"Восточный Бастион – Курильская гряда": как учёные работают "на другой планете"

Остров Уруп. Фото предоставлено участниками экспедиции "Восточный бастион - Курильская гряда"
Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский

Завершился первый сезон Долгосрочной комплексной экспедиции Экспедиционного центра Минобороны России и РГО "Восточный Бастион – Курильская гряда". Мы продолжаем серию интервью с участниками проекта. Сегодня – со специалистом Экспедиционного центра Минобороны, аспирантом Главного ботанического сада РАН Антоном Юрмановым. В экспедиции он координировал работу учёных и проводил собственные исследования.

anastasiya_denisova_2.jpg

Антон Юрманов. Фото: Анастасия Денисова
Антон Юрманов. Фото: Анастасия Денисова

– Антон, расскажите о вашей роли в экспедиции.

– Я был заместителем начальника экспедиции по научной работе. На подготовительном этапе рассылал приглашения в научные организации и исследователям, уже работавшим на Курилах, в том числе в экспедиции на острове Матуа. После укомплектовывал группы по направлениям исследований: орнитология, териология, ихтиология, ботаника, экология, почвоведение, геохимия, геоморфология, геология, археология. В итоге на острова отправились 39 специалистов из 13 научных организаций Российской академии наук и высших образовательных учреждений. В дальнейшем, на Курилах, я координировал работу учёных, привлекал различные силы и средства Минобороны России для проведения исследований. Например, организовывал транспортную доставку групп к местам проведения исследований. Также лично сопровождал группы во время выходов.

anastasiya_denisova_1.jpg

Фото: Анастасия Денисова
Фото: Анастасия Денисова

– Что стало самым ярким впечатлением с Курил?

– Во время работ на юге острова местные рыбаки согласились провезти нас на лодке вдоль кальдеры вулкана Львиная Пасть. Эта кальдера, наполненная водами Охотского моря, образует бухту. Вид там просто невероятный, а осознание того, что плывёшь на лодке внутри кальдеры вулкана, шокирует. Кальдера представляла интерес для берегового геоморфолога и эколога. Экологу нужно было оценить популяции морских млекопитающих, лежбища которых расположены на небольшом скалистом острове внутри бухты. Нам встретились и любопытные тюлени антуры, и редкие каланы. Геоморфолог тоже набрал материалов, внимательно фиксируя каждый элемент береговой линии.

rtu02727.jpg

Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский
Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский

– Вы были на обоих этапах экспедиции. Какой из островов понравился и запомнился больше – Итуруп или Уруп – и почему? Чем различалась работа на этих островах?

– Острова находятся недалеко друг от друга, но при этом сильно различаются. На Урупе, например, кроме как на южной стороне в районе золотодобычи, отсутствуют дороги, поэтому все маршруты были пешими. На Итурупе широко распространены медведи, из-за чего приходилось всегда быть настороже. Наиболее живописной мне показалась береговая линия Урупа, но ландшафты внутри Итурупа пленили меня больше.

rtu03147.jpg

Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский
Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский

– Проводили ли вы в экспедиции какие-то свои исследования?

– Я – аспирант Главного ботанического сада РАН и пишу диссертацию по морским травам – это группа однодольных растений, произрастающая в приливно-отливных зонах практически по всему миру. Морские травы – преобразователи органического вещества из неорганического, а также средообразователь и убежище для молоди промысловых рыб. В экспедиции мне удалось застать цветение морских лугов, что стало большой удачей. Сбор гербария и генетического материала морских трав позволит многое узнать о видовом составе и состоянии популяции этой важной для окружающей среды группы растений.

ekaterina_lenkova_2.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

– Работа учёного в вашем случае больше проходит "в полях" или уже после, по возвращении?

– Собранный материал ещё предстоит долго анализировать: от видового состава до генетического разнообразия. Поэтому в моем случае большая часть работы ещё впереди.

– В России только вы занимаетесь морскими травами?

– Нет, в России довольно пристально изучают морские травы, особенно на Белом море. В советское время были даже попытки промышленной добычи одного из  видов морских трав с целью производства зостерина – препарата-сорбента и иммуномодулятора. На Курилах я собирал морские травы не только для себя, но и по программе Sample Crossing для коллег из Института океанологии РАН, которые не смогли присоединиться к экспедиции.

irina_konstaninova_2.jpg

Фото: Ирина Константинова
Фото: Ирина Константинова

– Напомните, что такое Sample Crossing? Проект реализуется только на Курилах?

– Sample Crossing – проект по полевому сбору материала для учёных. Сейчас попросить привезти какие-то материалы для изучения или просто узнать о том, что они кому-то требуются, можно только через друзей. И это достаточно неудобно: предположим, учёному нужно собрать комаров для исследований из двадцати пяти разных мест земного шара. За полевой сезон он успеет в лучшем случае в пять, может, десять. А как же остальные? Поэтому я хочу создать единую базу – сайт или какой-то другой ресурс, на котором можно было бы оставить запрос на сбор материала и где даже незнакомый тебе человек смог бы увидеть просьбу и привезти необходимое. По программе Sample Crossing уже собирали материал в экспедиции на острове Гогланд и в эколого-просветительском лагере РГО на Байкале.

rtu04294.jpg

Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский
Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский

– Удалось ли провести ещё какие-то сборы материала для программы Sample Crossing в экспедиции на Курильских островах?

– Да, собрали комаров, клещей, прямокрылых насекомых, почвенную мезофауну, гербарную и живую коллекцию растений, образцы почвы, пыли, породы, палеонтологические образцы и многое другое для 15 научных организаций.

– Во втором этапе экспедиции, проходившем на острове Уруп, участвовали не только учёные, но и волонтёры, собирали ли они образцы для этой программы?

– Да, волонтёры с энтузиазмом отнеслись к этой задаче, а охота за комарами стала вечерней забавой для всего лагеря. Многие всерьёз заинтересовались целями сбора материала и расширили свой кругозор.

ekaterina_lenkova_1.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

– Чем ещё в экспедиции помогали волонтёры?

– Кроме как в лагерном хозяйстве, волонтёры помогали в сборе материала для почвоведа, раскладывали гербарий, разбирали орнитологические коллекции. Некоторые волонтёры по окончании экспедиции всерьёз увлеклись орнитологией.

– Как попасть в экспедицию волонтёрам в следующем году?

– Через конкурс Русского географического общества, информация о котором появится на сайте РГО уже в начале весны следующего года.

foto_uchastnik_ekspedicii.jpg

Фото предоставлено участниками экспедиции
Фото предоставлено участниками экспедиции

– Нужна ли для этого какая-то определённая подготовка?

– Конечно, нужно иметь опыт участия в подобных экспедициях, а также владеть навыками техники туризма, первой доврачебной помощи и безопасного проведения полевых работ. Освоить их можно в том числе на бесплатных семинарах Центра содействия экспедиционной деятельности, которые проводятся специально для будущих волонтёров экспедиций, пока только в Москве.

– В этом году вы устраивали экспедицию на Гогланд для людей с ограниченными возможностями по здоровью. Смогут ли они в следующем году попасть в экспедицию на Курилы?

– Да, мы рассматривали такую возможность. Это будет зависеть от желания, опыта и подготовки инклюзивных участников. В конкурсе они точно смогут принять участие.

daniil_kuznecov_2.jpg

Фото: Даниил Кузнецов
Фото: Даниил Кузнецов

– Чего вы ждёте от второго сезона экспедиции?

– Хотелось бы до конца обследовать остров Уруп. К сожалению, в этом году выполнить программу исследований полностью нам не позволили частые шторма. Но в следующем году мы изменим подход к проведению исследований, сконцентрировавшись на длительных автономных выходах. Также необходимо вывезти обнаруженный экспедицией на Урупе череп кашалота около 5 м длиной, имеющий музейную ценность. Уже разработан план эвакуации с применением вертолёта. В музеях России черепов кашалота такого размера нет, а за рубежом сопоставимого размера единицы, что делает его ценнейшим экспонатом.

dsc_0003.jpg

Остров Итуруп. Фото предоставлено участниками экспедиции "Восточный бастион - Курильская гряда"
Остров Итуруп. Фото предоставлено участниками экспедиции "Восточный бастион - Курильская гряда"

– Каковы основные результаты экспедиции?

– Такая комплексная исследовательская экспедиция – редкость в современном мире. Она стала возможной благодаря грантовой поддержке Русского географического общества, привлечению волонтёров, а также поддержке руководства Министерства обороны Российской Федерации, командующих Восточным военным округом и Тихоокеанским флотом, выделившим военных специалистов, корабли и технику для проведения экспедиции. Такой подход к организации и проведению экспедиции дал результаты. Экспедицией было обследовано около 120 км побережья острова Итуруп, около 40 км острова Уруп и часть внутренней территории, вулканы Иван Грозный, Кудрявый, Баранского, Богдан Хмельницкий, Атсонопури и Урбич. Анализ собранных материалов и интерпретация полученных научными сотрудниками данных займёт до полугода, а их результаты лягут в основу будущих научных работ. Также в ходе экспедиции проведена оценка негативного антропогенного влияния на окружающую среду, разрабатываются планы природоохранных мероприятий и ликвидации накопленного ущерба. В следующем году выходит документальный фильм, также снятый при грантовой поддержке РГО, о нашей экспедиции, посвящённый возрождению традиций взаимодействия учёных с армией и флотом. Я был очень рад принять участие в организации экспедиции и благодарен всем её участникам.

rtu06199.jpg

Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский
Остров Уруп. Фото: Данил Годлевский