Открытие, сделанное в архиве: член РГО реконструировал маршрут одного из первых русских полярников

Мыс Столбовой. Фото: Сергей Чуркин
Мыс Столбовой. Фото: Сергей Чуркин

Великий математик Джордж Данцинг, будучи студентом, опоздал на занятия и просто списал с доски две задачи, которые, как он предположил, были домашним заданием. Когда он принёс "домашку" профессору, оказалось, что до этого момента обе задачи считались нерешаемыми и даже Эйнштейн не нашёл к ним ответа. Но Данциг этого не знал и подошёл к задачам как к чему-то заурядному. В географии свои загадки. До недавнего момента неизвестным оставался маршрут одного из первых полярников Фёдора Розмыслова, который в 1768–1769 годах исследовал Новую Землю. Пути, по которым передвигалась экспедиция XVIII века, по архивным источникам реконструировал член Русского географического общества, научный руководитель арктических экспедиций РГО и Северного флота полковник Сергей Чуркин.

Как чужая любовь отправила в архивы

Летом 2020 года в заливе Тюлений пролива Маточкин Шар при осмотре зимовья первого исследователя Новой Земли Фёдорова Розмыслова участники экспедиции Северного флота и Русского географического общества сделали необычную находку — медный старообрядческий женский крестик. Как он попал в эти арктические широты? Был ли крестик XVIII века символом любви или же в экспедицию Розмыслова входили женщины, о которых ничего не сохранилось в документах? 

nahodki.jpg

Женский нательный крестик, находка 2020 года со стоянки Розмыслова. Фото: Николай Гернет
Женский нательный крестик, находка 2020 года со стоянки Розмыслова. Фото: Николай Гернет

Пожалуй, с этого началось глубокое "заныривание" научного руководителя экспедиции Сергея Чуркина в архивные документы того периода. Чем больше он погружался в материал, тем больше загадок встречал на пути. Многие из них учёными назывались как неразрешимые, например — точный маршрут Фёдора Розмыслова. Чтобы приблизиться к нему, надо было объединить разрозненные документы из архивов страны, обладать недюжинными знаниями современной арктической географии и быть неслабо мотивированным. Но поскольку полковник Чуркин планировал экспедицию на 2021 год, то решил: почему бы часть маршрута не проложить по следам Фёдора Розмыслова?

О сложностях поиска

— Сергей Борисович, чем вас зацепила судьба Фёдора Розмыслова?

—  Фёдор Розмыслов руководил первой комплексной арктической экспедицией. Про него самого известно немного. Мне известно, что ряд современных исследователей по крупицам воссоздают биографию Фёдора Розмыслова. Планируется к выходу, я уверен, замечательная биографическая книга о мореплавателе. С десяти лет, когда Фёдор в 1740 году поступил в Морскую академию, жизнь его была связана с флотом. С 1744 по 1766 год он ежегодно находился в плаваниях в Балтийском море и сделал четыре перехода из Кронштадта в Архангельск и обратно. C 1760 года — штурман подпоручицкого ранга.

r_2_0.jpg

Страница из журнала береговой описи Федора Розмыслова. Изображение предоставлено Сергеем Чуркиным
Страница из журнала береговой описи Федора Розмыслова. Изображение предоставлено Сергеем Чуркиным

Самое яркое событие в жизни Фёдора Розмыслова состоялось в 1768–1769 годах. Не по своей воле, а повинуясь воинскому долгу (по поручению архангельского губернатора Голицына), он возглавил экспедицию на Новую Землю. Розмыслов на судне, снаряженном купцом Барминым, с небольшим экипажем 10 июля 1768 года вышел из Архангельска и 6 августа был у берегов Новой Земли. Спустя десять дней, войдя в пролив Маточкин Шар, он приступил к описи пролива. В начале осени 1768 года, не обнаружив возможности выйти в Карское море, экспедиция встала на зимовку в Белужьем заливе (в восточной части Маточкина Шара). Всю зиму Розмыслов и Губин — офицеры экспедиции проводили правильные метеорологические наблюдения, а весной продолжили геодезические работы. Летом 1769-го, несмотря на потерю большей части людей и крайне плохое состояние судна, Розмыслов, полностью завершив опись пролива, решается выйти в море и достичь устья Оби. Однако преградившие путь льды заставили повернуть судно обратно.

Из четырнадцати человек команды Розмыслова выжило всего шесть.

Розмыслов вернулся в Архангельск и представил результаты своей работы. Нельзя сказать, что они устроили организаторов экспедиции: никаких месторождений штурман не нашёл, путь к сибирским рекам не одолел, судно потерял. Через два года, в 1781 году, командуя кораблем, Фёдор Розмыслов трагически погиб в Финском заливе. Труды его высоко ценил адмирал, воспитатель председателя Попечительского Совета ИРГО Константина Николаевича Фёдор Литке. Приступая к подготовке своих многолетних экспедиций к Новой Земле и берегам Кольского залива, он внимательно изучил все материалы экспедиции Розмыслова. Бесспорно, они были крайне важны для дальнейшего освоения Арктики.

img_2725.jpg

Новая Земля. Фото: Сергей Чуркин
Новая Земля. Фото: Сергей Чуркин

Фёдор Розмыслов — это первый военно-морской офицер, которого отправили в этот регион с масштабными задачами. Помимо того что от него требовалось описать пролив Маточкин Шар, у него была задача пройти до устья Оби, по сути — исследовать часть маршрута современного Северного морского пути. Минимум средств, которые выделили на его экспедицию, и состояние судна не позволили пройти весь запланированный маршрут. Тем не менее это была первая арктическая зимовка, организованная правительством XVIII века. Были проведены исследования различного плана, но и фиксировались метеоусловия, велись наблюдения за животными, искали полезные ископаемые. Считается, что экспедиция была трагической и неудачной, поскольку больше половины участников погибли, но, оглядываясь назад, можно смело сказать, что путешественники со своими задачами справились почти безупречно.

— Можно ли сказать, что Северный флот предпринял попытку вернуть имя Розмыслова и напомнить потомкам о его вкладе в исследование арктических территорий?

— В России почему-то не принято помнить своих героев. Наверное, потому, что наша история богата на подвиги. Из путешественников помнят разве что Пржевальского и Крузенштерна, а ведь любая страница полна радости и трагедий. Арктические исследования до сих пор таят в себе опасность, а сто-двести-триста лет назад вероятность погибнуть сильно превышала возможность вернуться. Фёдор Розмыслов однозначно великий исследователь Арктики. Те, кто интересуется полярной историей, его не забывали, но его имя не на слуху.

r_mys_baraniy.jpg

Мыс Бараний Новой Земли. Фото: Сергей Чуркин
Мыс Бараний Новой Земли. Фото: Сергей Чуркин

До недавнего времени учёные даже не знали, какое отчество у Розмыслова. Наши предшественники установили, что он Фёдор Тимофеевич. Говорить про подобных Розмыслову нужно: именно такие простые трудяги открывали Арктику и делали её русской. В одном ряду стоят Розмыслов, братья Лаптевы, Челюскин, Овцын. Чем больше и чаще мы говорим о приоритете российских исследователей в открытии арктических архипелагов, тем больше польза имиджу страны. Многие годы Запад и некоторые либералы продвигали идею, что голландец Виллем Баренц положил начало исследованиям арктических территорий. Мы не отрицаем заслуг наших заморских коллег, первая отпечатанная карта региона пришла к нам из Голландии, но даже они отмечали, что куда бы ни приплывали — везде натыкались на стоянки поморов и православные кресты.

А ведь у поморов было своё подобие карт и лоций, своя топонимика. Просто это всё до нас не дошло. Надеюсь, что что-то мы ещё можем найти в архивах, как было в своё время с исследованиями Семёна Дежнёва, которые обнаружили в Якутске двумя веками позже его открытий.

Мы не теряем надежду. Основа моих исследований — книга Чулкова, написанная в конце XIX века о Розмыслове на основе архангелогородских архивов. Он отмечал, что очень насыщенной была переписка между Фёдором Тимофеевичем и различными ведомствами, бюрократизм был развит не меньше, чем в наше время. Любой доклад сопровождался копиями документов, которые были сделаны. Мы посчитали, что таких копий должно быть несколько десятков. Я уверен, что копии таких документов существуют, но пока не найдены.

r_matochkin_shar_vostochnee_morzhovogo_mysa.jpg

Маточкин Шар восточнее Моржового мыса Новой Земли. Фото: Сергей Чуркин
Маточкин Шар восточнее Моржового мыса Новой Земли. Фото: Сергей Чуркин

Сегодня места, где проходила экспедиция Фёдора Розмыслова, находятся в ведении 12-го Главного управления Минобороны России. Там расположен Центральный полигон Российской Федерации. Участники экспедиции 12-го Главного управления и Северного флота, которая состоится в этом году, попытаются реконструировать маршрут Розмыслова от реки Песчанки, которая во времена Розмыслова называлась Медвянка, вдоль пролива с запада на восток. Так что "возвращение" имени Розмыслова — это общая заслуга военнослужащих 12-го Главного управления Минобороны России и Северного флота.

— Каким образом вам удалось реконструировать утраченную карту?

— До нас дошли только бортовые журналы экспедиции Розмыслова, в которых фиксировалась береговая опись пролива Маточкин Шар. Розмыслов, когда сделал береговую опись, в течение года составил карту. Из отчётов, которые составили после экспедиции, известно, что кроме оригинала существовало несколько копий. Этой картой пользовался Фёдор Литке, когда готовил свои экспедиции 1821–1824 годов на Новую Землю. Эта карта фигурирует в описи карт, которые хранились в Адмиралтейском департаменте до 1917 года. Но потом революционные события, эвакуация архивов, Гражданская война. В справке, которую мне дали в архиве ВМФ, большая часть карт погибла в Ярославле во время пожара 1918 года, в том числе и карта Розмыслова. На сегодняшний день подлинной карты нет. Есть шанс найти одну из копий в каком-нибудь провинциальном или частном архиве. Так родилась идея реконструировать карту — взять журнал береговой описи и провести работу Розмыслова по созданию карты.

3.jpg

Карта маршрутов экспедиции Фёдора Розмыслова в 1768-69 годах, составленная Сергеем Чуркиным
Карта маршрутов экспедиции Фёдора Розмыслова в 1768-69 годах, составленная Сергеем Чуркиным

— В чём практическая польза такой карты в наше время?

— Исторический интерес — это главное: до куда дошёл, что увидел? Во-вторых, любопытно сравнить результаты работы людей XVIII века с фактическим положением берегов на сегодня. Мы достоверно знаем, поскольку есть современные результаты космического зондирования Земли, сравнить, насколько точно они проходили, выявить расхождения и совпадения. В чём причины расхождений. Реконструируя береговую опись Розмыслова, можно судить об условиях, в которых учёные XVIII века проводили свои исследования. Любопытно поставить себя на место путешественников, попытаться представить, что они испытывали. Мы даже не знаем, сколько было этих учёных-путешественников.

Отдельный пункт интереса — топонимы. На Новой Земле с ними очень интересно складывалось. Те названия мысов, рек, заливов, которыми пользовались путешественники XVIII века, не соответствуют тем названиям, которые мы сейчас видим на картах. Как называл географические пункты Розмыслов? Кроме того, многие географические объекты не имеют сейчас никаких наименований, а когда-то были ориентирами для поморов и путешественников. Можно сейчас инициировать присвоение географическим пунктам исторических названий.

r_dolina_reki_matochki.jpg

Долина реки Маточки. Фото: Сергей Чуркин
Долина реки Маточки. Фото: Сергей Чуркин

— Скажите, ваше нынешнее открытие каким-то образом проливает свет на историю появления женского крестика на месте зимовки?

— К сожалению, пока мы так и не знаем, кто потерял крестик. Но история даёт нам шанс всегда вернуться к исследованию мест, которые уже считаются исследованными. Зимовье Розмыслова известно давно. Первые исследования стоянки сделал Пётр Кузьмич Пахтусов в 1832 году. Он обнаружил остатки строений, до этого случайно на стоянку набредал один из офицеров экспедиции Литке. В XX веке зимовку исследовала экспедиция Петра Боярского. Наши парни работали на удачу, тем удивительнее находка крестика.

Отрывок из исследования:

"…В начале часа за штилем спустили на воду болшей щербот. Убрав парусы стали буксировать к NO. В 6 часов ветер стал от NO тихи. Чего для отдав буксир на глубине 20 сажен грунт камень мелкой положили якорь…" 

Лаконичная запись в старинном морском журнале. Скупые фразы, как свидетельство рутинности морской работы. Пройдут десятилетия, прежде чем места, в которых была сделана эта запись, будут восторженно описаны не лишенными литературного таланта учёными и исследователями. Красоты западного входа в пролив Маточкин Шар, а именно там в шесть часов вечера 14 августа 1768 года "на глубине 20 сажен" был положен якорь, не раз в последующем вдохновят арктических художников к созданию шедевров.

Тогда же командир судна штурман подпоруческого ранга Фёдор Тимофеевич Розмыслов вряд ли думал о том, что в этот день он открывает новый период в истории освоения Новой Земли. Позади были без малого полтора месяца тяжелейшего плавания из Архангельска по Белому и Северному Ледовитому морям, и помыслы навигатора, скорее всего, были направлены исключительно на выбор безопасного места для якорной стоянки судна. И конечно, не мог Розмыслов предполагать в тот день, что в следующий раз ему доведётся проплывать в виду этих мест через год на чужом судне и без половины своей команды и увозить с собой журналы — бесценные свидетельства тяжелейшей работы экспедиции по исследованию пролива Маточкин Шар. 

Читать полное исследование…

 Беседовала Наталья Мозилова