

Лев Измайлов, литератор, современник Петра Палласа

С Урала до Сибири

В 1768 году Паллас отправился в первую экспедицию по России, подготовка к которой заняла год. Впрочем, сама экспедиция потребовала куда больше времени: Паллас вернулся в Петербург только в 1774 году, преодолев в общей сложности порядка 29 тысяч километров.

Исследовательские задачи перед Палласом стояли не то, что обширные, а всеобъемлющие. Ему надлежало "исследовать свойства вод, почв, способы обработки земли, состояние земледелия, распространенные болезни людей и животных и изыскать средства к их лечению и предупреждению, исследовать пчеловодство, шелководство, скотоводство, особенно овцеводство. Затем обратить внимание на минеральные богатства и минеральные воды, на искусства, ремёсла, промыслы каждой провинции, на растения, животных, на форму и внутренность гор и, наконец, на все отрасли естественной истории… Заняться географическими и метеорологическими наблюдениями, астрономически определять положение главных местностей и собрать всё, касающееся нравов, обычаев, верований, преданий, памятников и разных древностей". Самое удивительное, что с этой неподъёмной, казалось бы, задачей, Паллас справился, будучи дотошным и аккуратным исследователем.

p02.jpg

Pallas, P.S., Illustrationes plantarum (1803-1806). Фото: wikipedia.org
Pallas, P.S., Illustrationes plantarum (1803-1806). Фото: wikipedia.org

"Сколь ревностно я в моей науке справедливость наблюдаю (да может быть к моему нещастию и слишком), столь во всём оном описании моего путешествия я не выступал из неё «и наималейше: ибо по своему понятию взять вещь за другую и уважить больше, нежели какова она есть в самом деле, где прибавить, а где утаить, я щитал за наказания достойной проступок против учёного свету, наипаче между натуралистами…".

Пётр Симон Паллас

Поначалу путь лежал на Урал, который он объездил вдоль и поперёк, собирая материалы о минералах, фауне, флоре, местных обычаях, особенностях производства и сельского хозяйства. Он также выявил зависимость уровня Каспийского моря от перепадов климата и разработал схему строения Уральских гор, по которым отмахал около 700 километров.

Дальше Паллас направился на восток, в Сибирь. В Иркутске он изучает останки обнаруженного в вечной мерзлоте шерстистого носорога, на Алтае осматривает заводы и рудники, в Забайкалье собирает коллекции животных и растений. Его точные записи на много десятилетий стали основой всех последующих исследований, а собранные материалы были выставлены в Кунсткамере и музеях Академии наук, некоторые даже добрались до Берлинского университета.

"Климатология и физическая география не существовали до Палласа. Он более всех своих современников занимался ими и был в этом отношении достойным предшественником Гумбольдта… Паллас первый стал наблюдать периодические явления в жизни животных. Он составил в 1769 году для членов экспедиции план этих наблюдений…"

Николай Северцов

Собранные данные необходимо было систематизировать и обработать. На то, чтобы подготовить научные труды по всем направлениям, у Палласа ушло почти 20 лет. Он пишет многочисленные работы по зоологии, ботанике, геологии, этнографии, истории. Выпускает описание путешествия по Сибири, которое выходит на немецком языке, а после – на французском, с комментариями Ламарка и других видных учёных того времени. Параллельно на русском языке публикуется пятитомное "Путешествие по разным провинциям Российской империи". Последнее не только вызвало ажиотаж среди учёных, но и пользовалось успехом в широких слоях общества.

z03.jpg

Титульный лист второго тома книги на немецком языке «Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs» («Путешествие по разным провинциям Российского государства») (1773). Фото: wikipedia.org
Титульный лист второго тома книги на немецком языке «Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs» («Путешествие по разным провинциям Российского государства») (1773). Фото: wikipedia.org

Попутно по поручению Екатерины II Паллас проводит сравнительный анализ языков различных народов, по результатам которого выпускает сравнительный словарь в двух частях, где представлены более 200 языков и наречий Азии и Европы.

От Саратова до Крыма

В 1792 году академик обратился к императрице с просьбой даровать ему земли где-нибудь на юге России – после экспедиций здоровье Палласа сильно пошатнулось, и он надеялся поправить его в благоприятном климате. А чтобы понять, куда именно он хочет переселиться, учёный отправился в очередное путешествие.

Он проехал по Волге от Саратова до Астрахани, оттуда – в калмыцкие степи и дальше – через Предкавказье к Азовскому побережью. Маршрут завершился в Крыму, который совершенно очаровал Палласа. Именно там он остался на следующие 15 лет.

"Императрица всемилостивейше соизволила пожаловать статскому советнику и кавалеру Палласу в вечное и потомственное владение в Симферопольском уезде Таврической губернии землю, называемую Шулю, лежащую при реке Айтодоре, с садами, мельницею и прочими угодьями, да в Судацкой долине виноградного сада около десяти десятин и такого же количества земли".

Указ Екатерины II

Энергичная натура Палласа не позволила ему засиживаться и в Крыму, куда он, вроде бы, удалился на покой. Он ходил по местным горам, исследуя их геологическое строение. Собирал сведения о различных природных явлениях – от землетрясений и оползней до соляных отложений и образования песчаных кос. Задумав создать полное описание флоры полуострова, начал собирать гербарий, делать зарисовки и сажать у себя в саду характерные для местности растения.

simferopol_04-14_img22_botanical_garden.jpeg

Дом Палласа в Симферополе. Фото: wikipedia.org
Дом Палласа в Симферополе. Фото: wikipedia.org

Сады Палласа, протянувшиеся по Салгиру на семь с лишним километров, славились по всему Крыму. Академик лично занимался обрезкой, прививкой и пересадкой деревьев, попутно написав ряд статей, посвящённых садоводству и виноградарству. Последним он тоже уделял немало внимания – именно Паллас выявил, что для каждого сорта винограда подходит своя особая почва. Академик даже заведовал училищами виноделия в Судакской и Козской долинах. Кроме того, у него было собственное стадо крымских овец, насчитывавшее примерно 500 голов – скотоводство тоже оказалось в сфере его интересов.

Только под конец жизни, в 1810 году, учёный вернулся в родной Берлин. Он уже очень плохо себя чувствовал и готовился к смерти – приводил в порядок рукописи, раздавал гербарии, а также геологическую и археологическую коллекции, некогда собранные им на просторах России. В 1811 году его жизнь подошла к концу. Но написанные им труды на многие годы стали справочниками для последующих поколений геологов, зоологов, ботаников и других учёных.

"Нет отрасли естественных наук, в которой Паллас не проложил бы нового пути, не оставил бы гениального образца для последовавших за ним исследователей… Он подал пример неслыханной до него точности в научной обработке собранных им материалов. По своей многосторонности Паллас напоминает энциклопедических учёных древности и средних веков; по точности и положительности — это учёный современный, а не XVIII века".

Николай Северцов

Ольга Ладыгина