Воздушный коридор для ленд-лиза

Фото: Сергей Катков
Фото: Сергей Катков

Воздушную трассу между американской Аляской и СССР построили в рекордные сроки — фронту были необходимы купленные у союзников самолёты. Через Чукотку и Сибирь их перегнали почти восемь тысяч. Некоторые из воздушных полос и аэродромов трассы работают по сей день. Руководитель научно-поисковых проектов Центра современной истории Сергей Катков поделился планами экспедиции, посвящённой легендарному Алсибу.

Чем так примечательна эта трасса?

— Алсиб возник в годы Великой Отечественной войны. Осенью 1941 года Народный комиссариат обороны принял решение организовать круглогодичную и круглосуточную воздушную трассу, по которой советские лётчики будут перегонять на фронт самолёты, приобретённые у западных союзников по договору ленд-лиза.

На тот момент здесь было всего четыре аэродрома. Остальные, как и взлётные полосы, пришлось строить в сжатые сроки при 50-градусных морозах, в болотной сырости, при мошкаре летом, пронизывающих ветрах с морозами зимой. Обычно на такое строительство требуются годы — наши люди умели создавать рабочие аэродромы всего за пять-восемь месяцев. А к 1944 году аэродромов было уже 32. Многие посадочные полосы пригодны для использования до сих пор.

kyt2.jpg

Чукотка. Здесь проходила воздушная трасса "Алсиб". Фото: Сергей Катков
Чукотка. Здесь проходила воздушная трасса "Алсиб". Фото: Сергей Катков

В чём основные задачи экспедиции?

— Одна из задач нашей экспедиции — изучить технологии их строительства и возможность применения на Крайнем Севере. Мы планируем провести комплексное изучение всех основных аэродромов воздушной трассы Алсиб. Опираясь на результаты архивных и полевых исследований, подготовим подробную документацию по истории трассы, анализ её современного состояния и перспектив использования сохранившейся инфраструктуры. Раньше такого рода исследования никогда не проводились.

Когда экспедиция начинает свою работу?

— Мы уже изучили в государственных архивах России и Минобороны десятки тысяч оригинальных документов по строительству, обеспечению и перелётам трассы. Летом приступим к полевым работам.

Скорее всего, это будет серия экспедиций. Начнём от Красноярска, где заканчивалась воздушная трасса, и будем продвигаться к Чукотке. Некоторые из аэродромов Алсиба используются до сих пор, другие не сохранились. Мы планируем обследовать 11 из них — на Чукотке, в Магаданской области, в районе Полюса холода и реки Лена.

Начать работы рассчитываем не позднее июля. Тут всё будет зависеть от погодных условий. Несколько лет назад мы вылетели на рабочий участок в Магаданской области 12 июня и обнаружили там шесть-семь метров снега. В результате целый месяц, пока он не растаял, ровным счётом ничего не могли делать. Именно поэтому планируем начать обследование с самых западных аэродромов, а Чукотку оставили на август.

00_img_3974.jpg

Фото: Сергей Катков
Фото: Сергей Катков

Каких специалистов вы планируете привлечь к работе?

— Геологи будут изучать инженерно-геологические параметры строительства, специалисты инженерно-аэродромной службы — строительные аспекты. Геофизики с помощью современного оборудования, например георадаров, будут, образно говоря, "просвечивать" землю, топографы и геодезисты — строить топографическую модель. Также мы планируем провести фотограмметрические съёмки.

Что это такое?

— Аэрофотосъёмка с помощью дронов, она позволяет определить формы, размеры и другие характеристики археологических объектов на больших площадях, подготовить материалы для полевых разведок и многое другое. На основе аэрофотосъёмки составим ортофотоплан — цифровое изображение местности, на котором объекты привязаны к сети координат. На этот план будем накладывать все данные по поиску объектов, по инженерным сооружениям и их остаткам и пр.

medvezhiy.jpg

Медвежий. Фото: Сергей Катков
Медвежий. Фото: Сергей Катков

Какие ещё технологии собираетесь использовать?

— Геофизики будут работать с георадаром — это отечественная оборонная разработка. Он состоит из нескольких антенн, передающего и принимающего блоков. Электромагнитный импульс от передающего блока отправляется в землю, а на принимающий поступает отражённая волна от любых объектов.

Возьмём для примера аэродром Уэлькаль. Он стоит на морской косе, на галечниках. Это зыбучие грунты, поэтому строители привозили отложения глинистой фракции: глины служили для морских галечников связующим материалом. На границе слоёв, где естественный грунт сменяется насыпным, принимающая антенна получит соответствующий сигнал, который поступит на принимающий блок. Специальное программное обеспечение обработает информацию и выдаст визуальную картину, которую можно сравнить с рентгеновским снимком в медицине. Благодаря этой технологии мы можем найти инородные объекты в природных геологических средах — в частности, затонувшие самолёты, бронетехнику и т.п.

Чтобы найти, надо знать не только расположение аэродромов, но и места вынужденных посадок, аварий, откуда можно взять эту информацию?

— Вообще аварий и катастроф на трассе было довольно мало, всего один процент, сюда отправляли только опытных лётчиков. Кроме того, одиночные экипажи летали редко, в основном отправлялись группами. Если с кем-то случалась авария — например, в машину попадала молния, — другие экипажи это видели и сообщали о происшествии. Лётчики старались фиксировать, где именно самолёт начал отставать или потерпел крушение. На место катастрофы всегда отправляли поисково-спасательные команды, опрашивали местных жителей, проводили служебные расследования. Так что практически все аварии на Алсибе подробно задокументированы.

img_3971.jpg

Фото: Сергей Катков
Фото: Сергей Катков

Мы сейчас выбираем наиболее перспективные места на основе архивных данных. Например, есть источники, сообщающие о приводнившихся или утонувших самолётах, при этом нет документов, свидетельствующих, что эти самолёты извлекли из воды. Конечно, есть вероятность, что их обнаружили и подняли уже в послевоенное время гражданские структуры под руководством местных властей — совхозы, например. Но может быть, какие-то из них мы найдём.

А как их поднимать, извлекать из воды?

— Наша группа под водой не работает, но мы сотрудничаем с профессиональными водолазами воронежского клуба "Риф", которые регулярно участвуют в экспедициях РГО. Наша задача — найти место и определить географические параметры объекта, а подъёмом техники уже занимаются водолазы.

img_3973.jpg

Фото: Сергей Катков
Фото: Сергей Катков

Вы собираетесь как-то увековечивать память о погибших лётчиках?

— Да, это важная часть экспедиции, для нас первична живая история и люди, которые её создавали. Те, кто положил свою жизнь, чтобы мы победили в войне, достойны того, чтобы о них помнили. Естественно, происходили и катастрофы, и несчастные случаи, поэтому обычно в районе военных аэродромов есть кладбища лётчиков. Небольшие — где-то похоронены два человека, где-то три. Мы нашли в архивах материалы по этим катастрофам, подготовили списки и планируем установить памятники.

Иногда они уже существуют, но обветшали, находятся в заброшенном состоянии, тогда их надо обновить. Бывает, что в написании имён, званий, дат допущены ошибки, мы хотим их исправить и поставить новые памятные таблички. На местах аварий и катастроф мы тоже, по сложившейся традиции, планируем поставить памятные знаки. Готовим их заранее, сейчас подбираем для каждого портреты, пишем краткие исторические справки. Мы хотим, чтобы люди могли посмотреть в лица тех, кто каждый день совершал подвиг.

Беседовала Ольга Ладыгина