Полная Чухлома: как оказаться в русской сказке и провести ночь в музее

Старинный русский терем посреди густых лесов — идеальная иллюстрация русской сказки. Фото предоставлено Лесным теремом "Асташово"

Заповедные дороги костромского края — как декорации к фольклору, с поправками на современную действительность: направо пойдёшь — коня (железного) потеряешь, налево пойдёшь — себя не найдёшь. В начале февраля 2022 года команда РГО совместно с компаниями "Веломоторс" и "Скайфест" приняли участие в краеведческой экспедиции по разработке нового туристического маршрута по сохранившимся памятникам северного русского зодчества.

— Замысел был пройти на снегоходах по точкам "Полной Чухломы", внедорожной экспедиции, которую я основал ещё 15 лет назад, — рассказывает Андрей Феткулин, руководитель автоклуба путешественников "ТАМ-клуб", мастер спорта и многократный чемпион России по автомобильному туризму. Это маршрут по самым интересным и труднодоступным точкам Костромской области: порой, чтобы доехать до конкретной локации на внедорожнике, требуется около трёх дней, а до некоторых и вовсе добраться можно только пешком. Мы решили пройти этот путь зимой. Я проложил новые маршруты, выбрал из 20 точек самые значимые и исторически важные, и за три дня мы смогли объехать их все. 

Результатом экспедиции стал пробный тур "Полная Чухлома. Зимник", который будет пущен в активную эксплуатацию уже в конце этого года. Для тех, кто не согласен столько ждать, проект "Путешествия с РГО" предлагает летний вариант маршрута по самым сказочным местам Чухломского края: в ход пойдут внедорожники, квадроциклы, байдарки и даже трактора. Во время экспедиции можно будет окунуться в атмосферу купеческого быта.

img_0259.jpg

Главный дом асташовской усадьбы — пример так называемого русского стиля в архитектуре. Фото предоставлено Лесным теремом "Асташово"

Асташово: там русский дух

Отправной точкой для нашего сказочного вояжа станет антуражный терем в Асташово, надёжно укрытый от посторонних глаз чухломскими лесами. Попадаешь сюда — словно оказываешься в кулуарах известной пушкинской поэмы, разве что бредущего лешего не хватает. Вокруг — классический русский пейзаж: место под строительство будущего терема, который закладывался как дачный дом, было выбрано вдали от цивилизации. До ближайшего крупного города — Костромы — 200 километров, до крошечной Чухломы — около 30. 

Расписной, резной, золочёный… Асташовский терем в селе Осташово (из-за исторической путаницы в топонимах терем оставил себе последний вариант написания, а село — более ранний) — один из немногих сохранившихся шедевров архитектуры, выполненных в русском стиле. Построен был в 1897 году крестьянином Мартьяном Сазоновым по эскизам петербургского архитектора Ивана Ропета, славившегося своей любовью к историзму и самобытности. Отсюда — затейливая нарядность фасадов, изобилие декора, ажурный балкон и башня со шпилем, а также характерная колористика экстерьеров. 

Впрочем, в таком виде терем существует не так давно: до 2009 года он находился в запустении, когда группа энтузиастов пыталась своими силами спасти постройку от разрушения. Со временем проект был выкуплен и полностью отреставрирован: терем полностью разобрали, в мастерских заменили около 40% сгнившей древесины и более пяти тысяч элементов декора, после чего собрали заново. Теперь это место — три в одном: исторический музей мещанско-крестьянского быта, отель с воссозданными интерьерами в духе зажиточной избы и развлекательный курорт для гостей от мала до велика — в меню походы, сплавы, квесты, мастер-классы и всевозможные сезонные забавы.

jl4oomccuzs.jpg

Вид на печь в людской. Фото: vk.com/astashovo

Провести в музее ночь, а то и неделю, примеряя разные номера, можно в любое время года — терем интересен и летом, и зимой, а благодаря удачно спрятанным современным инженерным коммуникациям пребывание по комфорту сравнимо с хорошим отелем. Экспонаты здесь можно не только трогать, но и открывать, заглядывать внутрь, вертеть, играть с ними, и даже полежать на некоторых из них не возбраняется. Экскурсоводы научат разжигать печь и готовить в ней, покажут, как оживить пластинку в граммофоне, разрешат порыться в сундуках и охотно поддержат попытки угадать назначения замысловатых старинных предметов. 

В гостиной по стенам, как и положено музейным залам, развешаны картины и семейные фотографии владельца терема. Над каждой реликвией — маленький сканер для аудиогида: стоит лишь навести устройство, и словоохотливая ключница-экономка поведает обо всех секретах дома и его хозяев. В людской — большая печь с полатями, ухватом и рукомойником, рядом — буфет XVIII века на голландский манер. Здесь же оформлена зона столовой с широкими скамьями и старой глиняной посудой. 

Поднимаясь наверх по резной красной лестнице — словно переворачиваешь страничку истории. Деревенский быт сменяется городским — изящной стилистикой русской усадьбы. Здесь тоже есть печи, но уже узкие — на манер каминов, покрытые изразцами, резная мебель вторит искусному рисунку на обоях, напечатанных по старым технологиям. Всевозможные сундуки, шкафы и кресла были выкуплены у хозяев в округе, люстры и настольные лампы переделаны из старых масляных светильников местными мастерами. Взгляд притягивает антуражная комната для чаепитий, с самоваром и белыми скатертями. Пространство оформлено цветными витражами, каким-то невероятным образом воссозданными по чёрно-белым фотографиям с помощью компьютерных технологий. На чердаке разместился маленький музей с внушительной коллекцией старинных прялок, в эркере — зимний сад с уютным креслом-качалкой.

qubtmfud_cs.jpg

Фрагмент зоны отдыха в эркере. Фото: vk.com/astashovo

В девяти гостевых номерах — шести в самом тереме и трёх во флигеле — прослеживается смешение городского и деревенского интерьеров, задающих тон всему дому. Исторические спальни названы по именам окрестных ручьёв и рек — Вига, Ида, Нея. Обстановка продумана до мелочей. Современные кровати с удобными матрасами украшены антикварными резными изголовьями — и романтический настрой поддержат, и подарят долгожданный для многих крепкий сон на свежем воздухе. Ванные комнаты украшены изразцами, обставлены плетёной мебелью и декорированными зеркалами. 

В небольшом удалении от терема, на опушке леса, стоят три небольших домика с окнами в пол и открытыми террасами. Здесь можно поселиться большой компанией и даже взять с собой питомца.

Отдельная гордость терема — местная кухня, которая работает по принципу нулевого километра — философии потребления локальных продуктов: деревенскому стилю — деревенский стол. Творог, масло и сыр поставляют местные фермы, овощи приносят с соседских огородов, грибы, травы и дичь дарит лес. Единственный привозной продукт, который невозможно найти на костромской земле, — молотый кофе. Блюда в меню — вариации на тему классического русского застолья. Гостям предлагают на выбор два сета, не уступающих друг другу: один — из крестьянских кушаний: похлебки и мясо, томлённое в печи, другой — набор изысканных боярских яств. 

dsc_0889.jpg

Домик на дереве — арт-объект фестиваля "Древолюция". Фото предоставлено Лесным теремом "Асташово"

Напитавшись вдоволь старинным бытом, можно выйти на крыльцо. Отсюда видно лужайку с миниатюрным прудом, рукой подать до небольшой бани с кедровой купелью на открытом воздухе. Вокруг терема проложены несколько экотроп с вписанными в ландшафт арт-объектами фестиваля "Древолюция". Качели, подвешенные между сосен, строительные леса в лесу, навесная тропа, ведущая в домик на дереве. Рядом — несколько заброшенных церквей и небольшой озёрный пляж. По тропе можно прогуляться в компании егеря — пешком или на квадроциклах: он научит различать звериные следы и расскажет чуть больше об истории края.

Для тех, кто не желает довольствоваться малым и жаждет продолжить знакомство с костромской глубинкой, приглашаем отправиться дальше по нашим точкам сказочного маршрута — все экспедиции с удовольствием организует команда лесного терема. 

dji_0226.jpg

В отличие от полностью отреставрированного асташовского, погорельский терем выглядит в более привычном для нас виде старинных деревянных усадеб. Фото: Роман Романишин

Погорелово: застыть во времени

Может показаться невероятным, но в 20 километрах от Асташово, среди всё того же чухломского леса скрыт ещё один деревянный терем — Погорелово, не менее изящный и живописный, в похожем архитектурном неорусском стиле. Единственно, чем он отличается от своего собрата, — ухоженностью и доступностью для туристов. 

Не менее удивительна судьба погорельского терема, во многом схожая с асташовским. Он был построен на шесть лет позже первого, в 1903 году, Иваном Поляшовым, который, как и Мартьян Сазонов, был крестьянином и занимался отхожим промыслом. Зарабатывал Поляшов проектированием домов в Петербурге и ремонтном Зимнего дворца. На заработанные деньги построил себе настоящий резной дворец на 12 комнат, мельницу с маслобойкой, лесопильный завод и часовню, которая сохранилась до наших дней. Имея богатый опыт в постройке загородных дач для петербургской элиты, он воплотил все задумки в собственном проекте. Но что интересно: несомненная роскошь городского размаха здесь сочетается с простым крестьянским практицизмом, который улавливается в расположении комнат, да и самого дома. 

Сейчас терем принадлежит художнику-авангардисту Анатолию Жигалову, который выкупил его ещё в 70-х годах. Владелец до сих пор живёт здесь со своей семьёй, поддерживая внутреннее и внешнее убранство. 

dji_0249.jpg

Живописность деталей неорусской архитектуры. Фото: Роман Романишин

В отличие от полностью отреставрированного асташовского, погорельский терем выглядит в более привычном для нас виде старинных деревянных усадеб, сохранивших свой вековой облик. Симметричная композиция состоит из похожих элементов — бытует мнение, что их Поляшов подсмотрел у Сазонова: над парадным крыльцом — резная башня со светёлками и мезонином, по левую сторону — полукруглый эркер, по центру — парадный холл с широкой лестницей. Ажурная резьба наличников содержит включения славянской символики, в росписи стен преобладают флористические мотивы: венки с цветами и листьями, скрипки и арфы, потолки украшают затейливые панно, уникальные в каждой зале. Кое-где сохранились почти в первозданном виде витражи в эркерах и детали стрельчатых окон в круговой анфиладе верхних комнат.

Добраться сюда действительно непросто: зимой — на снегоходах, по проложенным участкам "Полной Чухломы", летом убитые дороги под силу только технике повышенной проходимости — джипам или квадроциклам, да и то часть пути по заболоченной местности придётся пройти пешком (если вы идёте из Асташово — вам организуют трансфер и дадут напрокат резиновые сапоги). Гораздо проще и интереснее попасть в терем с воды — по речке Виге, что течёт неподалеку, есть организованные сплавы на каноэ — с заездом в терем, а также осмотром руинированной мельницы и водяной лесопилки, некогда принадлежавших Поляшову. Вообще по местным водным артериям здесь проложено много интересных маршрутов — гиды в Асташово помогут составить индивидуальный многодневный сплав. 

А мы тем временем отправляемся дальше: несмотря на то что других сказочных теремов в чухломских лесах больше нет (мы проверяли!), здесь всё же найдётся несколько интересных для изучения мест.

img_6455.jpg

Главный усадебный дом. Фото: Роман Романишин

Венгино: вперёд в прошлое

Рядом с погорельским теремом, по ту сторону Виги, стоит заброшенный и неприметный дом — маленький кусочек большой истории. Когда-то здесь находилась усадьба Купреянова — одного из участников похода Беллинсгаузена в Антарктиду. После разрушения на её месте крестьянин Василий Канаев построил себе особняк, отличавшийся, как и многие здешние решения, редким эклектическим смешением купеческой и сельской застройки. 

Усадьба Канаева без нарочитого изящества наружной отделки, как чухломские терема, однако элементы некогда богатой жизни всё-таки прослеживаются в едва сохранившихся интерьерах. Резные печи с фрагментами облицовки, по которым восстанавливались асташовские кладки, витражные композиции на окнах террасы, изощрённые перегородки и балюстрады, детали потолочной лепнины. 

Потомки основателя прожили здесь вплоть до 2009 года, благодаря чему сохранилось большое количество архивных семейных фотографий, свидетельствующих о былой славе этих мест. По ним можно судить о хозяйственных помещениях: половина нижнего этажа была предназначена под домашний скот, пространство сверху отводилось под склад — характерная особенность домов северного типа. Ещё одной интересной деталью проектировки дома стал общий для всех печей воздуховод, расположенный по периметру и выводящий печной дым в одну трубу в крыше. 

img_6630.jpg

Пятиярусный иконостас воскресенской церкви. Фото: Роман Романишин

Нероново: как умирает красота

В стороне от старинного тракта, ведущего из Чухломы в Солигалич, стоит усадебный дом, некогда самый богатый в округе, принадлежавший семье Черевиных, состоявших в родстве с костромскими помещиками Лермонтовыми. Вокруг сохранилось множество смежных построек — амбары, баня, дом управляющего и даже флигель, а кроме того — усадебная церковь с колокольней. Зажиточность имения, строительство которого относится к 1780-м годам, превратило Нероново в крупный центр дворянской усадебной культуры: здесь находилась обширная библиотека, насчитывавшая более четырёх тысяч томов XVII века (была даже Библия на славянском языке, напечатанная Иваном Фёдоровым), картинная галерея с собранием живописи и фамильными портретами хозяев руки художника Григория Островского. Вокруг были разбиты оранжереи, теплицы, а также комплекс пейзажного парка и фруктовые сады. 

Двухэтажный особняк выполнен из камня с преобладанием классического стиля, дополненного барочными элементами. Внутри — анфилады комнат, бальные залы с хорами для музыкантов, просторные террасные балконы на монументальных колоннах, уже прилично разрушенные, но всё ещё сохраняющие прежнее очертание. 

Визуальной доминантой села стал построенный пятью годами позже главного усадебного дома пятиглавый воскресенский храм, интересный сохранившимся пятиярусным резным иконостасом. Церковь — интересный пример переходной эпохи от барокко к классицизму в провинциальном зодчестве. Крепостные, занятые отделкой храмовых перекрытий, специально отправлялись на обучение в Москву и Петербург, дабы напитаться новыми знаниями и перенести их в костромскую глубинку. Старания оказались не напрасны: архитектурная мощность здесь чувствуется до сих пор, спустя века.

Сейчас весь приусадебный комплекс, включая главный дом, принадлежит частному предпринимателю, выкупившему Нероново с торгов в 2010 году и своими силами сохраняющему постройки. Добираться сюда проблематично, что неудивительно, однако находчивые асташовцы придумали интересный способ. Называется — трактор "Беларус": открытый прицеп, охапка сена для мягкости и аромата, корзина яблок и термос с чаем в дорогу — и вот вы уже участник так называемого трак-тура, который доставит вас с ветерком (конечно, условным) к самым отдалённым точкам Чухломского края.

canoe-viga-5.jpg

Сплав по реке Виге. Фото предоставлено Лесным теремом "Асташово"

Судай: суд дай!

Трудно представить, но одно из крупных сёл в чухломских лесах некогда было крепостью, и в XVI–XVII веках его неоднократно осаждали казанские татары. Сохранилась местная легенда, рассказывающая о происхождении названия Судая: от жёстких карательных законов страдали многие невиновные, и местные жители, возмущенные произволом, постоянно требовали: "Суд дай!" 

Сегодня здесь сохранилась редкая деревянная застройка, выполненная в уже узнаваемом нами русском стиле XIX века — с мезонинами, эркерами и накладной фасадной резьбой. На этой земле, как и в соседних сёлах Судайской стороны — Бубалино, Полосково, Валуево, выстроенных вдоль реки Виги, — есть несколько интересных экземпляров северного деревянного зодчества. В одном из домов разместился Музей крестьянского быта, открытый капитаном дальнего плавания в его родовой избе, — прялки и лапти уживаются здесь с якорями и шкурой гиены.

Купеческие усадьбы по своей живописной изысканности не уступают чухломским теремам, однако в силу обстоятельств вынуждены доживать свой век в брошенном уединении. Если присмотреться поближе, можно увидеть знакомые по асташовскому терему приёмы композиции, которые, по всей видимости, задавали тон всему архитектурному пласту округи: остроконечные башни, венчающие миниатюрные балконы и светёлки, изящные пристройки с резными наличниками и лопатками.

В округе — множество храмов и церквей, коих не перечесть. Наиболее интересны, пожалуй, пятикупольная часовня в Полоскове с фрагментами росписи на холсте, а также останки Одигитриевской церкви 1805 года в Судае.

Конечно, это лишь малая часть припрятанных в здешних лесах сокровищ преданий старины глубокой — в подробных дорожных картах насчитывается под сотню объектов, и это только в одном районе Костромской области! Но, посетив некоторые точки, остановиться потом бывает сложно — они начинают собираться по цепочке, как бусы, и затягивать в свой сказочный мир, превращая традиционное путешествие в настоящую "Полную Чухлому".

Юлия Гопиус