Секретные документы, здания-двойники и легенды о лётчиках: завершилась экспедиция "Алсиб"

На трассе ленд-лиза. Фото: Александр Бормотин
На трассе ленд-лиза. Фото: Александр Бормотин

Участники экспедиции обнаружили ученические тетради с военными приказами, познакомились с бывшими работницами аэродромов Алсиба и раскопали шишку 40-х годов. Они рассказали, как делать аэрофотосъёмку при сильном ветре, для каких целей сейчас используются старые здания аэродромов и почему трудно найти упавший самолёт, даже если знаешь, где он находится.

Не архивом единым

Перед тем как отправиться в экспедицию, исследователи провели серьёзную подготовку. Кропотливая работа в архивах позволила узнать множество важных подробностей, к примеру, о том, как строили аэродромные здания и взлётно-посадочные полосы, где навсегда остались потерпевшие крушение самолёты. Но далеко не все документы дошли до центральных архивов.

"В аэропорту Олёкминска нам показали подборку материалов, посвящённую его истории, — вспоминает кандидат исторических наук Павел Филин. — Там были фотографии, приказы 1942 года, отдельные статьи и очень интересная статистика: документы по загрузке аэропорта. Всё это собирал бывший руководитель отдела Иннокентий Семёнович Евстифеев. Он рассказал множество фактов о прошлом аэропорта, помог определить, когда появились те или иные постройки. К сожалению, с военных времён сохранилось только одно здание, да и то разваливается".

rust5283_foto_rustam_ahunov.jpg

В здании военных лет. Фото: Рустам Ахунов
В здании военных лет. Фото: Рустам Ахунов

"Директор аэропорта Олёкминска Владимир Иванович Разинков показал нам две книги. В одной — перечень приказов 1942 года. Вторая оказалась подшивкой из прошитых и пропечатанных ученических тетрадей, в ней были приказы от 1943–1944 годов. На тетрадях — надписи "секретно", сами приказы написаны от руки и содержат уникальную информацию о повседневной жизни аэропорта в годы войны. За всё время экспедиции подобные документы встречаются впервые. Просмотрев приказы до 1951 года, я отметил любопытную закономерность: если в 1945 году во многих из них речь шла о поощрениях, то в 1950-х — сплошь наказания и уголовная ответственность. Причём очень суровые: за прогул — по три месяца принудительных работ с сокращением зарплаты на 25%. Почти все приказы 50-х — фактически протоколы судов".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

Ещё одну интересную тетрадочку удалось обнаружить в Витиме. На каждом её листе с одной стороны были записи о строительстве гаража, а с другой — карандашные рисунки и портреты. В музее Киренска хранится переписка с женой погибшего лётчика Лобарева и листок со статистикой перегона в 1942–1943 годах. Были и другие ценные документы, которые историки тщательно фотографировали, пополняя "базу данных", собранную в столичных архивах.

01_alsib_foto_aleksandr_bormotin.jpg

Остановка на трассе Алсиба. Фото: Александр Бормотин
Остановка на трассе Алсиба. Фото: Александр Бормотин

"Мы пришли к выводу, что надо больше времени отводить под встречи с местными жителями и работу с музеями, — рассуждает директор Центра современной истории Иван Анохин. — Мы познакомились со множеством людей, которые нам помогали. Они делились информацией по Алсибу, которую больше нигде не найдёшь. Некоторые знают про здания военных лет, другие — про сохранившуюся с тех пор технику, кто-то — о местах падения самолётов. Есть и такие, кто ещё помнит события военных лет, которые видели собственными глазами".

В Омолоне участникам экспедиции показали рабочий американский грейдер 40-х годов, а в Марково подсказали, где найти обломки Ли-2. Подробнее об этом можно узнать здесь — Ленд-лиз и российская смекалка: как сделать технику неубиваемой, а крышу вечной.

"Недалеко от посёлка Тарат находился запасной зимний аэродром. Изначально мы не планировали его посещать, так как в архивах мы не нашли о нём упоминания, но во время экспедиции оказалось, что там даже открывают мемориал, посвящённый Алсибу. Когда мы туда прилетели, то приземлились фактически на пастбище. В Тарате нас познакомили с Матрёной Ивановной Киренской, которая работала во время войны бульдозеристом на аэродроме. Сейчас ей 98 лет, и она мать-героиня, вырастившая девятерых детей, в посёлке её очень уважают".

Денис Ульянкин, начальник геофизической группы экспедиции

"Когда мы были в Олёкминске, нам рассказали про Клавдию Дмитриевну Воложину, которая участвовала в строительстве аэродрома. Сейчас она живёт в селе Олёкминское, и мы съездили туда её навестить. Клавдии Дмитриевне 95 лет, но она до сих пор хорошо помнит, как чистила снег лопатой, а над головой летали самолёты. Ей было 19, и она их боялась, пряталась. На аэродроме тогда работали женщины и дети".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

rust1661_foto_rustam_ahunov.jpg

Постройка военных лет, памятник культуры. Фото: Рустам Ахунов
Постройка военных лет, памятник культуры. Фото: Рустам Ахунов

Полёт против ветра и шишка в подарок

Основной задачей экспедиции в этом году было обследование аэродромов Алсиба. Поисковики собрали информацию по сохранившимся с военных времён зданиям в их окрестностях, изучили старые взлётно-посадочные полосы и провели серьёзный анализ местных почв. Заодно на себе ощутили все прелести жестокого климата, в котором наши предки за немыслимо короткие сроки ухитрились выстроить цепочку аэродромов для воздушного коридора.

"Нам удалось выполнить все поставленные задачи по техническому обследованию, — считает научный руководитель экспедиции Сергей Катков. — Мы везде провели геофизическую съёмку с помощью георадара, получили радарограммы и теперь можем уточнить состав почв, определить уровень грунтовых вод, понять, на какую глубину грунты промерзали на том или ином аэродроме. Военные геодезисты сделали съёмку участков, сохранившихся до наших дней, заложили контрольные шурфы — вертикальные горные выработки, позволяющие судить о строении толщи грунта. Всё это позволило сравнить технологии строительства, описанные в старых документах, с реальным положением дел. Уже сейчас можно с уверенностью говорить, что технология и методика при возведении большинства объектов были соблюдены в точности".

"Когда мы сделали шурф на взлётно-посадочной полосе аэродрома Танюрер, обнаружили неожиданный подарок из прошлого. Мы прошли вглубь сквозь 20 см торфа с остатками корней, добрались до песчаной засыпки — она была довольно мощная, 80 см. И в самом низу нам попалась шишка кедрового стланика. Пропитанная влагой, морёная. Такой своего рода привет нам от строителей 1944 года, закатанный в песчаную кладку".

Сергей Катков, научный руководитель экспедиции

08_alsib_foto_aleksandr_bormotin.jpg

Экспедиционные будни. Фото: Александр Бормотин
Экспедиционные будни. Фото: Александр Бормотин

"Результатами мы довольны, — резюмирует Иван Анохин. — Мы успели сделать всё необходимое и в техническом плане, и в историческом. Теперь впереди серьёзная инженерная работа, которая займёт не меньше месяца, а то и больше: будем обрабатывать данные, готовить технические отчёты. Работа в поле — это непредсказуемый процесс, в первую очередь из-за погоды. На одних аэродромах пришлось задержаться дольше, чем мы рассчитывали, а на другие времени почти не осталось. На будущее будем это учитывать. Надо будет заранее просчитывать альтернативные планы действий на случай непогоды".

"Когда результаты архивной работы находят подтверждение, это производит сильное впечатление. Мы изучили необычную конструкцию взлётно-посадочной полосы Уэлькаля по документам, а потом увидели остатки этой ВПП воочию действительно деревянные. Прочитали в архивах, что при строительстве Танюрера использовали американские грузовики, и нашли их, с двойными номерными знаками на русском и на английском".

Иван Анохин, директор Центра современной истории

Узнать больше о находках на аэродроме Танюрер, который больше всех полюбился участникам экспедиции, и о некоторых других можно здесь — Обломки войны: экспедиция "Алсиб" обследовала четыре аэродрома.

"С учётом имевшегося в нашем распоряжении времени мы сделали всё по максимуму, — уверен начальник геофизической группы экспедиции Денис Ульянкин. — Погода порой вносила свои коррективы. Например, аэрофотосъёмку очень трудно делать при сильном ветре. Когда нужно было запускать дрон в Олёкминске, был довольно сильный порывистый ветер. Если дрон летит против него, то двигается очень медленно, и аккумулятор быстро садится. В итоге приходилось ехать к самому началу полосы, запускать дрон по ветру, а потом медленно лететь обратно низко над землёй, во избежание непредвиденных случаев. На одно такое путешествие тратился практически весь заряд. Я все аккумуляторы израсходовал, пока удалось снять аэродром. Сейчас, по возвращении, будем склеивать материал воедино".

rust5269_foto_rustam_ahunov.jpg

Старое здание аэропорта. Фото: Рустам Ахунов
Старое здание аэропорта. Фото: Рустам Ахунов

"Во время экспедиции мы собирали информацию о зданиях, сохранившихся со времён войны. В Сусумане случился забавный казус. Наши историки по рации попросили меня отснять с воздуха исторический аэровокзал. Это было необходимо, поскольку им не удалось найти планы строительства в местных архивах. Сказали, что сейчас это скит. Я увидел недалеко от взлётно-посадочной полосы деревянное здание с крестом на крыше, отснял его. Показал фотографии ребятам, и оказалось, что я снял "неправильный" скит: нужное здание находилось буквально в ста метрах от него. Два скита рядом, удивительно. Пришлось вновь поднимать дрон в воздух, переснимать".

Денис Ульянкин, начальник геофизической группы экспедиции

Старые постройки постепенно разрушаются. Многие уже утрачены, важно сохранить те, что ещё остались. В Олёкминске необходимо принимать решение, сохранять или сносить старое здание аэропорта 1942 года. Пока его удаётся отстоять. Местные жители не хотят терять наследие прошлых лет и надеются, что им дадут возможность открыть в старом здании аэропорта музей, посвящённый Алсибу.

Первым делом — самолёты

В этом году экспедиция исследовала аэродромы, в будущем планирует серьёзно заняться поисками погибших самолётов. Часть работы в этом направлении удалось проделать уже сейчас — благодаря всё тем же местным жителям. Организаторы краеведческих музеев, историки, охотники, рыболовы, учителя — все были рады помочь поисковикам, и уже сейчас у них собралось немало ценной информации.

05_alsib_foto_aleksandr_bormotin.jpg

Ценная находка. Фото: Александр Бормотин
Ценная находка. Фото: Александр Бормотин

"В музее Оймякона довольно много деталей от P-39 "Аэрокобры", — рассказывает Денис Ульянкин. — Там нам сообщили, что охотники и рыболовы то и дело натыкаются на какой-то самолёт, "стоящий в кустах далеко в тундре". Пообщаться с ними лично не удалось, но нам пообещали с ними связаться и разузнать всё подробнее. А на конференции Якутска пообщались с автором книг, посвящённых Алсибу, — Иваном Ефимовичем Негенблей. Там же мы познакомились с поисковым отрядом из местного ДОСААФ. У ребят есть свой музей с очень интересной экспозицией, они собрали массу информации, но им не хватает средств и сил, чтобы отработать все известные им места, многие из которых труднодоступны. Мы с ними съездили на место падения бомбардировщика B-25 Mitchell. Увидеть его не удалось, вода была высокая и скрыла самолёт, добраться до места падения оказалось невозможно. Из тех, кто находился на борту, пока захоронен только один, остальные так и остались лежать где-то на месте катастрофы. Во время низкой воды можно попробовать достать B-25 и поискать членов экипажа".

"В 1943 году в 70 километрах от Витима столкнулись две "Аэрокобры". Майор Павел Морозов погиб, капитан Иван Федотов выпрыгнул с парашютом, его нашёл и вывел колхозник Габидулин. За спасение лётчика его наградили медалью. Официальная причина катастрофы плохие погодные условия. Но среди местных жителей ходят две легенды, в которых предполагается более драматичный сюжет. По одной из них, трагедия возникла из-за любовного треугольника якобы пилоты решили устроить в воздухе битву за даму сердца. По второй легенде, "Аэрокобрам" поручили догнать самолёт, который угнали лётчики, сидевшие в сталинских лагерях, и катастрофа произошла в ходе погони".

Павел Филин, кандидат исторических наук, участник экспедиции

"В музее Олёкминска нам показали остатки "Аэрокобры" — пушку, обломки, шильдик, — делится Павел Филин. — В 1985 году директор музея организовал с местными ребятами поисковую экспедицию, и они всё это привезли. Пока мы там были, позвонила женщина, рассказала, что её муж участвовал в той экспедиции и готов показать место крушения самолёта. В те годы ему было 15 лет, он помнит, как они раскопали двигатель, но не смогли его поднять, просто оставили памятную табличку. На следующий день мы съездили с ним туда, но времени было очень мало, и найти остатки самолёта мы не успели".

rust5605.jpg

В память об Алсибе. Фото: Рустам Ахунов
В память об Алсибе. Фото: Рустам Ахунов

"Обнаружить места катастроф — процесс долгий, — объясняет Иван Анохин. — Даже если есть архивная привязка и свидетельства очевидцев, случайно наткнувшихся на обломки, поиск точного места аварии занимает много времени, особенно в бескрайней тундре, где сложный природный ландшафт: болота, озёра, леса, стланик. Зачастую крушения происходили в десятках километров от аэродромов в совершенно диких местах. Мы уже собрали много архивной информации о точках, где упали самолёты Алсиба, знаем, в каких районах это происходило. Кроме того, могут помочь сведения, которыми с нами делятся местные жители. Думаю, на следующий год мы постараемся обнаружить некоторые из погибших самолётов. Ближайшей зимой ещё поработаем в архивах, уже понимая, какой информации надо уделить пристальное внимание, подготовимся. Если всё сложится удачно, летом вновь отправимся в путь".

Алсиб — авиакоридор, соединяющий СССР и США, — возник в годы Великой Отечественной войны. По договору ленд-лиза западные союзники поставляли нам истребители и бомбардировщики, и была необходима круглогодичная и круглосуточная воздушная трасса, по которой советские лётчики могли бы перегонять самолёты на фронт. Несмотря на труднодоступность районов, где строились аэродромы, их возводили в кратчайшие сроки, всего за пять-восемь месяцев. Начиная с 1942 года на фронт по трассе Алсиб поступило 8094 самолёта.

Ольга Ладыгина