Выбор пути развития: между Бэром и Надеждиным

Подписка на RSS - Выбор пути развития: между Бэром и Надеждиным

В самом начале своего существования перед Отделением этнографии возникла необходимость выбора пути, по которому в дальнейшем бы развивалась его деятельность. С этой целью на первых общих собраниях Русского географического общества были произнесены программные речи, где рассматривались особенности этнографии как науки.

Первая речь «Об этнографических исследованиях вообще и в России в особенности» была произнесена 6 марта 1846 года и принадлежала первому председателю Отделения К.М.Бэру, который объединял этнографию с историей, полагая, что в своей основе они являются одной наукой:

История, или по крайней мере история просвещения и этнографии часто заимствуется одна от другой и в основаниях своих составляет одну и ту же науку. Сравнительная этнография описывает в настоящем те отношения, о коих история повествует, когда они уже прошли… Подробное знание разных народов новейшего времени весьма важно для вывода общих заключений там, где чувствуется недостаток в собственных исторических данных.

Среди источников, из которых этнография черпает сведения для своих изучений, называет следующие: физические свойства народа, умственные способности его, религия, предрассудки, нравы, способы к жизни, жилище, посуда, оружие, язык, поверья, сказки, песни, музыка, местные названия, подлинные документы и пр. Кроме того, Бэр разделяет исследуемые материалы на письменные и устные, причем он неоднократно на протяжении всей свой речи повторяет, что последние исчезают под давлением надвигающегося прогресса:

История человечества имеет два рода данных: одни, собранные на камне, пергаменте и бумаге, и другие, составляющие часть настоящей жизни народов… Только в прошедшем столетии стали обращать внимание на живые источники, только в 19-м веке убедились, что эти источники изменяются и истощаются.

 Автором второй речи «Об этнографическом изучении народности русской», произнесенной 29 ноября 1846 года, выступил Н.И.Надеждин. Ученый в отличие от своих предшественников отделял этнографию от исторических дисциплин. Говоря об этнографии как науке, он замечал, что она «должна подмечать и описывать все собственно русское, все, чем мы, народ русский, отличаемся от прочих народов в своем складе и быте, в своих способностях, расположениях, потребностях и привычках, в своих нравах и понятиях: нравах, как являются они на том раздольном просторе домашней, своеобычной жизни, где всякий человек сам себе господин, где у русского человека в особенности, по собственному выражению, «душа на ладони, сердце за поясом»; понятиях – также в том самодельном, доморощенном наборе и убранстве, в каком они, с завета праотеческой старины, из рода в род, передаются в так называемых народных приметах и поверьях, сказках и песнях, пословицах и прибаутках».

По мнению Н.И.Надеждина, предмет этнографии составляют «народы», под которыми он понимает «действительные разделы в «роде человеческом», а из описания народностей слагается наука этнография. Этнография изучает язык («лингвистическая этнография»), телесную («физическая этнография») и духовную («психическая этнография») стихии народа. Язык, как считает Надеждин, является «главным залогом и главным признаком «народности», поскольку именно с помощью языка можно сличать и различать народности. Под физической этнографией понимается то, что сейчас составляет предмет современной антропологии: различия в складе и устройстве телесного организма. В область психической этнографии Надеждин включал весь народный быт: «Умственные способности, сила воли и характера, чувство своего человеческого достоинства и происходящее отсюда стремление к беспрерывному самосовершенствованию; одним словом – все что возвышает «человека» над животностью; что в оболочке «двуногого животного без перьев» – как говаривал древний мудрец, или «двурукого млекопитающего» – как говорят некоторые из нынешних мудрецов, свидетельствует присутствие высшего начала жизни, называемого «духом!».

Предложенный Н.И.Надеждиным вариант развития деятельности Отделения, заключавшийся в изучении русского народа путем накопления и критической оценки фактического материала, оказался на тот момент более жизнеспособным и актуальным в сравнении с концепцией К.М.Бэра, сводившейся к пониманию этнографии как составной части науки об истории.

Речь Н.И. Надеждина

Статья Академика К.М.Бэра