ОТ КРАШЕНИННИКОВА ДО НАШИХ ДНЕЙ… (Водные биоресурсы Камчатки и прикамчатских вод - Взаимоотношения бурых медведей и лососей на нерестовых реках Камчатки)

Удачная охота (фото А.А. Писаревского)

Ниже приведены фрагменты из разделов работы по проекту "Монография-атлас "Камчатка: от Крашенинникова до наших дней... (основные этапы трёхсотлетнего изучения и освоения)", посвященных водным биологическим ресурсам Камчатки и прикамчатких вод, а также взаимоотношению бурых медведей и тихоокеанских лососей на нерестовых реках Камчатки.

Водные биоресурсы Камчатки и прикамчатских вод (А.М. Токранов, КФ ТИГ ДВО РАН).

До конца XIX века рыбной промысел на Камчатке находился в зачаточном состоянии. Главными объектами добычи служили тихоокеанские лососи, которых местное население вылавливало в реках во время нерестового хода и использовало как в качестве важного источника пищи, так и для кормления ими собак, являвшихся тогда одним из основных транспортных средств. Морских рыб и беспозвоночных в прибрежных водах Камчатки практически никто не добывал.

Промышленное использование рыбных ресурсов Камчатки началось в XX веке, когда японские рыбаки стали расширять географию промысла лососей на север и оказались на полуострове. Однако до русско-японской войны их присутствие здесь было невелико. Японские промышленники, главным образом, скупали у населения выловленную рыбу. По окончании войны в 1907 году ситуация резко изменилась, поскольку Япония получила возможность осуществлять промысел лососей при помощи завезенных рабочих, развивать береговые базы для их обработки и хранения, а также использовать собственные суда. Несмотря на доминирование японских рыбаков в прикамчатских водах, начиная с 1920-х годов, наше государство стало создавать собственные рыбодобывающие предприятия и крупные коллективные хозяйства – рыболовецкие колхозы. Такая политика позволила к 1944 году вытеснить с территории полуострова японских рыбаков и вести промысел тихоокеанских лососей силами отечественных рыбодобывающих предприятий.

sdacha_ulova_lososei_bugaev.jpg


Сдача улова лососей в Усть-Камчатске (фото В.Ф. Бугаева)

  

Для сохранения современного биоразнообразия лососёвых рыб, воспроизводящихся в водоемах Камчатки, по мнению многих специалистов, необходимо, прежде всего, решение таких проблем как рациональное использование их запасов и оптимизация естественного воспроизводства, охрана на нерестилищах и путях миграций, искоренение массового браконьерства, а также создание рыбоводных заводов в проблемных районах.

До середины 1930-х годов, наряду с использованием ресурсов тихоокеанских лососей, на Камчатке существовал лишь ярусный лов трески и ограниченный отечественный береговой вылов сельди. Согласно статистическим данным по вылову наиболее интенсивное развитие морской промысел рыбы у берегов Камчатки получил в начале 1950-х годов. По мере поступления нового флота (средних и крупнотоннажных траулеров, плавбаз, рефрижераторов) стал увеличиваться вылов традиционных видов рыб (сельди, трески, наваги, камбал) в прибрежных водах Камчатки и осваивались новые районы промысла. Последующее совершенствование флота, привело к еще большему росту объемов вылова и расширению как районов, так и объектов промысла. К сожалению, из-за нерационального ведения вылова в эти годы были подорваны запасы сначала трески и камбал, а затем гижигинско-камчатской и корфо-карагинской (олюторской) сельди в Охотском и Беринговом морях.

В течение всего XX века прикамчатские воды Охотского моря являлись важнейшим отечественным районом промысла камчатского краба, вылов которого в отдельные годы достигал 30 тыс. тонн и более. Начало эксплуатации запасов этого представителя десятиногих ракообразных было положено в 1916 году японцами, которые промышляли его в основном в южной части западнокамчатского шельфа. С 1920 года на западном побережье Камчатки стали работать японские береговые крабоконсервные заводы. Но в это же время создается отечественный крабовый промысел как с плавучих баз, так и с береговых предприятий. В период с 1929 по 1938 год суммарный вылов камчатского краба у западной Камчатки ежегодно достигал 32 млн. экз., а в 1956–1957 и 1965–1966 гг. – по 28–29 тысяч экз. С середины 1970-х годов он стабилизировался на среднем уровне в 9–10 тыс. экз. в год. Однако снижение численности популяции камчатского краба вследствие естественных причин и массового браконьерства в 1990-е годы привело к резкому сокращению запасов и введению запрета на промышленный лов на 5 лет. И только в последние годы возобновился его ограниченный промысел в этом районе на уровне 2–3 тыс. тонн в год.

ulov_kamchatskogo_kraba.jpg


Улов камчатского краба во время выполнения учётной траловой съёмки на западнокамчатском шельфе (фото А.М. Токранова)

Наряду с большим разнообразием рыб и других гидробионтов, прибрежные воды Камчатки и внутренние водоемы полуострова характеризуются высокой биопродуктивностью, в связи с чем в настоящее время здесь ежегодно добывается 1,0–1,3 млн. тонн водных биологических ресурсов, что составляет более половины всего дальневосточного или треть отечественного вылова. Несмотря на сокращение запасов в конце XX века некоторых важных промысловых объектов (минтай, тихоокеанская сельдь, камчатский краб), значение водных биологических ресурсов для развития Камчатского края, Дальнего Востока и всей России трудно переоценить. Камчатка – единственный регион России, где в естественных условиях воспроизводятся в промышленных масштабах все 6 видов тихоокеанских лососей. Основные запасы такого массового объекта российского и мирового промысла как минтай сосредоточены в прилегающих к Камчатскому полуострову водах Охотского, Берингова морей и Тихого океана. Треска, навага, камбалы, сельдь и однопёрый терпуг формируют хорошую сырьевую базу для развития прибрежного рыболовства. Наряду с высоко востребованными представителями ихтиофауны, имеется немалое число рыб, относящихся к категории так называемых "потенциальных" объектов промысла (мойва, корюшки, макрурусы, бычки-рогатковые и др.), запасы которых сегодня либо недоиспользуются, либо не используются вообще.

При наличии сравнительно хорошей сырьевой базы существует целый ряд проблем, без решения которых невозможно рациональное использование биологических ресурсов прикамчатских вод. К основным из них можно отнести три – значительную величину "выбросов" выловленного сырца, не соответствующего существующим кондициям; неэффективное использование прилова при добыче морских рыб; недостаточное освоение ресурсов так называемых "потенциальных" объектов промысла.

Взаимоотношения бурых медведей и лососей на нерестовых реках Камчатки (И.В. Серёдкин, ТИГ ДВО РАН)

Особенностью гидрографической сети Камчатки является то, что практически во всех реках, ручьях и крупных озерах полуострова нерестятся лососи. Эти рыбы, благодаря их высокой численности и доступности, являются важным объектом питания многих видов млекопитающих, птиц и беспозвоночных. На Камчатке трофически связаны с лососями 17 видов млекопитающих (22% териофауны) и 36 видов птиц (12% орнитофауны). Для некоторых их них лососевые – важнейший корм, обусловливающий их сезонное распределение и численность.

medvezhi_budni_v_istoke_r._ozernoi_travin.jpg


Медвежьи будни в истоке р. Озерной (фото С.А. Травина)

Особое значение, которое сложно переоценить, лососи имеют для популяции камчатского бурого медведя. И это характерная особенность экосистем полуострова. Пожалуй, только на Аляске бурые медведи так же тесно связаны с лососями, заходящими в реки. Но в отличие от американского полуострова, на российском нерестовый период продолжительней и длится с июня по февраль. Это связано с тем, что пять видов тихоокеанских лососей (нерка, чавыча, горбуша, кета, кижуч) сменяют друг друга в реках.

Благодаря интенсивному кормлению лососями, заходящими в реки и озера, бурый медведь играет важную роль в прибрежных экосистемах. Он является основным утилизатором погибших рыб, тем самым, выполняя важную функцию переноса питательных веществ из океана на сушу. Эта особенность прибрежных экосистем во многом определяет их функционирование. Бурый медведь и лососи являются ключевыми элементами экосистем бассейнов нерестовых рек и тихоокеанского побережья, а также связующими звеньями наземной и водной средами. Баланс во взаимодействии медведей и лососей определяет благополучие, своеобразие и долговременное существование экосистем в регионе.