Этнографическая программа

Подписка на RSS - Этнографическая программа

В первые годы существования Общества перед ним встала задача собирания сведений о быте русского народа. В связи с этим появилась необходимость составить документ, содержащий в себе подробный перечень требуемой для сбора информации. Основным составителем программы является Н.И.Надеждин, также в разработке концепции принимали участие К.А.Неволин и, возможно, В.И.Даль. 

Главными составителями этой программы были председательствующий в отделении Н.И.Надеждин и его ученый друг, исследователь Новгородских пятин, К.А.Неволин. И тот, и другой были основательные знатоки народного быта, без сомнения, потому, что оба происходили из среды сельского духовенства, по своему положению, поставленного в близкие и тесные сношения с массою народа. Вследствие этого программа при всей сжатости, весьма полно обнимала все стороны народного быта.

В 1848 году этнографическая программа Русского географического общества была напечатана в 7000 экземпляров и разослана по губерниям «с целию собрать сведения о простом русском человеке, о народном быте коренного русского населения во всех его оттенках». В отчете ИРГО за 1848 год дается следующее  описание этой программы. 

Оно (т.е. Русское географическое общество) пригласило людей любознательных, в подручных наблюдению их местностях, обратить внимание:

1)      на наружность туземных жителей, замечая все более или менее характеристические особенности их телосложения и вида;

2)      на язык, главный орган народности, во всем разнообразии его местных наречий и говоров;

3)      на домашний быт, в котором всего вернее сохраняется древнее наследие первобытных нравов и обычаев народа;

4)      на те остатки быта общественного, где сила времени и других влияний не затерла следов первоначального устройства народной жизни из самой себя;

5)      на умственные и нравственные отличия, во сколько видно в них природное направление и развитие народного духа, а не внешние заимствования путем подражания, переимчивости;

6)      наконец на народные предания и памятники эту живую, беспристрастную историю, в которой народ высказывает себя как он есть, без всякого притворства и самообольщения.

В течение первых лет на инструкцию откликнулось большое количество собирателей из разных губерний. Так, в отчете за 1849 г. говорится: "Число ответов на эту программу, поступивших доселе в Общество, простирается до 500 номеров. Они получаются со всех концов России, не выключая отдаленных пределов Сибири. Присылают их лица всех сословий и званий: помещики, чиновники, духовенство, городские и даже сельские обыватели". Основными же корреспондентами Отделения явились представители духовного сословия: "При этом Совет вменяет себе в долг засвидетельствовать с признательностью, что наибольшую часть этих драгоценных монографий обязано Общество местным православным священникам, личное усердие которых было, как видно, ободряемо и покровительствуемо просвещенными архипастырями".

Уже через несколько лет после рассылки программы появилась необходимость ее переиздания с учетом трудностей и непонимания, возникших при сборе сведений: "Некоторые затрудняются тем, как составлять местные описания, какие подробности в них вносить и какие не вносить, главное – как располагать описания. Нередко описываются предметы слишком общеизвестные и остаются без описания предметы любопытные и в этнографическом отношении весьма важные, хотя эти последние, очевидно, должны быть коротко известны составителям описаний". В 1852 г. Этнографическое отделение выпускает второе издание программы, у которого уже появляется свое собственное название: "Программа для составления местных этнографических описаний". Объем инструкции увеличился вдвое за счет расшифровки собственно этнографических сведений. Помимо Н.И.Надеждина в переработке программы участвовали В.И.Даль, К.Д.Кавелин, А.И.Пискарев, А.Д.Башмаков и Н.А.Мордвинов.

В 1870-х годах в Отделении вновь поднимается вопрос о пересмотре содержания Этнографической программы, поскольку в Общество постоянно обращаются с просьбой выслать этнографическую инструкцию, в результате чего в 1877 году была выпушена очередная версия этнографической программы "Программа для собирания местных этнографических сведений, изданная ИРГО".

В ответ на разработанную инструкцию в Отделение этнографии со всей России и ее пределов было прислано огромное количество ценнейших материалов по истории, этнографии, фольклору, статистике, географии, которые составили ценнейшие собрания, хранящиеся в Научном архиве Русского географического общества. В 1914-1916-х годах Д.К.Зелениным было предпринято издание описания материалов Архива, которое осталось незавершенным.

После публикации программы в 1848 году появилась потребность в издании полученных сведений. В Отделении рождается замысел "Этнографического сборника". Редакторами первых Этнографических сборников были Н.И.Надеждин и К.Д.Кавелин. 

"Присылка местных описаний в Географическое общество до сих пор продолжается весьма деятельно, ныне их имеется до двух тысяч номеров, должно прибавить, что весьма многие номера состоят из этнографических описаний нескольких местностей. Уже по одному этому можно судить, какое огромное количество этнографических материалов поступило в Общество в течение каких-нибудь пяти лет со времени обнародования программы". 

В первых двух выпусках сборника были помещены этнографические описания, содержащие довольно подробные ответы на программу: "Лучшие из доставленных частными лицами местных описаний поместить в Сборнике целиком, преимущественно для ознакомления читателей с характером и достоинствами этнографических статей в таком изобилии присылаемых Обществу из всех концов России".

Отбор полученных материалов для Сборника проходил следующим образом: сначала отделялись сведения об инородцах, которые предполагалось опубликовать отдельным изданием, а среди данных, касающихся русского населения приоритет отдавался тем, которые в наибольшей степени соответствовали этнографической программе: "Из прочих этнографических описаний, относящихся собственно к Русскому племени, издать вполне только те, которые подробно и основательно отвечают на все или по крайней мере на большую часть пунктов программы; из остальных же составить систематические своды или сборники. К последнему разряду отнесены как частные этнографические описания, выполняющие несколько или даже один только пункт программы (например: описания примет, свадебных и других обрядов, сборники пословиц, песен, загадок и т.п.), так и местные описания, которые хотя и составлены в точности по программе, но за исключением нескольких данных, вообще не представляют ничего особенно замечательного и потому к напечатанию вполне не назначаются". Из не вошедших в сборник материалов в дальнейшем планировалось составить тематические подборки по разным жанрам: "из всех остальных, доставленных в Общество материалов составить систематические своды по предметам и местностям". Кроме того, часть материалов была использована при подготовке к изданию "Народных русских сказок" А.Н.Афанасьева, "Пословиц русского народа" В.И.Даля, "Песен, собранных П.В.Киреевским", "Великорусских загадок" И.А.Худякова.

Остальные, в числе слишком 400, будут переработаны, т.е. из них выберется все мало-мальски любопытное и новое, будет сведено систематически, т.е. по известному порядку и плану, и в этом виде издано. Последняя половина этого труда истинно египетская. Читаешь тетради и иногда в них ничего не найдешь, иногда – одно какое-нибудь слово или две строки. Я принял такую методу: все эти места выписываются на кусочках бумаги, которые потом разберутся и будут подклеены одни под другими. Иначе нельзя было составить свода из 400 слишком более или менее толстых тетрадей. Зато смею надеяться, что вещь выйдет не дурная и свод составлен будет добросовестно. Прибавить должно, что кроме меня работают над этими материалами еще три человека: Савельев (ориенталист), Сахаров и Срезневский. Савельев взял инородцев, Сахаров – сказки, песни, пословицы и загадки, Срезневский – словари и филологические сведения и материалы; я взял почти все остальное о русском, малороссийском и белорусском племенах, т.е. описания жилья, пищи, одежды, общественный быт и юридические обычаи, игры, праздники и поверья. К печатанию первого выпуска [Сборника] приступим после святой; свод будет долго делаться; работа копотная и трудная.

(из письма К.Д. Кавелина к Н.Н.Буличу, от 8 апреля 1850 года)

 Материалы публиковались в Этнографическом сборнике практически без изменений, в том виде как были присланы в Общество, в некоторых случаях незначительно отредактирован стиль и исправлены грубые и очевидные ошибки. 

 

Все заключающиеся в этом выпуске статьи напечатаны с дипломатической точностью, насколько это было возможно. Того требовало историческое и научное значение памятников Русской народной жизни, содержащихся в этнографических описаниях. Поправлен только местами слог статей, и то в тех только местах, где авторы говорят от себя; кроме того, исправлены некоторые очевидные, не подлежащие сомнению ошибки; песни же, сказки, поговорки, названия – все это передано из буквы в букву, без малейших изменений.