Яблоко от яблони: история династии Грумм-Гржимайло

Алексей Николаевич Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов
Алексей Николаевич Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов

Как выглядит истинное служение Родине? Каждый видит его по-своему. Представители рода учёных Грум-Гржимайло из поколения в поколение  уже третий век занимаются наукой, совершают открытия, путешествуют и становятся авторами изобретений. Мы пообщались с одним из современных представителей династии Алексеем Грум-Гржимайло и узнали, в чём секрет научного долголетия.

Разносторонние интересы

Алексей Грум-Гржимайло – правнук родного брата Григория Ефимовича, Владимира, перебирает папки с документами предков. Среди них – копия черновика императорского указа о возведении в дворянское достоинство и гербе, пожалованном роду, личные письма, официальные запросы, фотографии.

dsc_8174.jpg

Указ Александра II о возведении в дворянское достоинство и гербе. Фото: Алексей Михайлов
Указ Александра II о возведении в дворянское достоинство и гербе. Фото: Алексей Михайлов

Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло*, родился 5 (17) февраля 1860 в Санкт-Петербурге – русский путешественник, географ, зоолог и лепидоптеролог, исследователь Западного Китая, Памира, Тянь-Шаня (1884–1890), Западной Монголии, Тувы и Дальнего Востока (1903–1914). Открыл Турфанскую впадину. Основные труды посвящены физической, политической, исторической географии и этнографии Центральной Азии, а также её энтомологии. Его именем назван перевал на хребте Сихотэ-Алинь, один из открытых им ледников на Памире и ледник на массиве Богдо-Ула. Был вице-президентом Русского географического общества, лауреатом премии им. Н. М. Пржевальского, лауреатом премии им. П. А. Чихачёва Парижской академии, в 1907 г. ему была присуждена Золотая Константиновская медаль – высшая награда РГО.

Григорий Грумм-Гржимайло совершил открытия в самых разных областях – он обнаружил Турфанскую котловину в горах Тянь-Шаня, первым поймал лошадей Пржевальского, собрал десятки тысяч насекомых и сотни горных пород, провёл масштабные этнографические и антропологические исследования. Широта кругозора и интересов учёного у кого-то вызывала досаду – некоторые современники уверяли, что он слишком распыляется. Сам Григорий Ефимович не опровергал эти обвинения – он просто продолжал работать, противопоставляя им конкретные результаты.

dsc_8093.jpg

Григорий Грумм-Гржимайло. Из архива Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов
Григорий Грумм-Гржимайло. Из архива Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов

"Сейчас, пожалуй, несколько институтов не справятся за такой срок с работой, которую проделал Г. Е. Грумм-Гржимайло с несколькими сотрудниками. За полтора года учёный прошёл 7250 км, из них 6000 – первым, сделал 140 гипсометрических и анероидных измерений, определил географические координаты 30 пунктов. Привёз 114 экземпляров крупных и средних млекопитающих, более 100 мелких, 1150 экземпляров птиц, 700 яиц с гнёздами, около 100 экземпляров рыб, 105 – пресмыкающихся и земноводных, 35 000 экземпляров насекомых, 800 листов гербария, 850 образцов горных пород, множество журналов с монгольскими песнями, преданиями, словниками, статистическими таблицами, ящики с негативами и др.".

Владимир Чивилихин

 "Он замечательно рисовал! – рассказывает Алексей Грум-Гржимайло. – Посмотрите его экспедиционные рисунки – я поражаюсь, как он всё это успевал, ему же приходилось целый день идти, собирать коллекции, потом при свете костра заполнять дневники и ещё рисовать, тех же бабочек, например".

На стене в квартире Алексея висит коллекция экзотических бабочек, за стеклом – минералы и необычные раковины. Когда они с женой начали их собирать, никак не связывали это увлечение с интересами далёкого родственника. Сейчас Алексей посмеивается: "Видимо, что-то передалось".

dsc_8097.jpg

В квартире Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов
В квартире Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов

Первые экспедиции Григория Грумм-Гржимайло были снаряжены на средства великого князя Николая Михайловича. "Он был известным собирателем бабочек, а Григорий Ефимович ещё в студенческие годы увлёкся их изучением: находился под большим впечатлением от лекций Николая Петровича Вагнера по зоологии беспозвоночных. Он начал исследовать бабочек ещё на первых курсах университета – ездил в Крым, в Подольскую губернию, Бессарабию, Среднее Поволжье. По результатам исследований написал работу, которая была опубликована в многотомном труде “Mémoires sur les lépidoptères”, его издавал великий князь. Так они познакомились, и Николай Михайлович предложил молодому учёному поехать в Среднюю Азию – он был готов профинансировать экспедицию с условием, что собранные там бабочки перейдут в его коллекцию".

Чтобы экспедиция состоялась, Григорию Ефимовичу пришлось упрашивать преподавателей принять у него экзамены до 1 марта.

"Имея намерение отправиться в далекое путешествие, а именно — на южную и юго-восточную границы Ферганских владений… с целью строго научною  покорнейше прошу Вас разрешить мне сдать остающиеся мне еще экзамены на получение ученой степени кандидата, а именно — по геологии, по физиологии животных, по физиологии растений, по зоологии беспозвоночных и по богословию, не позже как к 1 марта 1884 г. Настоящая просьба моя объясняется тем обстоятельством, что весна в Фергане открывается сравнительно очень рано, а потому ехать туда позже названного мною срока не представляет уже никакого соблазна, говоря относительно. Кроме того, часть имеющейся в моем распоряжении суммы (а именно четыре тысячи рублей) дается мне только при условии выезда моего из Петербурга 1 марта. Без этой же суммы экспедиция сама по себе немыслима. В виду всего изложенного, осмеливаюсь надеяться, что просьба моя будет принята во внимание и Вами уважена".

Из письма Григория Грумм-Гржимайло профессору Николаю Александровичу Меншуткину

Вместе с Григорием Ефимовичем в экспедиции ездил его брат Михаил – вместе они прошли Памир, Восточный Тянь-Шань, Тибет, Арало-Каспийскую низменность. Как и Григорий, Михаил был избран членом РГО, одним из первых получил медаль имени Н. М. Пржевальского. Но главные его достижения лежали в сфере военной – выпускник Михайловского артиллерийского училища, он изобретал устройства для повышения точности прицела. Кроме того, на его счету множество разработок в сфере вьючного дела: горное седло с крепежами, вьючная раскладная походная кровать, вьючные чемоданы и знаменитая 150-килограммовая походная кухня, в которой можно было готовить прямо на ходу, не боясь обжечь лошадь.

 "Григорий и другого своего брата, моего прадеда Владимира, уговаривал поехать с ним в экспедицию, – рассказывает Алексей, показывая семейную фотографию братьев, сидящих за столом под деревьями. – Но он не поехал – слишком увлечён был своей работой на Урале".

dsc_8091.jpg

Григорий и Владимир Грум-Гржимайло с сестрой Екатериной Ефимовной и матерью Маргаритой Михайловной. Фотографии из архива Алексея Грум-Гржимайло
Григорий и Владимир Грум-Гржимайло с сестрой Екатериной Ефимовной и матерью Маргаритой Михайловной. Фотографии из архива Алексея Грум-Гржимайло

Владимир Ефимович был инженером-металлургом. Первую зарплату он получил за геологические изыскания в ходе экспедиции на Урал, а большую часть жизни посвятил печному делу. Он разработал теорию построения металлургических печей и создал их более полутысячи.

Любопытные факты из истории рода

  • По легенде основателем рода считается Гржим, что значит "громоподобный". Он был предводителем племён, обитавших на территории современной Вены в поселении Виндбона. В 180 году под стенами этого поселения в ходе Маркоманской войны был повержен римский император Марк Аврелий – именно благодаря этому имя непобедимого Гржима дошло до наших дней.
  • Есть итальянская ветвь династии, Гримальди. Среди её представителей – прославленный физик и астроном Франческо Мария Гримальди.
  • Встречается два написания – Грумм-Гржимайло и Грум-Гржимайло. Изначально первая половина фамилии оканчивалась буквой "ять", после грамматической реформы, по семейному преданию, Григорий Ефимович добавил в фамилию вторую "м" из суеверных соображений: чтобы количество букв не равнялось тринадцати.
  • В 1861 году Александр II удовлетворил прошение Моисея Власьевича Грум-Гржимайло даровать роду герб. Сохранился черновик императорского указа и первые варианты герба.
  • Первым известным учёным в роду считается Кондратий Грум-Гржимайло, хирург, доктор медицины. Некоторые исследователи считают, что именно он провёл первую операцию при перитоните. Помимо врачебной практики, Кондратий вёл просветительскую деятельность: издавал первую в России медицинскую газету "Друг здравия", написал популярные медицинские книги "Добрые советы матери" и "Руководство к воспитанию, образованию и сохранению здоровья детей", а также ряд фундаментальных исследований. Кроме того, он выпустил сборник стихов "Литературные досуги".

Трудолюбие и честность

Отец прославленных братьев, Ефим Григорьевич, рано умер, и его вдове пришлось самостоятельно поднимать шестерых детей. "Ефим получил юридическое образование и служил в департаменте мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов в чине статского советника, – углубляется в историю семьи Алексей. – Но ему надо было содержать большую семью, поэтому он открыл нотариальную контору на Невском проспекте. Чтобы уйти в нотариат, пришлось выдержать серьёзный экзамен, получить лицензию. Его контора была одной из первых в России, всего их тогда открылось шестнадцать. Уже через два года он расплатился с долгами, в которые ему пришлось влезть, чтобы эту контору купить, в семью наконец пошли деньги – и неожиданно в возрасте 46 лет он умер от инфаркта. Вдове было 32 года, она ничего не понимала в нотариате, могла зарабатывать только вышивкой".

Чтобы помочь матери, старший сын Григорий делал ей рисунки для вышивок. Кроме того, он занимался репетиторством и рисовал иллюстрации для журнала "Нива". Остальные дети тоже старались как могли.

dsc_8122.jpg

Материалы из архива Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов
Материалы из архива Алексея Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов

"Мой отец, Ефим Григорьевич, умер, когда мне было ровно 6 лет. Это очень тяжёлое воспоминание. Семья осталась без средств. Слёзы матери с шестью ребятами на руках имели результатом моё твёрдое желание получить образование и стать на ноги как можно скорее…

Я учился, сколько было сил. Здоровье моё было слабое, головные боли меня преследовали, но я не сдавался. … Студенческие годы – тоже преследование раз поставленной цели: скорее кончить, скорее стать на ноги. Мне дали стипендию. Эта стипендия дала мне возможность не давать уроков и всё время посвящать институту".

Из автобиографии Владимира Грум-Гржимайло

Из денег, заработанных в Уральской экспедиции, Владимир отложил 1200 р., чтобы вернуть Горному институту – именно эту сумму ему выплатили в качестве стипендии за 4 года учёбы. Директор института отказался принять деньги, и Владимир передал их в фонд стипендии имени группы профессоров Горного института с пометкой "от неизвестного лица".

dsc_8164.jpg

Алексей Грум-Гржимайло разбирает архив. Фото: Алексей Михайлов
Алексей Грум-Гржимайло разбирает архив. Фото: Алексей Михайлов

 "Отличительной чертой всех Грумов, которых я видела, была исключительная порядочность, – делится жена Алексея Татьяна. – Лёшин отец, тётки, бабушка – их отличала невероятная честность. Порой даже резкими были – не считали нужным умалчивать что-то, чтобы не обидеть, резали правду-матку в глаза". Резкими они могли быть не только в семейном кругу, но и с власть имущими. Владимир Грум-Гржимайло из-за несогласия с политикой властей попросту ушёл с поста председателя научно-технического совета чёрных металлов ВСНХ.

"…При царском порядке земельное дворянство, купечество и промышленники, люди так называемых свободных профессий были совершенно свободными и независимыми от правительства. Они смели своё суждение иметь, и, таким образом, существовало не зависимое общественное мнение… Сейчас в России независимых людей нет. Все интеллигенты сделались людьми "20 числа", голодом принуждены быть послушными рабами. Поэтому все молчат… Будет ли честно с моей стороны молчать и служить в качестве председателя НТС чёрных металлов, если я убеждён, что это учреждение может работать плодотворно только при полном доверии к нему правительственных органов и, напротив того, при возведённом в принцип недоверии плодотворно работать не может?"

Из письма Владимира Грум-Гржимайло начальнику Главметалла В. Межлауку

Владимир не видел смысла в строительстве металлургических гигантов, считая, что небольшие специализированные предприятия справятся с задачей гораздо лучше. В основанном им "Металлургическом бюро Грум-Гржимайло" за первые три года работы было спроектировано 137 уникальных видов печей, большинство которых широко использовались.

 "Его бюро было, как сейчас бы сказали, хозрасчётным – оно существовало за счёт заказов, – поясняет Алексей. – Потом это бюро превратилось в Государственный союзный институт “Стальпроект”, который сейчас носит имя В. Е. Грум-Гржимайло".

"Печи теперь рассчитываются как всякие другие устройства, и существование Бюро технических и металлургических конструкций явилось необходимостью… Открытое в августе 1924 г. Бюро работает уже на заработанные им у промышленности деньги, не заимствуя средств у казны, и не обременяет НТО. Число заказов растёт, и в скором времени Россия будет обладать мощным бюро такой авторитетности, какой ни одно бюро мира. Основание этого бюро уже отмечено иностранной печатью как выдающееся событие теплотехники".

Из служебной записки Владимира Грум-Гржимайло

grigoriy.jpg

Ксилографированный портрет и карта путешествий Григория Ефимовича Грумм-Гржимайло. Смешанная техника. СССР, Ленинград, Москва, 1948 год
Ксилографированный портрет и карта путешествий Григория Ефимовича Грумм-Гржимайло. Смешанная техника. СССР, Ленинград, Москва, 1948 год

Григорий тем временем углубился в изучение монгольских племён – он раскрыл неизвестные сюжеты из их истории, создал исторический атлас Азии, подготовил учебный курс на эту тему. Его книга "Западная Монголия и Урянхайский край" оказалась настолько подробной и монументальной, что академик Василий Бартольд и профессор Владислав Котвич отказались дать на неё критические отзывы – первый счёл себя недостаточно компетентным, второй объяснил, что во Львове трудно достать литературу по Востоку, необходимую, чтобы подготовить рецензию, достойную сочинения Грумм-Гржимайло.

"Вы жалуетесь на переутомление, а я положительно недоумеваю, как это Вам удаётся столько сделать в такой короткий промежуток времени. Вы побиваете всякие рекорды в производительности и я, не написав в жизни ни одной крупной работы, могу только преклоняться перед Вашей энергией и от души желать, чтобы Вам удалось всё-таки найти достаточно презренного металла на скорейшее издание готовых работ..."

Из письма профессора Владислава Людвиговича Котвича

Плоды воспитания

 "Говорят, что у Грумов в характере очень много было от Маргариты, которая их всех поднимала. Очень рано они начали сами зарабатывать себе на хлеб – чувствовали ответственность, у них в головах сидела мысль, что надо быстрее становиться самостоятельными", – комментирует особенности характера братьев Алексей.

Сызмальства занимаясь репетиторством – Григорий таким образом зарабатывал, Владимир помогал справиться с программой болезненному брату Дмитрию – Грум-Гржимайло всю жизнь продолжали преподавать. Григорий написал курс истории монголов для средних школ Монголии, читал лекции в Географическом институте и Институте живых восточных языков. Когда он умер, гроб несла группа монгольских учёных, один из которых сказал в прощальной речи, что "в его народе живёт память о седобородом русском, который прошёл всю Азию и знал, как растут горы и рождаются моря".

Владимир заведовал кафедрой металлургии и стали в Петербургском политехническом институте, преподавал в Уральском горном институте в Екатеринбурге.

dsc_8058.jpg

Исследуя генеалогическое древо Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов
Исследуя генеалогическое древо Грум-Гржимайло. Фото: Алексей Михайлов

Их дети, внуки и правнуки продолжают семейную традицию – такого количества людей с учёными степенями в рамках одной семьи нужно ещё поискать. Например, один из сыновей великого путешественника, Алексей Григорьевич, тоже стал известным учёным сразу в нескольких областях: география, ботаника, история. Множество документов семейного архива собрал именно он вместе с двоюродным братом Сергеем Владимировичем. Одна дочь Владимира Ефимовича, Маргарита, сначала работала врачом, потом переквалифицировалась в геолога и стала изучать вечную мерзлоту. Вторая дочь – София, была кандидатом наук в области кристаллографии, часто бывала в МГУ. "В том же университете, что и я сейчас, – поясняет Алексей, сам доктор физико-математических наук. – Я был старшеклассником, мы оба жили в Москве, могли бы общаться, но я тогда попросту не знал о её существовании… Раскидало Грумов в разные стороны, потерялись. Да и покосило род сильно во времена репрессий и раньше – в Гражданскую войну". Но, даже не поддерживая связь, представители семьи педантично демонстрировали характерные черты Грум-Гржимайло: пытливый ум, трудолюбие, честность, желание поделиться с другими знаниями. Теперь поддерживать славу рода предстоит детям Алексея – Ольге и Алексею, – и они успешно справляются: занимаются научной работой, путешествуют, преподают.

Стихотворение Юрия Грум-Гржимайло, посвящённое его предкам, Григорию и Михаилу.

Беседовала Ольга Ладыгина