Затопленное святилище, тувинская амазонка и детская могила без младенца: новые загадки Саянского моря

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Затопленное святилище, детская могила без ребёнка, тувинская амазонка, россыпь удивительных находок. В мае начался очередной полевой сезон Комплексной археолого-географической экспедиции в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Её организовали Русское географическое общество и Институт истории материальной культуры РАН. Мы публикуем вторую часть дневника медиаволонтёра РГО, который видел всё своими глазами.

С первой частью Тувинского дневника можно ознакомиться здесь.

День девятый: по буддийским местам

Первая рабочая неделя окончена, настал экскурсионный день.

9-1.jpg

Волонтер РГО у оваа над нишей Суме. Автор фото: Анна Никольская
Волонтер РГО у оваа над нишей Суме. Автор фото: Анна Никольская

Подъём в девять утра, скорый завтрак – и вот уже наш микроавтобус стремительно мчится к одной из наиболее интересных достопримечательностей на Саянском море: буддийской нише Чурумал-бурганныг, также известной как ниша Суме.

После создания Саяно-Шушенской ГЭС этот памятник буддийского искусства XIII века оказался в зоне затопления. Теперь его можно увидеть только раз в год: во время сброса воды на водохранилище с конца мая по начало июля. Всё остальное время высеченная в скале Суме буддийская часовня в виде ниши находится под водой.

9-2.jpg

Паломники и волонтеры РГО посещают нишу Чурумал-бурганныг. Автор фото: Анна Никольская
Паломники и волонтеры РГО посещают нишу Чурумал-бурганныг. Автор фото: Анна Никольская

Оригинальная ниша расположена на левом берегу реки Чаа-Холь, неподалеку от посёлка Урбюн на высоте 4 м от подножия горы Суме. Её высота составляет 1 м, ширина – 60 см, а глубина – 86 см. К святилищу поднимаются по вырубленным в серых сланцах ступеням.

 

Нишу обрамляет сетка красных штрихов. На сером камне её задней стены выбито барельефное изображение Будды, слева и справа видны силуэты верных стражей – двух Бодхисатв, стоящих в устрашающих позах. Барельефы сильно повреждены, изображений лиц Будды и Бодхисатв не сохранилось. Над нишей высоко в воздухе парит множество орлов. История этого культурного объекта крайне непроста.

peshchera123.jpg

Ниша Суме (Чурумал-бурганныг). Фото: Анна Никольская
Ниша Суме (Чурумал-бурганныг). Фото: Анна Никольская

Анатолий Семёнов, антрополог экспедиции: "Что интересно, барельефы стали такими ещё до водохранилища. Какие-то особо активные местные комсомольцы именно на своих, как я понимаю, началах – партийных распоряжений не было – таким вот образом решили побороться с религией и избили барельефы стамеской. Ну а водохранилище позднее лишь продолжило процесс разрушения".

9-13.jpg

Подъем к реконструированной нише Суме. Автор фото: Анна Никольская
Подъем к реконструированной нише Суме. Автор фото: Анна Никольская

После затопления на некотором расстоянии было построено временное святилище, призванное заместить утраченную нишу. Около десяти лет назад появилась возможность воссоздать нишу поблизости от оригинального сооружения. Ниша была реконструирована по старым фотографиям и рисункам, оставленным многочисленными исследователями. История её изучения берёт своё начало в 1717 году, когда её посетили участники красноярской военно-топографической экспедиции, возглавляемой "детьми боярскими" – Андреем Еремеевым и Иваном Нашивошниковым.

9-12.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

Они обнаружили в нише луки со стрелами, зёрна ячменя, полоски синей и чёрной бумаги, расписанные загадочными золотыми и серебряными знаками. Позже выяснилось, что это тибетские молитвы.

Через четыре года у чаа-хольской ниши побывал красноярский казак Дмитрий Шаров. Он донёс воеводе: "...который-де был над дверями один болван сидящий, и тот-де сколот с камени и увезён".

9-8.jpg

Волонтёры РГО у святилища. Фото: Анна Никольская
Волонтёры РГО у святилища. Фото: Анна Никольская

В 1726 году воевода снова отправил в Туву казаков с наказом посетить, подробно описать и зарисовать буддийскую нишу и привезти оттуда письмена. Его поручение выполнили Иван Пойлов и Тонока Строгулин. В 1881 году нишу посетил русский археолог А.В. Андрианов. Ну а в советское время её обследовал и описал профессор Л.Р. Кызласов.

9-15.jpg

Фото: Анна Никольская
Фото: Анна Никольская

Наша поездка подходит к концу. Напоследок мы поднимаемся выше в гору к оваа. Буддизм в Туве синкретически сочетается с языческими верованиями, шаманизмом, потому эти каменные курганы очень часто можно встретить неподалеку от знаковых буддийских мест.

9-20.jpg

Оваа неподалеку от ниши Суме. Фото: Анна Никольская.
Оваа неподалеку от ниши Суме. Фото: Анна Никольская.

Оваа – жертвенный курган, возведённый для почитания места и духов, живущих в тайге, горах, на перевалах, в степи, у родников.

По внешнему оформлению представляет собой каменную груду с торчащими из-под камней сухими ветками, на которые привязываются разноцветные ленты чаламаа, или же пирамиду, сложенную из каменных плит.

9-19.jpg

Спуск от реконструированной ниши. Автор фото: Анна Никольская
Спуск от реконструированной ниши. Автор фото: Анна Никольская

День десятый: ребёнок, которого нет

Утром вскрыли сразу три новых захоронения.

О первом из них рассказывает Мария Никитина, художник экспедиции:

"Здесь захоронен мужчина, воин. У него очень большая могила, почти в два раза шире, чем обычно. Мы даже думали, что, может быть, их две рядом – но версия не подтвердилась.

10-1.jpg

Голова лошади находится за пределами каменного ящика. Фото: Екатерина Ленькова
Голова лошади находится за пределами каменного ящика. Фото: Екатерина Ленькова

Снаружи к каменному ящику приложен лошадиный череп. Здесь во многих захоронениях находятся головы и копыта лошадей: считалось, что конь необходим воину в загробной жизни. Но обычно они находятся внутри каменного ящика, захоронения с головой лошади за его пределами нам до сегодняшнего дня не встречались.

10-2.jpg

На бугорке возле каменного ящика имеются остатки органики. Фото: Анна Никольская
На бугорке возле каменного ящика имеются остатки органики. Фото: Анна Никольская

Ещё похоже, что в могиле имеются остатки китайского лака: значит, возможно, у него была лаковая чашечка или что-то подобное. Кроме того, рядом на бугорке виден пока непонятный слой органики, тлена".

Второе погребение также оказалось нестандартным. В нём снова обнаружена голова лошади – чаще всего это свидетельствует о том, что перед нами мужчина. 

10-3.jpg

Женское захоронение с головой лошади. Фото: Екатерина Ленькова
Женское захоронение с головой лошади. Фото: Екатерина Ленькова

Но в этой могиле оказалась захоронена женщина, всадница: об этом говорит строение скелета и положение рук погребённой.

10-4.jpg

Череп лошади. Фото: Екатерина Ленькова
Череп лошади. Фото: Екатерина Ленькова

Однако больше всего вопросов как у волонтёров, так и у специалистов-археологов оставило третье захоронение. Перед нашим взором предстала детская могила… без самого ребёнка.

10-5.jpg

Детское захоронение без останков. Фото: Екатерина Ленькова
Детское захоронение без останков. Фото: Екатерина Ленькова

Это явно детское погребение, но либо ребёночек оказался такой, что сразу рассыпался, разложился, либо… кто знает, может, жив остался, в конце концов, – считает Мария Никитина.

– Встал и ушёл, – шутит один из археологов.

10-6.jpg

Археологи отмечают места, где были найдены металлические предметы. Фото: Анна Никольская
Археологи отмечают места, где были найдены металлические предметы. Фото: Анна Никольская

При этом в могиле было обнаружено множество пряжек и других погребальных предметов. "Такое количество железа – и никаких костей", – удивляется Мария.  

День одиннадцатый: новые лица

Нашему полку прибыло! Сегодня в лагерь приехали студенты исторического факультета ТувГУ. Им предстоит провести вместе с нами две недели.

11-1.jpg

Студенты ТувГУ за работой. Фото: Анна Никольская
Студенты ТувГУ за работой. Фото: Анна Никольская

Для ребят работа на раскопках – не только возможность оказать добровольческую помощь специалистам ИИМК РАН, но и студенческая практика. Также многие из них прямо здесь сдадут зачёты. Некоторые из молодых историков приезжают сюда уже не первый раз – и всегда готовы приехать ещё.

11-2.jpg

Фото: Анна Никольская
Фото: Анна Никольская

Теперь в лагере повсюду звучит тувинская речь, а словарный запас волонтёров РГО пополняется новыми словами и выражениями: "экии", "четтирдим", "чок" и даже "сенээ ынак мен". 

Попробуйте и сами поприветствовать своих друзей по-тувински!

11-3.jpg

Фото: Анна Никольская
Фото: Анна Никольская

Тувинский разговорник

Экии!  Здравствуйте!

Кайы хире чоруп тур сен?  Как дела?

Четтирдим! Спасибо!

Байырлыг!  До свидания!

Буруулуг болдум  Прости меня

Мен сенээ ынак мен!  Я люблю тебя!

Эки удуур сен  Доброй ночи!

Чем читингир болзун  Приятного аппетита!

Ийе да

Чок нет

Кырган-ачай  дедушка

Кырган-авай  бабушка

Авай  мама

Ачай  папа

Акый  брат

Угбай  сестра

Кыс  девочка

Оол  мальчик

Башкы  учитель, преподаватель

Хун  солнце

Ай луна

День двенадцатый: изучая основы

Приезд тувинских студентов дал старт образовательной программе: сегодня наш отряд прослушал лекцию руководителя экспедиции Марины Евгеньевны Килуновской. За почти полтора часа мы узнали много нового об истории раскопок на могильнике Ала-Тей и наиболее значимых находках прошлых лет.

12-1.jpg

М.Е. Килуновская читает лекцию. Фото: Анна Никольская
М.Е. Килуновская читает лекцию. Фото: Анна Никольская

Рассказывает Марина Килуновская, руководитель экспедиции:

"Огромный интерес представляют захоронения с бронзовыми пряжками, или, как их ещё называют, ажурными пластинами. Они все уникальны: таких бронзовых пряжек во всём мире насчитывается всего несколько десятков. Причём на сегодняшний день коллекция пластин, обнаруженных в Туве, по числу уже почти превышает всё то, что было известно во всех остальных местах распространения хунну.

12-2.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Интересно отметить, что там, где встречаются захоронения хунну, – в Китае, Монголии, Забайкалье, – у погребённых всегда имеются две пряжки на поясе. Одна из них с язычком, а вторая – простая, они застегивались друг на друга. У нас в Туве по-другому, здесь в захоронениях практически всегда одна пряжка: пояс просто одевается на неё и затягивается. Можно предположить, что в большинстве случаев пряжки-пластины этого типа являлись в Туве не пряжками в прямом смысле этого слова, а скорее центральным декоративным элементом поясного набора.

12-3.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

На пряжках обычно изображены животные. А из пряжек с изображениями животных самые распространённые – это пластины с быками и яками. Таких у нас ранее было найдено восемь, и сейчас совсем недавно обнаружили ещё одну – всего девять. И во всём мире известно ещё около десяти.

Достаточно часто имеется изображение агрессивных сцен – укусов, борьбы. Что, вероятно, некоторым образом отражает общую социальную ситуацию того времени.

На этой пряжке, например, изображены две лошади, которые кусают друг друга, их борьба. Одна кусает другую за ногу, а вторая – за спину.

Ещё одна находка данного типа – это прямоугольная пряжка со сценой борьбы двух тигров и дракона из разрушенного погребения на могильнике Терезин.

12-4.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Также были найдены пряжки с верблюдами, грифонами, драконами. Встречаются изображения архаров – горных козлов, у которых рога соприкасаются между собой. В этом году мы как раз нашли две такие маленькие пряжки, которые, по-видимому, использовались для украшения обуви.

Имеется серия пряжек с геометрическими рисунками. На самых концах линий геометрического узора изображены головы лошадей либо змей. За пределами Тувы большое количество таких пряжек было также найдено в Минусинской котловине: в основном это случайные находки, хотя есть и экземпляры из раскопанных погребений.

12-5.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Интересно, что пряжки сделаны из очень тонкого слоя бронзы, так что если их носить долго, то они могут сломаться, погнуться. Потому для них достаточно часто делали деревянную подкладку – основу, представлявшую собой небольшую дощечку с бортиками, размером чуть больше самой пряжки.  В дощечке делалось углубление, после чего бронзовая пряжка помещалась в эту основу и закреплялась в ней ремешками или нитками через сквозные отверстия. Иногда встречаются сломанные ещё при жизни пряжки – для них тоже делали деревянную подложку.

12-7.jpg

Источник изображения: "Археологические вести №24". Спб, 2018.
Источник изображения: "Археологические вести №24". Спб, 2018.

Причём дерево бралось не любое – подходили только породы дорогого дерева. Например, вишнёвого: скорее всего, оно поставлялось из Китая. В то время, можно сказать, была мода на все китайское. И вообще, считается, что хунну были побеждены не китайским оружием, не войнами, а именно тем, что приняли китайский образ жизни.

Сам же пояс изготавливался из кожи. Он мог быть как широким, так и совсем тоненьким ремешочком. Помимо крупных пряжек он украшался различными бляшками – они надевались на пояс по кругу.

Стандартным украшением поясов на Ала-Тее 1 и Терезине являются небольшие прямоугольные шестилучевые бляшки размером около 2,5 × 4 см. Их насчитывается уже несколько десятков. На хорошо сохранившихся богатых поясах они располагались сбоку и сзади. Также встречаются изображения быков анфас, и ещё одна разновидность такого типа украшений – это сферические бляшки.

Большое открытие позапрошлого года – пряжки из сибирского гагата, очень плотного сорта каменного угля. На территории Тувы такие изделия ранее были неизвестны. На могильниках Ала-Тей 1 и Терезин они были найдены в нескольких женских погребениях в качестве украшений пояса. Анализ показал, что этот гагат был добыт в пределах Иркутского угольного бассейна.

12-8.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Данная пряжка – очень крупная, около 19 см длиной и 10 см шириной. На её узких сторонах имеются отверстия: с одной стороны есть два круглых отверстия для крепления к поясу, с другой стороны – одно, овальной формы, возможно, для застегивания. Причём эту пряжку действительно носили, потому что на ней есть следы использования.

12-9.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Другая крайне интересная находка была сделана на могильнике Ала-Тей. В одном из захоронений находилась очень пожилая женщина, по определению антропологов ей было 70–80 лет. В её могиле находились нога косули и два сосуда: простой керамический сосуд и великолепно сделанный сосуд в традициях эпохи Хань. Одежда дамы была расшита бисером с большим количеством бус, также имелся очень богатый пояс со множеством бляшек и пряжкой из сибирского гагата.

На этой пряжке был вырезан рисунок, чем-то напоминающий рисунки петроглифов, которые мы видим на скалах: два идущих козлика, все утыканные стрелами, справа видны очертания лука. К фигуре одного из козлов сверху вписано изображение лошади с вывернутым крупом – такие изображения встречаются в скифской культуре и пазырыкской культуре на Алтае. Это указывает на преемственную связь хунну с теми племенами, которые здесь жили в скифское время.

12-10.jpg

Фото предоставлено ИИМК РАН
Фото предоставлено ИИМК РАН

Все эти пряжки и бляшки, которые украшают пояс, очень часто инкрустировались полудрагоценными камнями. Здесь у нас встречается перламутр, сердолик, кораллы, раковины – видимо, тоже из Китая с Жёлтого моря, – нефрит и некоторые его аналоги. При этом в Туве нефрита как такового нет, и для инкрустации используется, по видимости, также привозной".

День тринадцатый: девушка из дальних краёв

Сегодня было вскрыто новое женское захоронение.

13-1.jpg

Внутри захоронения видны два сосуда. Фото: Анна Никольская
Внутри захоронения видны два сосуда. Фото: Анна Никольская

– Девушка-то, похоже, привозная, – комментирует антрополог Анатолий Семёнов. – Ярко выраженный монголоидный тип: круглые глазницы, линия скул – сдавленная широкая. Ещё и с двумя пряжками: по две пряжки на поясе носят возле границы с Китаем. 

13-2.jpg

На поясе были обнаружены две пряжки. Фото: Анна Никольская
На поясе были обнаружены две пряжки. Фото: Анна Никольская

В погребении имеются два сосуда: баночного типа у изголовья и вазообразный – в ногах.

Рассказывает Марина Килуновская, руководитель экспедиции:

"Обычно в могиле обязательно стоит каменный сосуд – один, иногда два. Как правило, они расположены в могиле возле головы погребённого. Редкие исключения могли быть связаны, вероятно, с отсутствием места в могиле возле головы, особенно в некоторых очень узких каменных ящиках или гробах – тогда сосуд ставился на другое свободное место, обычно возле пояса или таза погребённого.

13-41.jpg

Баночные сосуды. Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018.
Баночные сосуды. Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018.

Первый, баночный сосуд всегда местного производства: красноглиняный, тёмного обжига, иногда со следами лощения. Баночные сосуды представлены разными формами – открытые и закрытые банки с плоским или выделенным дном, а также сосуды на поддонах и с налепными ушками.

А второй сосуд обычно "импортный", изготовленный в иной традиции. Причём интересно, что обычно они сделаны по китайской традиции эпохи Хань: это сосуды вазовидной формы, с узким горлом и сильно отогнутым венчиком. В отличие от сосудов баночной формы они изготовлены при помощи подобия гончарного круга, так называемой поворотной подставки – на дне сосуда от неё оставался квадратный штамп.

13-4.jpg

Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018
Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018

Но также мы находим и вазовидные сосуды, сделанные не в традиции Хань, а в скифской традиции. В этом году мы обнаружили уже два таких объекта – это опять-таки говорит о том, что хуннская культура была в определённой степени преемственна скифской.

13-5.jpg

Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018
Источник изображения: «Археологические вести №24». Спб, 2018

Например, мы уже говорили ранее о женщине, у которой был скифский сосуд со знаком "Н". Потом мы этот знак нашли ещё на другой каменной пряжке. Вообще, в некоторых захоронениях хунну находят и другие подобные знаки, которые, вероятно, свидетельствуют о том, что здесь имелись какие-то зачатки письменности".

День четырнадцатый: вопросы антропологии

Утром раскопки, как и положено, продолжились. А после смены волонтёров РГО и студентов ТувГУ ждала лекция сотрудника экспедиции, антрополога Анатолия Семёнова. Рассказ был посвящён как общим вопросам науки о человеке, так и наиболее интересным находкам и открытиям, сделанным на территории Тувы.

14-1.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

Рассказывает Анатолий Семёнов, антрополог:

"В месте, где мы сейчас работаем, – на Ала-Тее, имеются захоронения людей с разным типом внешности. Есть ярко выраженные монголоидные варианты, возможно, даже похожие на современных монголов и тувинцев.

Есть люди, останки которых если положить в скифский сруб – то никто и не подумает, что это не скиф. Так, например, у нас здесь есть два очень разных черепа – и левый из них укладывается в рамки того, что мы имеем на могильниках скифского времени: выдающийся вперед подбородок, высокий лоб, орлиный профиль – всё то, что характерно для кавкасионского антропологического типа.

14-31.jpg

Правый череп имеет внешние признаки, характерные для неандертальца. Фото предоставлено участниками экспедиции
Правый череп имеет внешние признаки, характерные для неандертальца. Фото предоставлено участниками экспедиции

А есть, например, такие вот удивительные индивиды: который по внешним признакам вполне укладывается в неандертальские варианты – но при этом обнаружен здесь же, на могильнике Ала-Тей. В данном случае мы наблюдаем какое-то странное смешение: опять же, достаточно высокий подбородок, прогнатные челюсти, вроде бы достаточно узкий и с горбинкой нос (хотя у него явно нос был ломаный – потому что он асимметричный и смещенный на сторону). Но такой надбровный валик и такой покатый лоб чуть ли не с сагиттальным гребнем посредине лба… и это вряд ли было следствием какой-то патологии.

При этом следует понимать, что люди современного типа – очень-очень разные. Их почти 7 миллиардов, и если померить всех, то не исключено, что выявятся ещё более "неандерталоидные" типажи. Такого рода исследованиями занимается краниометрия: в её рамках изучаются сотни самых разных параметров, начиная от ширины переносицы, ширины скул и вплоть до расстояния от затылочной кости до кончика носа".

14-3.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

Ну а самый конец дня оказался посвящён прогулке по окрестностям.

 

День пятнадцатый: "экватор"

И вот уже последний трудовой день недели – а работа всё не утихает!

15-1.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

Между тем мы почти и не заметили, как с момента нашего приезда прошло уже полмесяца. Вечером в лагере состоялся торжественный ужин, обозначивший "экватор" экспедиции. Всем предложили попробовать тувинские национальные блюда, а студенты ТувГУ к мероприятию даже самостоятельно разделали и приготовили барана.

15-2.jpg

Фото: Екатерина Ленькова
Фото: Екатерина Ленькова

На ужин в лагерь прибыл председатель администрации Чаа-Хольского кожууна Республики Тыва Радж Кызыл-оолович Баз-оол.

Его визит обусловлен тем, что лагерь экспедиции расположен неподалеку от села Чаа-Холь.

15-6.jpg

Вручение благодарности. Фото: Екатерина Ленькова
Вручение благодарности. Фото: Екатерина Ленькова

Чаа-Холь (тув. Чаа-Хөл) – административный центр Чаа-Хольского кожууна Республики Тыва. По данным на 2018 год, в селе проживает 3355 человек. 

Поселение появилось в 1887 году под названием Джакуль и долгое время – до возникновения Белоцарска – являлось важнейшим торговым центром Урянхайского края. 

В 1941–1961 годах Чаа-Холь был центром Чаа-Хольского кожууна. В ходе наполнения Саяно-Шушенского водохранилища Чаа-Холь попал в зону затопления и был перенесён на новое место. В 1992 году село вновь стало центром кожууна.

15-4.jpg

Теленок и пес на фоне Чаа-Хольского кожуунного Дома культуры. Фото: Анна Никольская
Теленок и пес на фоне Чаа-Хольского кожуунного Дома культуры. Фото: Анна Никольская

Радж Кызыл-оолович поприветствовал участников экспедиции, пожелал продуктивной работы и пригласил всех присутствующих посетить достопримечательности кожууна. В свою очередь, Марина Евгеньевна Килуновская от имени ИИМК РАН вручила главе Чаа-Хольского кожууна благодарность за активное содействие в организации и обеспечении экспедиции. 

15-7.jpg

Фото: Анна Никольская
Фото: Анна Никольская

Наконец, день завершился. Мы с нетерпением ждём наступления утра, ведь нас ждёт ещё одна увлекательная поездка к достопримечательностям Тувы – о которой вы обязательно узнаете из следующей части дневника. Продолжение следует.

Автор текста – медиаволонтёр РГО Анна Никольская

Про место раскопок и экспедицию прошлого года мы подробно писали ранее.