Завершился восьмой сезон комплексной экспедиции РГО "Гогланд"

Фото: Андрей Стрельников
Фото: Андрей Стрельников

27 августа завершился восьмой сезон комплексной экспедиции Русского географического общества "Гогланд". Многие проекты этого года в силу известных причин, вызванных пандемией, были отменены, отложены, изменены. Коррективы пришлось внести и в ставшие уже традиционными исследования Внешних островов Финского залива. Что удалось реализовать в этот непростой для всего мира год, рассказывает один из руководителей команды "Гогланд" Евгений Пятигорский.

mitit.jpg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

— В конце сезона-2019 участники экспедиции были полны планов. Углублённые изучения островов Мощный и Сескар археологами и ботаниками, поисковые работы на Гогланде и Большом Тютерсе, программные мероприятия по линии заповедника "Восток Финского залива". Кроме того, "Гогланд" — это костяк проекта "Маяки России" на Балтике.

— И планов было много, и ресурсы для их выполнения имелись, но кто мог представить эту коронавирусную эпопею? Отпуск на работе смогли взять далеко не все, группа поехала небольшая и на недолгий срок — чтобы решить самые неотложные дела: выполнить задачи, связанные с 75-летием Великой Победы, и продолжить обустройство маячных городков, помочь людям, которые обеспечивают навигацию в Финском заливе. От полевой научно-исследовательской деятельности в этом году были вынуждены отказаться.

image2.jpeg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

— Что в итоге?

— В итоге — неделя на острове Гогланд и две недели на острове Большой Тютерс.

На Гогланде организовали проверку данных журнала боевых действий финского гарнизона весны 1942 года. С 30 июля по 5 августа наши постоянные партнёры из Поискового движения России и 90-го отдельного специального поискового батальона Западного военного округа уточняли информацию о месте захоронения шести десятков советских десантников, обнаруженную коллегой из проекта "Поклон кораблям Великой Победы". Указанное место нашли, но объём работ оказался слишком большим: все блиндажи поляны, куда финны свезли останки, оказались завалены многолетним слоем металлолома, разным мусором, камнями. Один шурф — два дня тяжёлых работ. А в какие именно три блиндажа из почти 20 захоронены наши ребята — неизвестно.

Замечу, что относительно точное документальное свидетельство о захоронении наших бойцов на Гогланде — первое за все годы, и работы, конечно, продолжатся. Управление Минобороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества уже готовит документы для  включения в план 2021 года выезд на остров достаточного числа поисковиков со специальным оборудованием.

— А что с десантными группами апреля 1942 года на Большом Тютерсе? Поиску незахороненных останков их участников вы тоже посвятили не один год…

— Возможность обнаружения не исключаем, но, честно, шансов мало. И новые архивные данные, фрагменты мемуаров немецких и финских солдат уверенности не добавляют. Но в этом, юбилейном, году мы на Большом Тютерсе сделали очень важное дело: совместно с участниками движения "Бессмертный полк России", которыми, кстати, являются все члены экспедиции "Гогланд", обустроили на самой высокой точке острова, на вершине маячной скалы, памятное место, посвящённое бойцам и командирам Краснознамённого Балтийского флота, погибшим на острове и в его акватории в 1942–1944 годах. Здесь, у подножия маяка, остался добротный шестигранный фундамент, на котором во время войны размещалась радиолокационная система. Вот на нём и закрепили несколько табличек. Пока на них 249 фамилий стрелков, моряков, лётчиков.

— Почему "пока"?

— Потому что мы восстановили имена, опираясь преимущественно на открытые источники. В базе данных Минобороны "Память народа" выбрали тех, у кого остров Большой Тютерс фигурирует как место гибели, проследили их судьбу по другим документам.

image1.jpeg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

Несколько человек оказались ошибочно включены в списки погибших. Кто-то попал в плен, кто-то погиб позже в других сражениях, а кто-то вообще встретил победный май и ушёл из жизни в преклонном возрасте.

Теперь сосредоточимся на исследовании неопубликованных боевых донесений, проверке списков команд боевых кораблей, подорвавшихся вблизи острова на минах Гогландского противолодочного рубежа, и списков авиационных полков, воевавших в Финском заливе.

И знаете, что удивительно… За шесть лет поисков на Большом Тютерсе нам всего дважды попадались подписанные личные вещи военной поры: две крышки от солдатских котелков. На первой стоит фамилия "Авдеев" — в списках погибших десантников он значится как командир взвода, техник-интендант 2 ранга из Ленинграда, на второй — "Коваленко М.М." — довольно частая фамилия, и пока мы её не "привязали" к острову. А со следующего дня, как поставили памятник, именные вещи начали буквально "выскакивать". Найден котелок краснофлотца Павла Ивановича Капустина, уроженца Ярославской области, призванного из Москвы. В донесении 1-го отдельного особого лыжного полка флота указано, что он "оставлен на поле боя 8 апреля 1942 года". Также найдены вещи бойцов, чьи судьбы только предстоит установить. На ещё одной крышке котелка указано — "Медведев Алесь Павлович", на самодельных портсигарах — "Балалаев Андрей Ефимович", который как-то был связан с островом Сескар, и "Макеев А.", "Алин И.М." и "Кочергин" — они как-то связаны с островом Гогланд. Надеемся не только установить боевой путь этих ребят, но и, быть может, найти родных — передать им эти вещи.

image0.jpeg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

— А что сделано по линии проекта "Маяки России"? В прошлые годы вы проводили волонтёрские экологические вахты — убирали многочисленные свалки на островах. Приведены в порядок маяки "Толбухин" и "Родшер", начались работы на "Южном Гогландском". В 2019-м стартовал ремонт жилого дома маячников Большого Тютерса.

— В этом году ремонт дома продолжился. Полностью доделаны 12 из 17 окон: поставлены подоконники, фактурно оштукатурены откосы — а они в добротном доме царской поры не чета современным — большие, глубокие. Выявлены и ликвидированы все течи на крыше и перекрытиях чердачного помещения, восстановлены отсутствующие элементы кровли. Удалось практически отреставрировать, используя старинные, оригинальные кирпичи, печные трубы и разрушенные части фронтонов. Налажена нормальная вентиляция дома. Словом, сделано то, с чем маячникам своими силами справиться сложно, всё самое трудоёмкое и требующее квалификации. Теперь они смогут зимой заняться "наведением красоты", тем более все материалы для этого мы завезли.

Серьёзным подспорьем в хозяйстве станет и привезённый нами на остров ГАЗ-66. Машина "боевая", но наши мастера её здорово "подшаманили", ещё послужит верой и правдой. А необходимость в ней на острове колоссальная: всё, что привозится на Тютерс Гидрографической службой, — тонны дизельного топлива, комплектующие для работы маяка, продукты, хозтовары — складируется на берегу, от которого до маячного городка 3 километра, на себе всё это не перетаскаешь. Да и старенькая личная "Нива" маячников тут не большой помощник.

Ну и колодец неподалеку от маячной скалы в порядок привели ещё. С водой на Тютерсе испокон веков сложно было, и лишний источник явно не помешает.

— А сам маяк? Истории попыток начать его ремонт года три уже?

— Четыре этим летом исполнилось. И здесь, увы, от нас, волонтёров, ничего не зависит. Учитывая специфику объекта, им могут заниматься только имеющие различные сертификаты и разрешения организации, которые, в свою очередь, должны пройти конкурсные процедуры Минобороны. После этого организация заходит на объект и определяет нам круг задач, не требующий квалификации. В своё время мы, не дожидаясь никаких организаций, часть черновой работы сделали: приварили поручни лестницы, отбили внутреннюю штукатурку, чтоб обеспечить вентиляцию башни — в трещины лил дождь, кирпич мок, замерзал, размораживался и разрушался, вода сочилась по нему даже в сухое лето. Но это всё мизер. Маяк остро нуждается в полноценном и довольно сложном в техническом плане ремонте.

В этом году снова прикинули, что требуется, — благо в команде у нас профессиональные инженеры и строители. И вновь ходатайствовали о запуске ремонтно-реставрационных работ. Надеемся, новое руководство Военно-морского флота, Гидрографической службы его без внимания не оставит. 

image1.jpeg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

Знаем о неравнодушном, деятельном отношении Главкома ВМФ к историческому наследию не понаслышке. Участвовали и в организуемых Северным флотом, которым раньше командовал Николай Анатольевич Евменов, экспедициях, видели, как его усилиями разросся, пополнился музей в Североморске. В том числе и за счёт наших, тютерских, артефактов — немецких орудий, пушек, которые были туда переданы. Всё приведено в идеальный порядок, экспозиция получилась отличная. Ну а восстановленные его ребятами танки, поднятые с затопленных кораблей северных конвоев, — это уже вообще легенда. Одним словом, верим, что и до великолепного образца неоготики, которым является башня тютерского маяка, скоро дело дойдёт. Тем более, повторю, понимание, как и что делать, есть, как и рабочие руки, желание и материальные ресурсы.

— То есть девятому сезону комплексной экспедиции "Гогланд" быть?

— Памятуя события этого года, скажу так: команда "Гогланд" этого очень хочет. Нас не раз спрашивали, мол, что вы залипли на этих Внешних островах, мало в России неизведанных мест, мало дел интересных и важных? А у нас всё просто, как у Маленького принца Экзюпери: мы в ответе за тех, кого приручили. Острова стали нашей "планетой". Сделаем всё, что сможем, — пойдём дальше.