Реформа по Гоголю: уроки без учебников, карты-пазлы, увлекательные рассказы о народах и странах

Портрет Н.В.Гоголя работы Ф.А.Моллера
Портрет Н.В.Гоголя работы Ф.А.Моллера

Последние лет десять учителя и родители спорят об идеальном учебнике по географии. Но мало кто знает: первым, кто задумался над грамотным преподаванием этого предмета, был великий русский писатель Николай Гоголь. 1 января 1831 года первый в новом году выпуск "Литературной газеты" удивил статьёй классика с названием "Мысли о географии". А рядом приписка: "Для детского возраста". Известно, что Николай Васильевич горел желанием написать целую детскую книгу о географии. Классик считал эту науку самой важной для молодёжи и самой сложной для преподавания. Однако в полной мере осуществить свой замысел он не смог. Сейчас можно прочесть лишь небольшие отрывки этой книги: о морозной русской зиме и северных народах.

"Детский возраст есть ещё одна жажда, одно безотчётное стремление к познанию. Он всего требует, всё хочет узнать. Его более всего интересуют отдаленные земли: как там? что там такое? какие там люди? как живут? – эти вопросы стремятся у него толпою, и все они относятся прямо к физической географии, и потому мир в его физическом состоянии – величественный, роскошный, грозный, пленительный – должен более и обширнее занять его". Этот отрывок "Мыслей о географии" характеризует цели, которые преследовал Гоголь в своих рассуждениях. Утолить детскую жажду знаний просто, но не каждый учитель может выбрать для этого правильный способ. Николай Васильевич утверждал, что преподавание географии его современников ошибочно чуть ли не с первых уроков. Как можно делить на полушария, части света, преподавать всё по частям ещё и в форме бурного, бесконечного потока информации?

zemskaya_shkola_vikideiya_urok_v_zemskoy_shkole.jpg

Урок в земской школе. Фото с сайта wikipedia.org
Урок в земской школе. Фото с сайта wikipedia.org

Кстати, понять необходимость введения другого преподавания географии Николаю Гоголю помогли его мистические произведения. Как-то писатель увидел мальчика, который слушал страшную сказку. В его глазах постепенно появлялся испуг, зубы дрожали, а пальцы сжимались – ребёнок из слушателя словно сам превратился в героя и пережил всё то, что было описано на страницах книги. Мальчику было интересно, с каждым словом он хотел больше! "Неужели нельзя задобрить такого внимания в пользу науки?" – сетует писатель в своей статье.

"Мысли о географии" с ног на голову переворачивают все принципы работы учителя. Хотя бы потому, что Гоголь настаивает на преподавании географии без книг – перед глазами ученика может быть лишь карта. Никаких лишних слов и нравоучений: книга может лишь помешать усвоению материала. Только визуальные, яркие образы и подкрепление географии другими обязательными науками, с которыми она тесно соприкасается. Тогда, по мнению писателя, в голове ребёнка отложится не нудный набор нравоучений. В его голове будет целый мир.

"Фигура земли прежде всего должна удержаться в его памяти" – вот результат способа обучения, который предложил Гоголь. Зачем заставлять ребёнка чертить бестолковые карты, прорисовывая всё до мелочей? Важные подробности скорее всего забудутся, едва ученик отложит карандаш. Николай Гоголь считает, что куда лучше дать ребёнку простую карту, где будут белая вода и чёрная земля. Такой контраст, что называется, бросится в глаза и отложится в голове.

1280px-peter_karta1707.jpg

Карта мира 1707 года типографии В.О. Киприянова
Карта мира 1707 года типографии В.О. Киприянова

"Процесс и расселение растительной силы по земле должно показать на карте лестницею градусов: где растение юга – хозяин, куда перешло оно как гость, под каким градусом умирает, где начинается растение севера, где и оно наконец гибнет, прозябение прекращается, природа обмирает в объятиях студёного океана, и чудный полюс закутывается недоступными для человека льдами. Таким же образом и расселение животных".

Николай Гоголь так правильно и точно пишет обо всех областях географии, что невольно закрадывается сомнение: а может, он и не писатель вовсе? Эту профессию выдают лишь яркие обороты, которые делают статью наполовину художественной. "Мысли о географии" рассказывают обо всём: горы, почвы, растения, климат – ничто не остаётся за пределами книги. Даже вымершие народы и виды: их писатель предлагает обязательно описывать, чтобы ребёнок помнил об их существовании. Рассуждения о педагогике тоже поражают. Советы по преподаванию настолько глубокие, что создаётся ощущение, будто их писал умудрённый опытом педагог. Хотя Гоголю в момент написания "Мыслей о географии" было чуть больше двадцати.

"Величину земель, государств никогда нельзя заучивать исчислением квадратных миль. Нужно только смотреть на карту – вот одно средство узнать её. Не мешало бы вырезать каждое государство особенно, так, чтобы оно составляло отдельный кусок и, будучи сложено с другими, составило бы часть мира. Тогда будет видима и величина их, и форма".

В письмах друзьям Гоголь писал, что нужно не мёртвое, а живое изображение России: чтобы она говорила о себе сама живым русским слогом и чтобы ребёнок познавал её не через призму мышления гувернёра-иностранца. Кто знает, может, если бы его книга вышла в свет, к географии сейчас было бы совсем другое отношение. Другая дорога – наверное, так сказал бы сам Гоголь. Сегодня, кстати, 210 лет со дня его рождения.

Арина Краснова