Участок маршрута: Тикси — Пролив Санникова — Индигирка. В поисках земли-призрака

Утром разбудила качка. Волна приличная, не менее двух метров. А за кормой уже привычная пенная дорожка. Сегодня остановка у станции Кигилях. Мы во «владениях» Якутского УГМС. Берег в километре от нас: высокий, заснеженный, холмистый, весь в червоточинах скалистых выходов. Здесь мы оставляем еще одного пассажира экспедиции. «Михаил Сомов» уже двадцать два дня в пути. «Большой Халль» все еще идет за нами по пятам…

Следующая остановка на Столбовом. Это самый маленький по размерам из Ляховских островов. Почему его назвали Столбовым? Может быть из-за слишком высокого берега. Издали он ассоциируется с лобным местом. Кажется, вот-вот появится глашатай, чтобы зачитать указ. А может быть вообще выйдет палач… Ночуем на рейде. Закат в Арктике — завораживающее зрелище. Безветренно. Сам заход солнца выглядит так, словно огромный апельсин медленно тонет в молоке. Следующим утром мы уже проходим пролив Санникова, разделяющий Новосибирские и Ляховские острова. Наконец-то мы добрались до легендарных мест, описанных в известном романе академика Владимира Афанасьевича Обручева «Земля Санникова». Я, кстати, всегда с удовольствием пересматриваю и одноименный художественный фильм с Олегом Далем, Николаем Дворжецким, Георгием Вициным и Махмудом Эсанбаевым в главных ролях.

Перед стартом нашей экспедиции в сочинском центре «Сириус» его учащиеся вручили нам томик с романом Обручева. «Читайте его на досуге, и пусть отвага и целеустремленность его героев вдохновляют вас!». Эту книгу мы привезем обратно в «Сириус» с нашими автографами, когда вновь вернемся в Сочи. Правда, побывать в краях, где велись, увы, безрезультатные поиски полярного оазиса, именуемого Землей Санникова выпало на долю лишь нас двоих — меня и Сани… Но у каждого из участников экспедиции свои задачи. Равно важные и ответственные!

ИЗ ИСТОРИИ

Земля Санникова

О неизвестной земле впервые сообщил зверопромышленник Яков Санников в 1811 году. С этой даты и началась история острова-призрака. Кстати, ранее Санников уже открыл несколько островов, в том числе Столбовой и Фаддеевский. По словам купца, он обнаружил «обширные земли с высокими горами», якобы, севернее Новосибирских островов. Больше века полярные исследователи и ученые пытались найти таинственный клочок земли. Барон Эдуард Толль даже организовал несколько экспедиций. Во время одной из них он записал в своем дневнике: 13 августа 1886 года… в направлении на северо-восток увидели контуры четырех столовых гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью. Мы вправе, следовательно, нанести на соответствующем месте на карту пунктирную линию и написать на ней «Земля Санникова».

Однако, проходя на судне мимо Новосибирских островов в 1893 году Фритьоф Нансен не обнаружил никакой новой неизвестной земли. Исследователи разделились на два лагеря. Сторонники Толля заявили, что Нансен специально скрыл существование Земли Санникова, преследуя личные интересы. Чтобы поставить точку в этом споре Эдуард Толль в 1902 году отправился в очередную экспедицию — на поиски острова-призрака. И… пропал без вести. Его лично искал лейтенант Колчак, но безрезультатно. Более двух десятков лет шли поиски загадочной земли. Но постепенно о ней стали забывать. В 1926 году в свет вышел роман «Земля Санникова». Интерес к ней разгорелся с новой силой. В 1937-м советский ледокол «Садко» вновь прошел по старому маршруту Толля, но никакой земли не обнаружил. По личной просьбе Обручева в квадрат предполагаемого местонахождения земли была отправлена арктическая авиация. Пилоты подтвердили, что Земли Санникова не существует!

РАЗГАДКА?

По мнению ученых, Земля Санникова вполне могла существовать. Но она, как и многие другие арктические острова, была сложена не из скал, и изо льда. Известен случай, когда остров Семеновский ушел под воду на глазах полярников. Некоторые из крупных островов, нанесенных на карты, на деле оказываются остатками древнего шельфового ледника. Когда-то они сохранились на отмелях, в последующие оледенения нанесли поверх них толстый слой минерального материала, кое-где образующего даже невысокие горы. Морская вода век за веком подтачивала основания таких островов, промывая во льду извилистые тоннели и ходы.

По другой версии ученых, Санников и Толль столкнулись с феноменом миража. Действительно, если днем температура превышает 10 градусов Цельсия, недалеко от острова Котельный, с северной и западной сторон можно заметить очертания хвойного леса! Но это всего лишь оптический обман — мираж. А на том самом месте, где когда-то видели неизвестную землю, сейчас находится лишь отмель (банка), которая носит имя Санникова…

Семьдесят пятый градус северной широты. Горизонта не видно. Где-то здесь, чуть севернее острова Котельный полярные исследователи искали каменные горы и остров-призрак, место, куда весной улетали полярные гуси, а осенью возвращались с потомством. Плодородные земли несуществующего материка Арктида…

Идем на Кигилях. Там нас ожидает для бункеровки гидрографическое судно Росатома «Петр Котцов». Каюты на нижней палубе опустели. Кроме нас с Саней осталось несколько человек. Да и те сойдут на берег в Индигирке, Каменке и Певеке. Сегодня мы прошли ровно половину нашего маршрута по Северному Морскому пути, если считать его не в километрах, а по дням, проведенным на борту. Впереди еще 24 дня и 11 остановок до Архангельска. Из них 6 на станциях Якутии и Чукотки.

Ночная темнота взрывается ярким светом прожекторов. На палубе суета – «Сомов» швартуется к «Котцову». Судно Росатома словно младший брат. Красные борта, выкрашенные белилами надстройки. Правда, пониже ростом: его верхняя палуба идет вровень с нашей нижней. Грузовая команда после швартовки передает на «Котцов» концы толстых гофрированных шлангов. Старший брат делится с младшим дизельным топливом. Работы продолжаются всю ночь…

Ранним утром вместе с Саней идем на камбуз. Недостаточное питание сильно влияет на психологию моряка — считают ученые. На «Михаиле Сомове» питание экипажа и экспедиции возведено чуть ли не в культ. Шутка ли, за три недели мы с Саней набрали по четыре килограмма! Трудовые будни работников камбуза начинаются в шесть утра (в 7:30 — завтрак), а заканчиваются после ужина в восемь вечера. Питание четырехразовое, в лучших традициях советских санаториев. Старший повар судна Елена Агафонова на «Сомове» с 2013 года. Начинала буфетчицей, а сейчас командует всем камбузом. В местных кладовых и холодильниках есть все необходимое для организации полноценного и разнообразного рациона. Кстати, о разнообразии, семь дней в неделю из камбуза в кают-компанию на специальном лифте доставляются десятки разных горячих блюд: борщи, солянки, грибные и куриные бульоны, рассольники, котлеты, гуляши, бефстроганов, пельмени, поджарки, тефтели, биточки, каши, выпечка, овощи и фрукты, йогурты, морсы и компоты…

После полдника выходим на верхнюю палубу. «Сомов» вошел в зону ледовых полей. Лед тонкий и ломкий, словно застывший слой жира в миске супа, простоявшей ночь на морозе. Холодный ветер. «Сомов» не теряя скорости, быстро продвигается в просторы Восточно-Сибирского моря, к устью Индигирки. На востоке в мутном крае неба растворился горизонт. Океан уходит в беспредельность…

Продолжение следует…