Обломки войны: экспедиция "Алсиб" обследовала четыре аэродрома

Алсиб, экспедиционная группа РГО и Министерства обороны. Фото: Александр Бормотин
Алсиб, экспедиционная группа РГО и Министерства обороны. Фото: Александр Бормотин

Как за полтора месяца построить аэродром на болоте, почему на американских грузовиках-"Студебеккерах" по два разных номера и кто похоронен под обелиском из деталей самолёта — всё это изучила экспедиционная группа РГО и специалисты Министерства обороны. На заброшенных аэродромах поисковики обнаружили немало интересного.

Грузовики с двойным гражданством

Для постройки аэродрома Танюрер в 1944 году понадобилось переместить в глухой тундре 59 тысяч кубометров грунта — это около шести тысяч "КамАЗов". В труднодоступную местность, находящуюся вдали от каких бы то ни было населённых пунктов, отправились 400 рабочих. Партия лесорубов на протяжении 800 километров сплавляла по чукотским рекам древесину для строительства. Люди работали, опережая и превышая планы на 200–250%. В течение всего 75 дней стройку удалось завершить, и среди болот и непроходимых кустарников вырос аэродром.

dji_0705.jpg

Чукотка, окрестности Танюрера. Фото: Александр Бормотин
Чукотка, окрестности Танюрера. Фото: Александр Бормотин

"Мы выяснили в архивах, что туда доставили 14 американских машин, "Студебеккеров". Три из них нам удалось обнаружить, они так и остались в Танюрере, когда аэродром был построен. После того как он перестал функционировать, машины бросили, вероятно, потому, что вывозить их было очень сложно. Хотелось бы отметить исключительную сохранность обнаруженной техники, это уникальный случай. На некоторых кабинах, которые остались практически целыми, отчётливо видны по два разных номера. Первый — американский. На всю технику, отправляемую в СССР, наносили номера с обозначением USA, эти надписи на грузовиках хорошо сохранились. А поверх них или рядом указаны уже советские аэродромные номера. Благодаря им есть надежда, что нам удастся проследить судьбу обнаруженных машин".

Иван Анохин, директор Центра современной истории

img_1313.jpg

Американский номер на студебеккере. Фото: Иван Анохин
Американский номер на студебеккере. Фото: Иван Анохин

Танюрер был одним из промежуточных аэродромов воздушной трассы Красноярск — Уэлькаль. После войны здесь располагалась воинская часть, аэродром использовали примерно до середины 60-х годов, после чего закрыли. За прошедшее время тундра надёжно спрятала следы человеческой деятельности.

"Скорость, с которой природная среда поглощает антропогенные объекты, изумляет. Территория бывшего аэродрома сильно заросла ольховником, ивой и кедрачом высотой до четырёх метров, превратившись в труднопроходимую лесотундру. Приаэродромный посёлок практически полностью разрушен, постройки стали руинами. Сохранились лишь дом метеостанции, баня и здание ВЭС, которые на основе типологического анализа и сравнения с историческими фотографиями можно отнести к периоду Великой Отечественной войны".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

Чтобы найти следы прежних построек, остатки техники и взлётно-посадочных полос (ВПП), понадобилось предварительно досконально изучить архивные документы. Оказавшись на местности, участники экспедиции провели аэрофотосъёмку, топографическую съёмку местности, геологические и геодезические работы. В результате удалось определить границы самого посёлка, местоположение ВПП и рулёжных дорожек. Помимо "Студебеккеров" нашлись остатки другой автотехники — ЗИС-5, американский тягач REO, "Виллис" и др. Кроме того, поисковики обнаружили достаточно много бочек с американской маркировкой US Navy и US Air Force и бензонасосы.

img_7403.jpg

Обнаруженные бочки времён войны. Фото: Александр Бормотин
Обнаруженные бочки времён войны. Фото: Александр Бормотин

"Мы нашли места падений или складирований самолётов: крупные двухмоторные машины типа Ли-2 удалось обнаружить в восьми разных точках. Их делали на Ташкентском авиазаводе, всего таких самолётов произвели более двух тысяч. Мы установили заводские номера обнаруженных машин и выяснили, что они помогали в обслуживании трассы Аляска — Сибирь".

Сергей Катков, научный руководитель экспедиции

Помимо техники участники экспедиции надеялись найти остатки взлётно-посадочной полосы. Исследования в архивах помогли выяснить, что аэродромные плиты для её строительства доставляли по воде. Американские десантные баржи привезли 70 тысяч перфорированных металлических траков — их укладывали поверх насыпанного грунта, формируя прочное "шоссе" для самолётов. Одну баржу поисковики нашли в районе метеостанции, учёные предполагают, что она осталась там с 40-х годов. Саму же взлётно-посадочную полосу обнаружить долго не удавалось.

img_0606.jpg

Поисковики за работой. Фото: Александр Бормотин
Поисковики за работой. Фото: Александр Бормотин

"Мы находили фрагменты плит, но выложенную ими ВПП на месте, отмеченном в архивных планах, не увидели. Поскольку отдельные найденные плиты были перехвачены стальными канатами, мы пришли к выводу, что при закрытии Танюрера взлётно-посадочную полосу попросту разобрали, а траки вывезли. Несмотря на некоторое разочарование, мы продолжили обследовать территорию бывшего аэродрома и нашли-таки часть полосы — видимо, это была рулёжная дорожка или место стоянки авиатехники. Она сохранилась посреди густого кустарника, её было совершенно не видно. Мы поняли, что наткнулись на фрагмент уложенных вместе плит, простукивая их лопатой. Это площадка примерно 30 на 60 метров, и она до сих пор идеально сохранилась: если её расчистить, можно вертолёты сажать".

 Иван Анохин, директор Центра современной истории

С помощью георадаров исследователи выяснили, что для создания ВПП приходилось насыпать грунт высотой около полуметра. "Наша конечная цель — понять, как строили каждый аэродром, найти сохранившиеся артефакты, ведь всё это — наша история", — комментирует Иван Анохин.

Длина полосы — 1200 метров, ширина — 60, построить такую — колоссальная работа. А ещё нужно было проложить рулёжные дорожки, площадки стоянок, и всё это на болотах, в сложных погодных условиях, страдая от туч комаров и мошки. "Мы были хорошо подготовлены и экипированы, и всё же нам приходилось нелегко, а ведь мы провели в Танюрере всего шесть дней", — делится директор Центра современной истории.

Помимо поисковых работ участники экспедиции привели в порядок покосившуюся стелу, установленную на кладбище приаэродромного посёлка. Памятник отмечает место захоронения экипажа транспортного самолёта, погибшего в начале 1950-х годов.

img_7551.jpg

Отремонтированная участниками экспедиции стела. Фото: Александр Бормотин
Отремонтированная участниками экспедиции стела. Фото: Александр Бормотин

"Обелиск сложен из авиационных деталей, его поставили в 1953 году. На этом месте похоронены 15 военных. Мы предполагаем, что они попали в авиакатастрофу, планируем провести исследования в архивах и установить, кто эти люди и что с ними случилось. Мы рады, что успели провести реконструкцию памятника".

Иван Анохин, директор Центра современной истории

После исследований в Танюрере члены экспедиции вернулись на базовую точку. Для первого этапа экспедиции это Анадырь. На данный момент поисковики провели работы в самом Анадыре, Танюрере, Уэлькале и Чаплино. "Большую помощь нам оказывает авиационная комендатура 182-го тяжёлого бомбардировочного авиаполка 326-й дивизии дальней авиации в Анадыре и её командир — подполковник И.И. Албу, а также представители администрации посёлков и национального парка "Берингия", — отмечает Павел Филин.

Деревянная взлётно-посадочная полоса

Аэропорт Уэлькаль был базовым на Красноярской воздушной трассе. По воспоминаниям местных жителей, он использовался до 1981 года, поэтому взлётно-посадочную полосу неоднократно перестраивали, удлиняли и расширяли. Участники экспедиции надеялись найти первоначальную ВПП, построенную ещё в годы войны. Технология была уникальной.

img_7874.jpg

Члены экспедиции на Уэлькале. Фото: Александр Бормотин
Члены экспедиции на Уэлькале. Фото: Александр Бормотин

"Аэродром Уэлькаль находится на морской косе, где галечные отложения достаточно легко размываются. Поэтому для строительства использовались деревянные решётки, пустоты в которых заполняли специально привезёнными суглинками и насыпными грунтами, перемешанными с имеющимся гравием и галькой. В одном из архивных дел воздушно-гражданского флота нам попалась фотография самолёта "Аэрокобра", который стоит на деревянно-решётчатой ВПП. Когда одна из групп поисковой разведки обнаружила остатки деревянной решётки, мы поняли, что нашли ту самую полосу. Геофизические исследования подтвердили, что под 40 сантиметрами засыпки находятся сильно обводнённые гравийные грунты, легко образующие плывун, — они, конечно, не могли бы удержать самолёт".

Сергей Катков, научный руководитель экспедиции

Учёные выявили два типа обрешётки — на самой взлётно-посадочной полосе и на рулёжных дорожках с якорными стоянками. В районе ВПП удалось также найти металлические перфорированные траки, которые, предположительно, могли использоваться для продолжения полосы в годы войны. За один день поисковики успели подробно обследовать Уэлькаль: военные топографы провели топосъёмку, геофизики — работы с георадаром и шурфовку ВПП, чтобы выяснить состав подстилающих пород, архитектор и художники исследовали приаэродромный посёлок, а историки узнали у местных жителей детали, касающиеся аэродрома.

"Нам очень помог глава местной администрации Вячеслав Викторович Кевкун и директор школы Надежда Васильевна Козловская. Благодаря им удалось локализовать места падения двух самолётов: транспортного Г-1, судя по остаткам жёлтой краски на гофре, это самолёт полярной авиации, и истребителя — мы нашли его хвостовую часть, предположительно, это "Як". Один самолёт обнаружили рядом с полосой, его крыло торчит из воды в лагуне. Второй — в 10 километрах на юго-запад по прибрежной косе".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

img_7886.jpg

Уэлькаль, обнаруженный фрагмент самолёта. Фото: Александр Бормотин
Уэлькаль, обнаруженный фрагмент самолёта. Фото: Александр Бормотин

Поскольку после войны в районе аэродрома находилась военная часть, просуществовавшая до начала 2000-х годов, исторические артефакты здесь смешаны с мусором и остатками техники более поздних времён. "Всё это требует очистки, но обязательно с участием специалистов-историков, т.к. среди металлолома встречаются интересные объекты техники, немецкие и американские бочки времён войны и другие исторические артефакты, которые важно не утратить", — замечает Павел. Кроме того, участников экспедиции впечатлило изобилие скелетов китов, валяющихся прямо на взлётно-посадочной полосе. Очевидно, местные жители в послевоенное время разделывали морского зверя там же, где некогда стояли самолёты.

"Рядом довольно много мусора, разрушенных домов послевоенной постройки, но нам всё же удалось обнаружить фрагмент одного старого небольшого самолёта с мотором воздушного охлаждения типа биплана У-2, но отличающегося стойками шасси, сейчас мы пытаемся установить точный тип машины. На одном из фрагментов капотов сохранился заводской номер самолёта ЛА-11, это машина выпуска 1947–1950 годов, такие использовались в ходе Корейской войны, а в послевоенное время на Чукотке выполняли задачи перехватчика системы ПВО. По номеру самолёта мы надеемся установить его судьбу".

Сергей Катков, научный руководитель экспедиции

Есть и другие любопытные находки, в частности трофейные бочки авиационного бензина с надписью "Вермахт". Оцинкованные ёмкости хорошо сохранились: "При желании их можно и сейчас использовать", — отмечает Сергей.

img_1176.jpg

Экспедиция за работой. Фото: Александр Бормотин
Экспедиция за работой. Фото: Александр Бормотин

Аэродром на косе

12 августа участники экспедиции обследовали Чаплино, самый восточный аэродром трассы Красноярск — Уэлькаль, расположенный на косе на берегу Берингова моря. Его строительство началось летом 1944-го и закончилось к концу года. За пару лет до того коса уже успела "поработать" аэродромом.

"Звено из десяти истребителей Р-39 "Аэрокобра", которых вёл лётчик Пётр Гамов на бомбардировщике Б-25, совершило вынужденную посадку на косу осенью 1942 года. Самолёты шли с Аляски, но на советской территории Гамов получил радиограмму, что аэродром в Уэлькале не даёт посадку. Все 11 самолётов успешно приземлились на косе в Чаплино и на следующий день, после прилёта из Уэлькаля транспортного самолёта с обогревателями для запуска моторов, достигли пункта назначения".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

С тех пор форма косы успела измениться — исследователи отмечают, что часть полосы теперь подмыта и занесена береговым песчаным валом. Но это не помешало участникам экспедиции обнаружить самолётные траки трёх видов, американские и советские, а также остатки большого самолёта-бомбардировщика, предположительно ТБ-1 или ТБ-2. Также они нашли фрагменты гофрированной обшивки из алюминия с остатками зелёной краски и фрагменты фюзеляжа.

img_7479.jpg

Исследования местности. Фото: Александр Бормотин
Исследования местности. Фото: Александр Бормотин

"Группа работала по полной, результатами мы довольны", — резюмирует Сергей Катков. Тем временем исследования продолжаются, впереди — новые поиски. Всего участники экспедиции планируют обследовать десять аэродромов трассы Алсиб.

Алсиб — авиакоридор, соединяющий СССР и США, — возник в годы Великой Отечественной войны. По договору ленд-лиза западные союзники поставляли нам истребители и бомбардировщики, и была необходима круглогодичная и круглосуточная воздушная трасса, по которой советские лётчики могли бы перегонять самолёты на фронт. Несмотря на труднодоступность районов, где строились аэродромы, их возводили в кратчайшие сроки, всего за пять-восемь месяцев. Начиная с 1942 года на фронт по трассе Алсиб поступило 8094 самолёта.

Ольга Ладыгина